+1.10%
85.77
+0.01%
71.0348
-0.10%
82.2619
-0.11%
1.1581
+0.03%
1768.75

Профилактика вместо наказания: власти сделают контроль бизнеса прозрачнее

19 мая, 23:50
191
Госдума в среду, 19 мая, приняла во втором чтении законопроект, систематизирующий контрольно-надзорные функции министерств и ведомств.
Как пояснили «Газете.Ru» в Минэкономразвития (разработчик законопроекта), в документе упорядочены контрольные требования, содержащиеся в 120 федеральных законах. Практически в каждый из отраслевых законов вносятся изменения, реформирующие контроль и надзор. Сфера применения законопроекта — от энергетики и логистики до бизнеса в сфере образования и ветеринарии.
В первом чтении поправки были приняты еще в конце прошлого года по предложениям федеральных ведомств и региональных властей.
В частности, вводятся 7 профилактических и 9 контрольных (надзорных) мероприятий. Акцент в законопроекте ставится на профилактику правонарушений со стороны бизнеса.
По словам, замминистра экономического развития РФ Алексея Херсонцева, основной задачей является снижение количества допускаемых нарушений, «а не привлечение бизнеса к ответственности».

Гильотину почистили и обновили

Законопроект предусматривает возможность применения цифровых технологий, что расширит возможность проводить контрольные мероприятия дистанционно. Также предполагается специальное правовое регулирование в отношении свободного порта Владивосток, свободных экономических зон, в том числе на территориях Республики Крым и Севастополя, инновационного центра «Сколково», «Сириус», в арктической зоне РФ.
Новые нормы проверок бизнеса являются частью так называемой «регуляторной гильотины» (отсечение избыточных и устаревших требований к бизнесу) и вступят в силу с 1 июля 2021 года.
В Торгово-промышленно палате пояснили, что законопроект «позволяет снизить административную нагрузку для целых отраслей экономики». После консультаций и совместной работы над законопроектом вместе с депутатами и чиновниками, удалось либерализовать законопроект, усилить систему профилактики нарушений закона.
«Контролеры будут обязаны осуществлять консультирование бизнеса. На проверяющих также будет возложена обязанность по стимулированию добросовестного поведения контролируемых лиц, например, за счет снижения количества контроля в отношении наиболее безопасных предприятий», — сообщил «Газете.Ru» президент ТПП Сергей Катырин.
По его словам, удалось решить давнюю проблему, связанную с контролем за безопасностью гидротехнических сооружений. «Дело в том, что данный вид контроля на протяжении нескольких лет дублировал контроль за морскими портами. Данное обстоятельство принуждало предпринимателей проходить через одни и те же процедуры по нескольку раз, что было явным административным барьером для нормальной работы всей отрасли», — говорит Катырин.
Кроме того, в случае применения инспекторами такого контрольного мероприятия как «выездное обследование», было установлено четкое правило: «при проведении выездного обследования не допускается взаимодействие контрольного органа с контролируемым лицом».
Сейчас контролеры вправе запрашивать у предпринимателя любые сведения и документы, что приводит к идентичности «выездного обследования» и «выездной проверки». Теперь это противоречие снято, заключает глава ТПП.
Бизнес омбудсмен по вопросам соблюдения прав предпринимателей при осуществлении санитарно-эпидемиологического надзора Дмитрий Порочкин надеется, что после вступления этого закона в силу «разрешится извечная проблема деления полномочий, когда несколько контрольно-надзорных органов проверяют одни и те же документы, но каждый со своим видением, прочтением и мнением». Например, тема электробезопасности контролируется и Ростехнадзором и Государственной трудовой инспекцией.
Теперь, по идее, будут узаконены чек-листы, которые обяжут инспекторов проверять конкретные требования из установленного списка, а не все, что вздумается, заключает бизнес омбудсмен.
Президент Московского транспортного союза Юрий Свешников говорит, что «сейчас чиновники охотно пользуются своим правом давать формальный отказ, без объяснения причин». После 1 июля, когда закон вступит в силу, так уже не получится. «Законопроект долгожданный. Возьмем, например, лицензирование пассажирских перевозок. Да, лицензию сегодня получить просто, но потом каждый вновь приобретенный автобус нужно вручную вносить в реестр выданных лицензий и нести соответствующую бумажку в Ространснадзор. Законопроект разрешает владельцу транспортного средства делать все это самостоятельно, через портал Госуслуг», — заметил Свешников.
Сопредседателю общественной комиссии по пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям Марине Блудян нравится в законопроекте норма, требующая практически все контрольные мероприятия согласовывать с прокуратурой.
«Также внедряется досудебное рассмотрение административных правонарушений и большая часть контрольно-надзорных мероприятий теперь должна быть связана с профилактикой, а не с наказанием. А там, где занимаются профилактикой, почвы для коррупции нет», — говорит Блудян.

Хорошие законы, плохое правоприменение

Юристы, оценивая законопроект, менее оптимистичны в отношении его коррупционной емкости. «Как хорошо известно, Россия страна хороших законов, но плохого правоприменения. Основная проблема не столько в процедурах, сколько в коррупционном характере самого государства. Во многом это базируется на его неэффективности», — говорит партнер компании Grant Thornton Александр Ермоленко.
Одной из главных проблем в отношениях «бизнес – административные органы» является даже не сам факт наличия у властей полномочий по проведению проверок, привлечению к ответственности, а «бесконтрольность» такого контроля, считает партнер юрфирмы «Неделько и партнеры» Константин Сичинский.
Значительное количество проблем в результате проведения «регуляторной гильотины» было убрано, считает эксперт. Например, в законопроекте вводятся единые правила проведения госконтроля, реестр проверок, перечислен исчерпывающий перечень оснований для госконтроля, детально расписаны правила проведения каждого вида контроля, несоблюдение которых влечет недействительность результата проверки. «Тем не менее полностью проблему «бесконтрольности» контроля решить не удалось», — заключает юрист Сичинский.
Во-первых, не до конца реализован принцип «предсказуемости и плановости» контроля, согласно которому органы власти могут проводить проверки только по заранее утвержденному плану, отраженному в специальном открытом реестре. Хотя такой реестр и предусмотрен, тем не менее в законе сохраняется достаточно «резиновых» норм, позволяющих контрольным органам в отступление от плана провести практически любую проверку в любое время и оставляет возможность недобросовестно использовать институт госконтроля в собственных интересах.
Например, одним из оснований для внеплановой проверки является наличие у контрольного органа сведений об угрозе причинения вреда охраняемым законом ценностям. Причем, сведения эти могут быть получены из любых обращений граждан и организаций, информации от других органов или из средств массовой информации.
«Очевидно, что «создать» подобное основание для проверки труда не составит», — говорит Сичинский.
Во-вторых, сам перечень видов контроля представляется избыточным. Например, законом предусмотрено 5 разных видов госконтроля с выездом на место: инспекционный визит, рейдовый осмотр, выездная проверка, наблюдение за соблюдением обязательных требований и выездное обследование. «Причем последние два вида госконтроля осуществляются даже без взаимодействия с проверяемым лицом. Наверное, административного «беспредела» станет меньше, однако ожидать заметного снижения административной нагрузки на бизнес с момента вступления в силу закона пока представляется преждевременным», — говорит Сичинский из «Неделько и партнеры».
По словам Ермоленко из Grant Thornton, ситуация с контрольными проверками бизнеса «часто выстраивается так, что предпринимателю проще сунуть взятку, чем сделать по закону». «С этой точки зрения, хорошо, что государство пытается выстраивать эффективные процедуры. Главное теперь за их воплощением, чтобы удобство и ясность не остались только на бумаге», — заключает Ермоленко.
close
Максим Блинов/РИА «Новости»
Наверх