+0.21%
42.50
+0.00%
76.6168
-0.15%
90.4193
-0.15%
1.1802
-0.04%
1905.70

Project Syndicate: секрет китайской стратегии «двойной циркуляции»

1 октября, 00:10
189
Фондовая биржа в Пекине
Пекин — В мае центральное руководство Китая объявило, что собирается «в полной мере развивать преимущества супербольшого рынка страны и ее потенциал внутреннего спроса с целью создать новую модель развития, главным элементом которой станет двойная циркуляция — внутренняя и внешняя, взаимно дополняющие друг друга». С тех пор «двойная циркуляция» стала предметом интенсивных дискуссий внутри Китая и за его пределами.
Сигнализирует ли это объявление о фундаментальном сдвиге в парадигме экономического роста Китая или в его стратегии развития? Почему вводится эта новая концепция, и к каким изменениям в политике она приведет?
Для ответа на эти вопросы следует кратко напомнить о процессе «реформ и открытости», начавшемся в Китае во второй половине 1970-х годов. В конце 70-х ключевым препятствием, мешавшим экономическому подъему Китая, была нехватка валютных резервов. Власти столкнулись с проблемой, похожей на «уловку-22»: без валютных резервов Китай не мог начать наращивать свой экспорт, а без приличного роста экспорта он не мог зарабатывать и накапливать минимально необходимый объем этих резервов.
В итоге Китаю повезло. Подъем сектора производителей оригинального оборудования (сокращенно OEM, то есть производство комплектующих) в 1970-х годах открыл для Китая окно возможностей, позволившее вырваться из тупика. В конце 1970-х и начале 1980-х годов производство такой продукции расцвело на юго-восточном побережье Китая. Хотя валютные резервы были малы или вообще отсутствовали, китайские ОЕМ-компании имели возможность импортировать и дорабатывать комплектующие и компоненты, которые отдавали им на аутсорсинг иностранные корпорации. Конечные продукты с добавленной стоимостью, созданной китайскими фирмами, продавались затем на международных рынках.
Работа на процессинге позволила Китаю воспользоваться своим сравнительным преимуществом — изобилием дешевой, квалифицированной рабочей силы. Постепенно возник благотворный круг — импорт промежуточных товаров, обработка, экспорт. На каждом этапе китайские фирмы могли накапливать все больше резервов. Увеличение валютных резервов, в свою очередь, позволяло импортировать больше промежуточных товаров для переработки и экспорта.
Благодаря такому благотворному импортно-экспортному циклу, Китай накапливал валютные резервы ускоряющимися темпами. Эта тенденция усиливалась большим притоком капитала, что стало результатом китайской политики предоставления преференций прямым иностранным инвестициям. В 1988 году китайский исследователь Ван Цзянь придумал термин «великая международная циркуляция», описывая экспортно-ориентированную стратегию развития Китая.
Данная стратегия оказалась потрясающе успешной. В 1981 году объемы китайского экспорта и импорта составляли всего лишь 22,5 и 21,7 миллиарда долларов соответственно. К 2013 году общий объем внешней торговли Китая достиг почти 4,2 триллиона долларов, что сделало его лидером мировой торговли. За три десятилетия Китай поднялся по размерам своего ВВП с 17-го места в мире, сразу после Нидерландов, на второе место, опередив Японию в 2010 году.
Однако когда рост экономики достигает определенного момента, стратегии стимулирования экспорта могут потерять свою эффективность. После 40 лет роста в рамках модели великой международной циркуляции экономика Китая перестала быть маленькой, а глобальный эффект ее экспортного роста перестал быть пренебрежимо малым. Более того, с началом нового века цены на все товары, закупаемые Китаем, имели тенденцию к повышению, в то время как все, что продавал Китай, падало в цене.
Хуже того, непрерывный рост китайского экспорта спровоцировал (не важно, оправданно или нет) жесткую протекционистскую реакцию у стран-импортеров. А постоянный профицит китайского сальдо внешней торговли и счета текущих операций привел к неуклонному накоплению валютных резервов, которые в 2014 году достигли 3 триллионов долларов — этот объем намного выше того, что нужно для обеспечения ликвидности.
Есть и другой тревожный факт: хотя объем чистых иностранных активов Китая превышает 2 триллионов долларов, страна уже больше десятилетия фиксирует дефицит инвестиционных доходов. Это означает, что с международным распределением ресурсов Китая имеются серьезные проблемы с точки зрения будущих выгод.
Со своей стороны, китайское правительство уже давно осознало, что успех стратегии великой международной циркуляции создает новые проблемы. В «XI-м Пятилетнем плане» Китая, опубликованном в начале 2006 года, власти провозгласили, что «рост Китая должен опираться на внутренний спрос, а особенно на потребительский спрос. Вместо роста инвестиций и экспорта, источником экономического роста должен постепенно становиться сбалансированный рост потребления и инвестиций, а также сбалансированный рост внутреннего и внешнего спроса».
Впрочем, сдвиг в экономике Китая в тот момент уже начался. Об этом свидетельствует тот факт, что в 2006 году соотношения объемов внешней торговли к ВВП и экспорта к ВВП достигли пиковых значений — 65% и 36% соответственно. В период с 2008 по 2018 годы соотношение чистого экспорта к ВВП Китая упало с 10 до 1 процента. Начиная с 2009 года, на протяжении почти всех последующих лет вклад чистого экспорта в рост ВВП Китая был отрицательным.
В свете всех этих тенденций становится очевидным, что появление новой концепции — двойная циркуляция — не предполагает каких-либо фундаментальных изменений в парадигме экономического роста Китая. Что бы ни происходило, Китай никогда не повернется спиной к остальному миру.
Впрочем, проводимая администрацией Трампа политика разрыва экономических связей и вводимые ею санкции не оставили Китаю иного выбора, кроме как активизировать работу по привязке экономического роста к внутреннему спросу и поддержке отечественных инноваций с целью гарантировать солидные позиции в глобальных производственных цепочках. Именно этим императивом, вероятно, и объясняется, почему китайское руководство стало делать акцент на двойной циркуляции. Обладая огромным внутренним рынком из 1,4 миллиарда человек и хорошо развитыми промышленными мощностями, Китай сумеет выжить с любой терминологией.
Наверх