-11.36%
72.91
+1.23%
75.6100
-0.03%
85.5830
-0.03%
1.1319
+0.17%
1791.40

Postimees: Европа, пора начинать экономить на всем

15 ноября, 07:10
75
Монумент Крест Свободы в Таллине
Пора начинать экономить на всем
Вины «Газпрома» в энергокризисе не вижу
Усилителем кризиса стала зеленая политика
Потребитель расплачивается за политические пошлины
Важный рычаг — НСО на энергоносители
Как пережить зиму и рост цен? Чем обернется для Эстонии энергокризис на рынке ЕС? На что рассчитывать потребителям?
Тему прокомментировал в прямом эфире известный предприниматель, крупный собственник Alexela Group Хейти Хяэль.
Выдержки из беседы:
— Как же пережить зиму и рост цен? Многим потребителям уже не до шуток…
— К сожалению, мне придется согласиться с утверждениями о том, что предстоящая зима будет непростой в смысле затрат. Как пережить этот период? Нужно начинать экономить везде, где можно.
— Затягивать пояса? Менять потребительские привычки?
— Если бы все вокруг снизили комнатную температуру хотя бы на один градус, то это оказало бы большое влияние на итоговый расход энергоносителей. Уменьшение спроса всегда влечет за собой снижение цен.
Postimees: Оправданы ли такие цены на энергоносители? Не завышены ли они?
Хейти Хяэль: Тут надо посмотреть с разных сторон, завышены они или нет. Если смотреть с точки зрения реальных затрат стран-поставщиков энергоносителей, то да, они сегодня зарабатывают невероятно большие прибыли. Однако мировая цена на энергоносители всегда образуется с двух сторон. Это зависит от спроса и предложения. Если спрос превышает предложение, то неминуем рост цен.
- Сколько это продолжится?
— Я по образованию всего лишь инженер-сантехник, поэтому мне сложно дать четкий ответ на такой вопрос. Очевидно лишь то, что до весны ничего не изменится в лучшую сторону. Затем потребление энергии сократится и приведет к снижению цен.
- Кто виноват в кризисе?
— Фамилий не назову. Думаю, что это стечение обстоятельств. В начале пандемии весной 2020 года во многих странах закрылось промышленное производство, и теперь, когда вакцинация во всем мире достигла определенного уровня, предприятия начинают запускаться заново. Однако спрос опережает предложение, в результате чего в Европе сейчас на одну треть меньше запасов энергоносителей, чем имелось обычно к началу зимы. Все пытаются пополнять эти запасы, потребность в газе выросла и цены поднимаются автоматически.
- То есть, ситуацию не смогли просчитать наперед? И в этом вина не «Газпрома», который пытается получить максимум прибыли в сложившихся обстоятельствах?
— Если честно, я вины «Газпрома» в этом кризисе вообще не вижу. Они действуют, как действовал бы любой коммерсант. Продать свой продукт по максимально высокой цене — это основное правило бизнеса. Другое дело — зеленая политика, которая в итоге усилила этот кризис. В Европе и в Эстонии достаточно мощностей, которые позволили бы вырабатывать электричество из сланца и угля. Но эти производства сталкиваются с высокими политическими пошлинами. Имею в виду стоимость выбросов СО2, которая за последние 3-4 года увеличилась с 7 до 60 евро за тонну, достигнув того уровня, когда производство собственного электричества теряет смысл. Сегодня в Нарве продолжают вырабатывать электроэнергию, руководствуясь объективными экономическими соображениями. Стоимость выбросов СО2 — это чисто политический компонент затрат. Количество выделяемых квот в европейской системе каждый год уменьшают по чисто политическим причинам и это приводит к росту цен.
Энергетика как отрасль не успевает переориентироваться на новые производства в заданном политиками темпе, поэтому и возникает такая «вилка».
Нового еще нет, а старое электричество обложили высокими пошлинами. И за все это к концу дня должен расплачиваться потребитель.
- Это означает, что виноватых и корни проблемы нужно искать в Брюсселе?
— Если у меня спросят, кто создал эту ситуацию, то отвечу следующее: в создании этой ситуации больше участвовала Европа, чем Россия.
- Почему Эстонии в сложившейся ситуации не начать производить больше своего электричества и не попробовать провести переговоры с Россией о прямых закупках газа и электричества по более низкой цене?
— Технические возможности для прямых поставок электричества и газа из России, конечно, существуют — трубы проложены там, где они проложены. Но у меня возникает вопрос, почему российский «Газпром» должен нам продавать газ дешевле, чем всему миру, который готов платить сколько, сколько за него спрашивают.
- Садиться за стол переговоров и договариваться — бессмысленно?
— За последние пару десятков лет я не припомню наших политиков за столом переговоров с Россией, за исключением визита Керсти Кальюлайд в Москву.
Поэтому не считаю серьезной идею подойти сейчас к России с единственным вопросом, мол, давайте поговорим, дорогие соседи — мы теперь для вас значительно больше друзья, чем кто-то другой.
- Какие меры могло бы предпринять государство, чтобы смягчить удар по частному потребителю?
— У государства всегда есть только один инструмент — налоги, с помощью которых можно повысить и понизить цены. Судя по прессе, в какой мере это обсуждение уже ведется.
- А сделано-то пока немного: в рамках обсуждения госбюджета обещаны пособия малоимущим, снижение сетевой платы наполовину и отказ от повышения акцизов.
— Согласен, что при нынешних ценах на электричество снижение сетевой платы — это уже несущественная доля, хотя при нормальной жизни до повышения цен сетевая плата составляла половину счета.
Важный рычаг — налог с оборота на энергоносители. Его можно было бы снизить вдвое без потерь для бюджета.
Мой простой крестьянский ум говорит о том, что если госбюджет исходит из того, что цена на электричество составляет 50 евро за мегаватт, то налог с оборота добавит в казну 10 евро, или 20% от 50 евро. Если же сегодня электричество стоит уже 100 евро за мегаватт, то хватит и 10% — половины НСО, чтобы государство заработало столько же, сколько было предусмотрено бюджетным прогнозом. Здесь явно есть пространство для маневра.
Снизить НСО — это самый простой способ помочь народу.
- Адекватно ли власти ЕС и Эстонии реагируют на резкий скачок цен?
— Мне кажется, что если реакции не последует, то, хотя до весны все доживут и никто не замерзнет от отключения электроэнергии, отопления и газа, у нас появится портфель плохой дебиторской задолженности, потому что люди просто не справятся с оплатой счетов.
Если реакции со стороны властей не последует, люди просто не справятся с оплатой счетов.
- Расходы на жизнь резко вырастут. Приведет ли это к росту зарплат?
— В Эстонии уже пару десятков лет самым образцовым по этой части является госсектор. Что и понятно, поскольку каждый частный предприниматель старается оптимизировать свои доходы и расходы и платить работникам ровно столько, сколько необходимо для заполнения рабочих мест.
Поскольку государство всегда первым поднимает зарплаты чиновникам, за счет чего у нас и получается образцовый процент, то частный сектор вынужден двигаться тем же курсом. Иначе будет не с кем работать.
- А будут ли темпы роста зарплат поспевать за темпами роста расходов населения?
— Обычно расходы идут впереди, а зарплаты их догоняют.
- Как происходящее скажется на экономике, на производственных отраслях Эстонии?
— Плохо. Доля энергии в расходах производства растет. Весь мир движется в сторону автоматизации, поскольку рабочая сила сейчас дорогая. Чем больше автоматизировано производство, тем выше потребление энергии.
В такой ситуации эстонская экономика могла бы выиграть только в том случае, если бы Эстония сама производила энергию. В этой цене была бы заложена своя добавочная стоимость, которая оставалась бы в стране. Плюс к этому рабочие места, налоги с которых тоже бы поступали в госбюджет.
Наверх