+0.52%
81.38
-0.05%
65.7625
-0.07%
77.3615
-0.01%
1.1765
-0.06%
1200.54

Найти 8 триллионов: где власти возьмут деньги на новый указ Путина

9 мая, 00:50
129
Новый майский указ обойдется минимум в 8 трлн руб., заявили Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Эти расходы могут быть обеспечены за счет ускорения экономики. Это возможно и за счет нефтяных денег и роста налогов, отмечают эксперты
Владимир Путин
(Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости)
Кремль и правительство раскрыли цену своей будущей экономической программы: новый майский указ обойдется бюджету в дополнительные 8 трлн руб. за шесть лет, рассказали премьер-министр Дмитрий Медведев и президент Владимир Путин в Госдуме во вторник, 8 мая, в ходе утверждения Медведева на свой пост. Оценка в ходе обсуждений даже сократилась, поделился с депутатами Путин — изначально шла речь о 10 трлн руб. «Я вам приоткрою карты — до позавчерашнего дня еще спорили. Поэтому все посчитали, мы оптимизировали эту цифру до 8 трлн. Считаем, что 8 трлн дополнительных расходов будет достаточно», — заверил глава государства. Пока это «минимальный уровень», считает Медведев.
В целом, по «сугубо предварительным» расчетам, объем расходов для реализации всех задач, сформулированных в указе, составит 25 трлн руб., уточнил Медведев. В указ включены существующие приоритетные проекты — от здравоохранения и образования до экспорта и производительности труда, поэтому основная часть финансовых потребностей уже учтена. А 8 трлн руб. понадобятся для собственно новых направлений и новых задач.
Вопрос в том, как обеспечить это финансирование. Во-первых, власти рассчитывают на ускоренный рост ВВП. «От роста объема экономики будут дополнительные доходы», — рассказал Путин. Второй пункт — «внимательно посмотреть» на макроэкономическую политику и налоговую систему. «Есть и так называемые общие системные меры. Сейчас не буду их перечислять, они вроде бы мелкие, но по каждой из них надеемся получить по 300–400 млрд руб. В целом 1,2 трлн руб.», — добавил Путин. Все это «не просто болтовня и слова, мы все считали», заверил президент, а правительство должно выстроить системную работу по обеспечению этого финансирования.
Перечень опций, по сути, уже существует. Он ограничен: это наращивание ненефтегазовых доходов, «донастройка» налогов и рост их собираемости, перераспределение внутри бюджета, использование средств Фонда национального благосостояния, а также наращивание долга, перечисляет главный экономист банка ING по России и СНГ Дмитрий Полевой. Одна конкретная мера вряд ли сможет значительно увеличить доходы, отмечает завкафедрой госрегулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимир Климанов. Скорее всего, правительство будет действовать комплексно: увеличит налоговую нагрузку, изменит бюджетное правило и проведет «бюджетный маневр». РБК направил запросы в Минфин и Минэкономразвития, но во вторник вечером не получил ответа.
150 задач
Новый указ насчитывает около 150 целей и задач (против 190 в старых майских указах 2012 года), подсчитали аналитики Nordea Bank. Номинально сдвиг приоритетов налицо, отмечают экономисты банка Татьяна Евдокимова и Денис Давыдов: 44% поставленных задач приходятся на области инфраструктуры, образования и здравоохранения, тогда как в 2012 году большинство поручений касались госуправления, армии и ОПК, социальной политики. «Последние две сферы [военная и социальная], которые обычно требуют высоких затрат при низкой отдаче для экономического роста, на этот раз получили намного меньше внимания, что мы расцениваем как позитивное изменение», — написали они в обзоре 8 мая.
Ускорение экономики
Увеличение ВВП на душу населения в 1,5 раза к середине 2020-х годов — одна из главных задач мартовского президентского послания. Чтобы достичь этого, экономика должна расти на 6% в год, оценивал председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин (ЦСР готовил стратегию для президента, предложения из нее вошли в основу нового указа). По данным Росстата, подушевой ВВП в 2017 году составил $25,53 тыс. по паритету покупательной способности, и рост этого показателя в полтора раза к концу 2024 года действительно потребует среднегодового роста на уровне 6%. Для сравнения, в прошлом году экономика выросла на 1,5%, в ближайшие три года (как ожидает Минэкономразвития) будет расти максимум на 3,1% даже при реализации реформ. Что касается более долгосрочных ожиданий, то, например, консенсус-прогноз Высшей школы экономики (ВШЭ) предусматривает темпы ниже 2% вплоть до 2024 года.
Предполагается, что экономика будет расти темпами выше среднемировых, то есть на 3,5–4% ВВП в год, размышляет Климанов (такую задачу поставил Путин). Но сам по себе рост на 4% не принесет дополнительные 8 трлн руб. «Сейчас в доходной части бюджета порядка 16 трлн руб. Чтобы за шесть лет получить дополнительно 8 трлн руб., нужен рост доходов бюджета на 1,2 трлн руб. ежегодно. А рост экономики на 4% ВВП в год не может дать такого эффекта», — уверен Климанов.
Больше нефтяных денег
Много это или мало, 8 трлн руб., дают понять существующие долгосрочные бюджетные проектировки Минфина. Общая сумма расходов федерального бюджета на 2019–2024 годы составит 112 трлн руб., следует из долгосрочного бюджетного прогноза Минфина, поданного минувшей осенью в Госдуму, и если добавить к этому еще 8 трлн руб., расходный план вырастет на 7%.
При этом финансировать рост расходов можно лишь за счет ненефтегазовых поступлений — согласно действующему бюджетному правилу, все доходы от нефти дороже $40 идут в резервы. Пока решения о смягчении бюджетного правила нет. На такой мере настаивает Кудрин — он предлагает повысить цену отсечения до $45: тогда больше денег пойдет на текущие расходы и меньше — в сбережения.
Алексей Кудрин и Антон Силуанов
(Фото: Михаил Терещенко / ТАСС)
Однако главный сторонник сохранения текущей формулы бюджетного правила — министр финансов Антон Силуанов — в новом правительстве получит повышение и станет первым вице-премьером, рассказал в начале недели Медведев. Силуанов неоднократно говорил, что реформы нужно осуществлять не за счет наращивания расходов, а через повышение их эффективности.
Когда цена на нефть растет, появляется оптимизм в плане решения текущих задач, указывает Климанов. В текущей ситуации смягчение бюджетного правила будет целесообразно, предполагает он. По мнению эксперта, Антон Силуанов, который будет курировать весь экономический блок, может смягчить свою позицию по цене отсечения. По состоянию на вечер 8 мая международные цены на нефть составляли около $75 за баррель.
Возможно, назначение Силуанова на место экономического вице-премьера заставит его шире смотреть на ситуацию и все-таки смягчить бюджетное правило, предполагает и экономист Центра развития ВШЭ Андрей Чернявский: жесткая фискальная политика негативно влияет на экономический рост. «За первый квартал 2018 года Минфин направил на закупку валюты около 750 млрд руб. Если такой темп сохранится, то в течение года на валютный рынок будет направлено порядка 3 трлн руб. (соответствующая сумма в валюте идет в резервы. — РБК). Это очень жесткая конструкция, а сейчас можно обсуждать вопрос о смягчении бюджетного правила, хотя бы в части повышения цены отсечения до $45. Это развяжет руки и даст возможность тратить больше», — подчеркивает Чернявский.
Рост налогов
Правительство в последние шесть лет не меняло налоговую систему, напомнил Путин. Окончательных решений по налогам власти пока не объявляли. В последние два года обсуждались несколько мер: налоговый маневр (снижение страховых взносов с 30 до 22% при одновременном росте НДС с 18 до 22%, на чем, в частности, настаивал Силуанов), введение налога с продаж, увеличение НДФЛ с 13 до 15%. Медведев во вторник заявил, впрочем, что рост подоходного налога правительство не поддержит, как и не будет вводить прогрессивную шкалу.
Избыточная налоговая нагрузка ведет к замедлению экономики, предупреждал Кудрин и другие эксперты ЦСР. Минфин добился значительных успехов в собираемости налогов, но этот резерв доходов уже исчерпан, отмечает Чернявский. «Нельзя предсказать, какой фискальный эффект даст введение новых налогов, например инициатива по самозанятым (Минфин предлагает для них налог в размере 3% при оказании услуг физлицам и 6% — при работе с юрлицами. — РБК). Работающие в неформальном секторе тоже участвуют в пополнении бюджета через косвенные налоги. И если в результате увеличения налогообложения сократится платежеспособный спрос, сократятся поступления и по НДС, и по акцизам», — считает экономист.
Разумные шаги по увеличению НДФЛ могли бы помочь наполнить региональные бюджеты, но речь не идет о триллионах рублей, говорит Чернявский. В новом майском указе нет детализации о том, через какие бюджеты — федеральный или региональные — и в каком соотношении, должны наращиваться расходы. Прошлые майские указы привели к масштабным негативным последствиям для бюджетов регионов (особенно в совокупности с введением санкций и падением цен на нефть).
Еще один маневр
Реализован может быть бюджетный маневр от ЦСР, прогнозирует Климанов — перераспределение расходов от обороны, силовиков и чиновников в пользу образования (с 3,5 до 4,4% ВВП), здравоохранения (с 3,1 до 4% ВВП) и инфраструктуры (с 2,5 до 3% ВВП). Среди национальных приоритетов, опубликованных в майском указе, не стоит идея наращивания оборонного потенциала, обращает внимание эксперт. Из этого можно сделать вывод, что бюджетный маневр в каком-то виде выполнят, но сам по себе она вряд ли позволит получить значительные средства, говорит Климанов: в прошлом году бюджет на национальную оборону составлял порядка 3 трлн руб., потенциал перераспределения невелик.
Фото: Руслан Шамуков / ТАСС
Перераспределение не даст быстрого эффекта, считает Чернявский. «Эффект может проявляться в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Я считаю, что такое перераспределение столкнется с сопротивлением со стороны оборонного сектора. И хорошо бы, чтобы на оборону не стали забирать больше денег, ведь маневр может состояться и со знаком минус», — предупреждает эксперт.
Госдолг и пенсии
Низкий уровень госдолга в России позволяет в принципе увеличивать бюджетный дефицит. Правительственный долг по итогам 2017 года составил менее 14% ВВП — «заметно ниже, чем у стран с аналогичным кредитным рейтингом», отмечало агентство Moody’s 18 апреля. При этом на внешний долг правительства, по данным Минфина России, пришлось всего лишь 3,1% ВВП.
Наконец, фактором высвобождения финансовых ресурсов для целей нового майского указа может стать повышение пенсионного возраста. «Правительство свои предложения подготовит в самой короткой перспективе и внесет в Государственную думу», — сказал Медведев 8 мая. Эта мера обсуждается уже несколько лет — она прописана в программе ЦСР и предусматривает повышение возраста выхода на пенсию к 2034 году до 63 лет у женщин и 65 лет у мужчин.
В текущих условиях рост экономики упирается в институциональные ограничения и плохие отношения с Западом, констатирует Чернявский. «У нас ограничен набор инструментов, потому что возможности заемного финансирования сейчас крайне ограничены и связаны с улучшением отношений с Западом, даже внутренние заимствования в определенной степени зависят от санкционного режима», — указывает Чернявский. Помимо структурных изменений и смягчения бюджетного правила дополнительные доходы могло бы принести наращивание несырьевого экспорта.
Насколько цифра в 8 трлн руб. реально отражает потребность в финансировании — неизвестно, рассуждает Полевой из ING. Речь пока идет о целеполагании, а конкретика станет понятна после 1 октября — к этому сроку, согласно указу Путина, власти должны подготовить конкретику по программам и их финансированию, отмечает аналитик.
Наверх