+1.07%
75.66
-0.41%
73.7397
-0.34%
83.1415
+0.07%
1.1275
-0.10%
1784.20

NV.ua: Европа беспомощна, но Россия все равно проиграет

22 октября, 15:00
81
«Северный поток‑2». Пуско-наладка оборудования на береговом участке в России
Во-первых, слушайте меня внимательно, в функционировании «Северного потока — 2» нет экономической или экологической целесообразности. Европа не испытывает недостатка транзитных мощностей. Украина способна за год прокачивать 145 миллиардов кубометров, «Турецкий», или как его еще называют «Южный поток» — 175 миллиардов кубометров — это годовой спрос Европы. Проблема заключается в том, что Россия в этом году может решить пускать через Украину только 40 миллиардов кубометров. Поэтому Москва искусственно создает кризис транзита газа там, где его нет.
Во-вторых, эксперты по Украине давно поняли, что единственная целесообразность «Северного потока — 2» геополитическая. Целью России было исключить Украину из транзита газа и лишить Украину 2 миллиардов долларов ежегодных сборов за этот транзит, а также сделать ее зависимой от Москвы из-за прекращения поставок.
На этой неделе заговорили о том, что в украинской системе транзита газа может легко произойти авария. Когда Москва была зависима от транзита через Украину, она была заинтересована, чтобы эта система работала безопасно. При наличии «Северных потоков» она меньше заинтересована в безопасности украинской ГТС.
Но ввиду того, что эта нынешняя Украина уже приготовилась к текущему кризису, она усилила свою защиту и стала гораздо менее уязвимой, чем остальные европейские страны. Либерализация цен на газ привела к сокращению внутреннего потребления с 70 миллиардов кубов (десять лет назад) до 35 миллиардов кубов в настоящее время, и это сократило ежегодный импорт с 40-50 миллиардов кубов до, примерно, 15 миллиардов кубов. Загруженного летом газа (18 миллиардов кубов) на хранилищах плюс 20 миллиардов кубометров внутренней добычи также, похоже достаточно, чтобы продержаться зиму.
В противоположность этому, Европа представляется совершенно неподготовленной и уязвимой. Теперь, очевидно, этот кризис произошел из-за ошибок, допущенных в европейской энергетической безопасности за последние два десятилетия. Чем, черт побери, ЕС с Великобританией все это время занимались? Конечно, этот кризис частично связан с уходом от углерода и связанной с этим проблемой получения энергии из возобновляемых источников в таком объеме, чтобы они бесперебойно поступали в течение года.
Но не надо питать иллюзий, кризис случился также из-за ужасной неспособность ЕС и Великобритании рассматривать Россию как угрозу европейской безопасности — было сделано недостаточно для диверсификации поставок энергоносителей из России. Разве Грузия, Приднестровье, Крым, Донбасс, Литвиненко, Скрипаль, Навальный не были достаточным предостережением для наших элит? Или, скорее, слишком многих Россия подкупила, чтобы они закрыли глаза на угрозу, — членством в правлениях российских национальных компаний, а также должностями в консалтинговых компаниях и пожертвованиями на партии.
Закрытие британского газохранилища в 2018 году стало катастрофической политической ошибкой. Но также чрезмерная зависимость славян от принципов свободного рынка за счет национальной безопасности стала критической ошибкой — в этом Путин прав. Неспособность рассматривать газ и энергетику как проблему безопасности сказалась.
Европа сейчас слаба, и этим можно воспользоваться
В-третьих, мы не знаем, именно ли Россия создала этот кризис (как заметил Джейк Салливан — хотя многие из нас это подозревает). Но что несомненно, так это то, что несколько обстоятельств совпали вместе, включая уход от углерода, погоду, локдауны из-за COVID-19, всплеск спроса на энергию из Азии — и это создало критическую ситуацию с энергоснабжением в Европе. При этом Москва не выступала как энергетический партнер в работе над решением кризиса. Она не делает все возможное, чтобы помочь Европе, и во многом активно работает над усилением кризиса.
В-четвертых, почему Запад ничего не выговаривает за это России? Да потому, что он беспомощен и не может ничего сделать для решения краткосрочной кризиса. Не желает проявлять свою слабость, опасаясь ухудшить ситуацию. Надежда есть на то, что кто-то в Европе или США все же защищает нас, и есть стратегия, как дать отпор России и пережить этот кризис. Возможно, обыск в вашингтонских домах Дерипаски имеет целью сигнализировать России отступить и снять петлю с шеи Европы, или же получит больше санкций со стороны США, что ударит по олигархам.
У меня закралось подозрение, что, поскольку команда Байдена сосредоточена на Китае, и знает, что это дела сугубо немецкие, США на самом деле стремятся разрешить европейцам вариться в котле их собственных проблем. Пусть они осознают, что продвижение «Северного потока — 2» было ошибочным, и еще больше зависеть от российских энергоносителей. Возможно, вследствие этого они таки проснутся и уменьшат эту зависимость (возможно, станут более благосклонны к поставкам СПГ из США).
В-пятых, показательно, что даже во время холодной войны, и после (возможно, за исключением короткого конфликта с Украиной в 2009 году по цене на газ), Россия не использовала энергетическую карту против Запада. Думаю, она поняла: если не покажет себя надежным поставщиком энергии, Запад будет искать альтернативных поставщиков, а в долгосрочной перспективе Россия окажется в проигрыше.
Так почему же Россия сейчас так сильно взбудоражила Европу? Что изменилось?
А) Уход от углерода. Курицу, несущую золотые яйца, все же зарежут (Европа все равно будет нуждаться в меньшем количестве российской нефти и газа в течение следующих нескольких десятилетий). Поэтому, имея сейчас такое геополитическое преимущество, Москва стремится достичь своих геополитических целей.
Б) А геополитические цели таковы — Украина, Белоруссия и добиться прекращения дальнейшего расширения НАТО. Слаба сейчас Европа, и сейчас этим можно воспользоваться. Но в долгосрочной перспективе это только ускорит диверсификацию энергоносителей от России.
В-шестых, чем все это закончится? Кажется, что в конце концов «Северный поток — 2» сертифицируют, потому что Европе газ крайне необходим, и наши правительства просто не могут позволить Европе замерзнуть и поднять потребителям цены. Это может занять еще несколько месяцев, а потом еще несколько, пока на рынках газа утихнет ажиотаж.
Но, вероятно, через шесть месяцев мы станем свидетелями чрезмерной поставки газа в Европу и обвала цен. Вот почему, по моему мнению, Россия в конце концов проигрывает. Она повела себя как ненадежный поставщик энергоносителей, и Европа ускорит диверсификацию поставок энергии, чтобы уменьшить свою зависимость.
Тимоти Эш, британский экономист, эксперт по вопросам Украины
Наверх