+0.86%
67.44
-0.64%
64.4633
-0.54%
72.1561
+0.10%
1.1193
-0.04%
1283.17

Прощается, но не уходит: Brexit движется в тупик

14 марта, 00:40
99
Британский парламент впервые за последние несколько месяцев принял решение о Brexit, устраивающее все стороны евроразвода. Палата общин проголосовала против no-deal Brexit — выхода королевства из состава Евросоюза без переходного периода и согласованного с Брюсселем плана.
Такой вариант развития событий называли еще «жестким Brexit» — и в ЕС, и в Великобритании неоднократно давали понять, что из всех возможных способов расстаться этот — наименее желаемый. Приверженность этому убеждению подтвердили 321 парламентарий, против выступили 278.
Так британские депутаты поддержали предложение премьер-министра Терезы Мэй об исключении сценария выхода Соединенного Королевства из Евросоюза без соглашения об условиях Brexit. В нем речь шла конкретно о дате 29 марта. Однако до этого большинством голосов парламентарии поддержали поправку к правительственному законопроекту, препятствующую реализации Brexit без сделки при любых обстоятельствах. Это предложение было внесено парламентарием от Консервативной партии Кэролайн Спелман.
В 2016 году в Британии был проведен референдум о выходе страны из ЕС. 51,9% британцев, принявших участие в голосовании, поддержали идею Brexit. Дэвид Кэмерон, занимавший в то время пост премьера, был настроен на противоположный результат и после подсчета голосов ушел в отставку. Воплотить в жизнь волеизъявление народа взялась лидер Консервативной партии Тереза Мэй, в июле 2016 года занявшая место Кэмерона на Даунинг-стрит, 10.
Мэй начала переговоры с ЕС и в 2017 году запустила в действие 50-ю статью Лиссабонского соглашения, в которой прописана процедура выхода из ЕС и установлен двухлетний срок, в течение которого стороны должны согласовать параметры сделки по плавному евроразводу. Дедлайн наступает 29 марта 2019 года, но принятой сделки все еще нет.
Точнее документ есть — почти 600 страниц текста, который Мэй после длительных переговоров все же удалось согласовать с ЕС. Надежды Мэй на успех разбил британский парламент, отказавшийся ратифицировать документ.
Главным ударом для премьера стало то, что противниками этой сделки обернулись значительная часть однопартийцев Мэй.
Основной камень преткновения между Лондоном и Брюсселем – граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. Сейчас между Северной Ирландией, входящей в состав Великобритании, и Республикой Ирландия, которая входит в Евросоюз, нет границы. Лондон настаивает на полноценной границе после Brexit, а в Брюсселе предупреждают, что этот рубеж спровоцирует внутриполитический кризис и обрушит экономику региона.
Сделка, которую предлагала Мэй, предполагает, что Британия покинет Евросоюз 29 марта этого года, но при этом до конца 2020 останется частью Таможенного союза ЕС и Европейского единого рынка (ЕЕС). Это так называемый вариант мягкого Brexit. Во время переходного периода Лондон и Брюссель согласуют параметры дальнейшего сотрудничества и в первую очередь, по поводу соглашения, позволяющего избежать появления физической границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландия.
В документе прописана возможность задействовать механизм backstop, который предусматривает сохранение регламентов ЕС на территории Северной Ирландии, пока Лондон и Брюссель не смогут достичь компромисса в этом вопросе.
Британские сторонники евроразвода критикуют данный механизм, опасаясь, что он может быть использован, чтобы привязать страну к европейским правилам на неопределенный срок. Еще 11 марта на встрече с главой Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером Мэй удалось добиться нескольких поправок от ЕС, смягчающих возможность для Лондона выйти из backstop. Однако генеральный прокурор Великобритании Джеффри Кокс заключил, что эти уточнения «снижают риск» того, что Великобритания может остаться связанной европейскими правилами на неопределенный срок, но не устраняют его полностью. Это ослабило и без того не очень сильные позиции Мэй в парламенте.
После итогов сегодняшнего голосования Палате общин необходимо принять еще одно решение: готовы ли они перенести сроки Brexit и продлить действие 50-й статьи до 22 мая 2019 года. Этот вопрос будет выставлен на голосование в парламенте уже в четверг, 14 марта.
В случае положительного решения Лондону нужно будет убедить Брюссель в правильности и необходимости этого шага. А в ЕС сейчас довольно напряженно относятся к Лондону.
Накануне президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что обсуждаемое много месяцев соглашение о выходе Великобритании из ЕС не может быть пересмотрено. «Необходимо, чтобы нам объяснили, зачем (нужен перенос сроков Brexit — «Газета.Ru») и, в частности, что это принесет», — сказал он. «Это не будет сделано для того, чтобы вновь обсуждать соглашение, которое уже обсуждалось в течение многих месяцев», — пообещал Макрон.
«Со стороны ЕС мы сделали все возможное для достижения соглашения. Учитывая дополнительные гарантии, предоставленные ЕС в декабре, январе и вчера, трудно понять, что еще мы можем сделать. Если и есть выход из нынешнего тупика, то найти его можно только в Лондоне», — сказал председатель Европейского совета Дональд Туск.
Эксперты склоняются к тому, что сроки Brexit все же будут продлены. Евросоюзу и Великобритании выгодно так, или иначе договориться,
уверен глава люксембургского офиса KRK Group Никита Рябинин. В то же время не стоит списывать со счетов политическую составляющую вопросы, которая может взять верх.
История сосуществования, кооперации и экономических связей континентальной и островной Европы подсказывает, что стороны умеют заключать сложные сделки, отмечает Рябинин. Финансовые институты готовятся ко всем возможным сценариям, перенося часть своих активностей в континентальную Европу, как минимум свои бэкофисные функции. Бенефициарами сложившейся ситуации становятся Люксембург, Германия (Франкфурт), Франция, добавляет эксперт.
В британском обществе очень сильны протестные, популисткие настроения, которые побуждают граждан действовать вопреки сложившимся устоям, а депутатов — отстаивать точку зрения электората, отмечает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов.
В то же время, с трудом можно предположить, что ЕС отпустит Великобританию «просто так», даже если соглашения по условиям не удастся достигнуть,
добавляет он.
Эксперт не исключает, что политическая карьера Терезы Мэй все-таки будет принесена в жертву происходящим процессам, и на политическую сцену Великобритании выйдет какой-то еще более популистского толка политик, который будет лучше соответствовать духу времени.
В результате финансовые потери понесут обе стороны — и Лондон, и Брюссель. Рост ВВП Великобритании замедлится приблизительно на 0,2% процентных пункта в период с 2019 по 2030 гг, а в объемном соотношении ВВП страны может потерять в этот период от 2 до 3%, полагает Антонов.
Наверх