-2.59%
60.22
+0.63%
66.7604
+0.09%
75.4570
-0.54%
1.1303
+0.18%
1226.03

Не время для экспорта: почему Россия не продает

28 июня, 11:50
120
Премьер Дмитрий Медведев провел совещание с членами кабинета по теме участия России «в системе международной торговли». Медведев напомнил, что, вступая во Всемирную торговую организацию в 2012 году, Россия взяла на себя определённые обязательства и с тех пор «продвигает их в жизнь», контролирует исполнение этих обязательств.
По его словам, правительство заинтересовано в поддержке на международной арене, прежде всего, «производственных компаний, которые уже экспортируют или планируют экспортировать свою продукцию на внешние рынки». То есть речь идет о поддержке несырьевого экспорта российских товаров с высокой добавленной стоимостью и услуг, в частности, в сфере образования и медицины.
Премьера печалит, что в отношении России введется торговая война, «в одностороннем порядке вводятся ограничительные или запретительные пошлины, используются другие протекционистские меры». Он предложил Минэкономразвития подготовить ответные экономические меры в отношении ЕС и США на 2019 год.
Напомним, что ранее был принят закон о контрсанкциях, который позволяет вводить ограничительные меры против товаров и компаний из недружественных стран. С 2014 года, в ответ на санкции Запада, в России действует продовольственное эмбарго. Оно продлевается каждый год.
Кроме простимулированного эмбарго импортозамещения, власти предпринимают усилия по господдержке экспорта. Но пока делают это не слишком эффективно.
Национальная система поддержки экспорта, по сути, и не создана. К такому выводу пришла Счетная палата, проанализировав действующий механизм поддержки внешнеэкономической деятельности за период 2015-2017 годов и начало 2018 года.
«На федеральном уровне у органов исполнительной власти отсутствует четкое и системное понимание того, как реализуемые механизмы поддержки экспорта в совокупности повлияют на выход российской продукции на международные рынки», — говорил аудитор Александр Жданьков.
Показатели госпрограмм и приоритетных проектов, в рамках которых реализуются мероприятия по поддержке экспорта, «не увязаны между собой и не сопоставимы с показателями ключевых стратегических документов в сфере внешнеэкономической деятельности». Например, показатель прироста несырьевых товаров госпрограммы на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов завышен в 4-5 раз.
Как отметил аудитор, в поддержку экспортеров вовлечены многие органы госвласти и организации, при этом их усилия зачастую дублируются, а необходимая координация их деятельности отсутствует.
«Показатели приоритетных проектов установлены в основном для РЭЦ и не учитывают усилия других органов власти и организаций, в том числе в регионах. В ряде случаев показатели изначально занижены, что приводит к их перевыполнению», — констатировал Александр Жданьков, добавляя, что «все плановые документы нуждаются в ревизии и переосмыслении, в том числе на предмет достижения поставленных президентом задач».
Даже само понятие «несырьевой экспорт» и «несырьевой неэнергетический экспорт» и соответствующие перечни товаров нормативно не закреплены, отмечают в СП. А это создает почву для манипуляций с отчетностью.
Нуждается в доработке и статистический инструментарий оценки экспорта, особенно в части экспорта малых и средних предприятий. Стоимостные объемы экспорта в 2017 годы составили $357,1 млрд, превысив показатель 2015 года всего на 4%.
Несырьевой неэнергетический экспорт за два года увеличился на 13,6%, однако его структура не оптимальна. Так, продукция машиностроения занимает в нем всего лишь четверть, металлопродукция — 27%, химическая продукция — 18%, продовольствие — 14%. При этом почти половина осуществлена организациями восьми регионов (Москва, Санкт-Петербург, Свердловская, Московская, Ростовская, Челябинская, Липецкая области, Красноярский край).
Кроме того, господдержка ориентирована в основном на крупный бизнес, аффилированный с властью.
«Мы видим, — подчеркнул Жданьков, — что одни и те же компании охотно претендуют на бюджетные средства и получают поддержку сразу и в Минпромторге, и в РЭЦ, Внешэкономбанке, ЭКСАРе. Эти меры, безусловно, стимулируют их получателей, но не всегда гарантируют осуществление экспорта, в том числе его увеличение в последующем, так как являются компенсационными».
Между тем в майском указе президента о целях национального развития поставлена задача довести долю малого и среднего предпринимательства в общем объеме несырьевого экспорта не менее чем до 10%.
Кроме того, в указе отмечается, что правительство должно разработать к национальную программу в сфере развития международной кооперации и экспорта. Целевые ориентиры поставлены такие: достижение объема экспорта (в стоимостном выражении) несырьевых неэнергетических товаров в $250 млрд год, в том числе продукции машиностроения — $50 млрд, продукции агропромышленного комплекса — $45 млрд, услуг — $100 млрд.
Владимир Брутер, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований, считает, что для сейчас едва ли не самые сложные времена для наращивания экспорта. Россия слишком оптимистично смотрит на эту проблему.
Напомним, что в отношении ряда росийских секторов и компаний действуют санкции. Под последний раунд их ужесточения попали, в частности, «Русал» Олега Дерипаски и «Ренова» Виктора Вексельберга. Крайне негативное влияние на всю глобальную торговлю оказывают тарифные войны, развязанные президентом США Дональдом Трампом. Россия, так же как Китай, ЕС, Канада и др., готовит ответные меры на введенные им пошлины на сталь и алюминий.
«Нам не хватает рынков, а не только господдержки. Нам не хватает технологий, умения торговать на новых рынках, наличия средств, чтобы продвигать товары на новых рынках», — говорит Брутер.
Эксперт считает, что Россия не очень хорошо в последнее время училась создавать экспортно ориентированные сектора экономики, а в Советском Союзе этого не было вообще.
Чтобы наращивать экспорт быстрыми темпами, продукция должна быть современной, конкурентной по качеству и цене, отмечают эксперты «Центра развития» ВШЭ. А для этого, по их мнению, в первую очередь нужны инвестиции в основные средства, импорт современного оборудования, благоприятная внешняя конъюнктура. Ни одно из этих условий в полной мере пока не реализовано.
Наверх