+0.41%
41.89
-0.34%
75.8673
-0.41%
89.2427
-0.07%
1.1763
-0.23%
1913.25

PS: европейские лидеры должны предотвратить немедленный развал ЕС

2 июня, 20:20
139
Логотип Центрального европейского банка во Франкфурте
Нью-Йорк — На прошлой неделе Еврокомиссия обнародовала план оказания помощи европейским странам, чтобы справиться с шоком от пандемии сovid-19, масштабы которого сравнимы с Великой депрессией. Опираясь на недавнее франко-немецкое предложение, Комиссия призвала создать Фонд восстановления экономики в размере 750 миллиардов евро (из них 500 миллиардов предполагается распределить в виде грантов, а 250 миллиардов в виде кредитов).
В рамках этого плана, который получил название «Новое поколение ЕС», деньги будут распределяться через программы Евросоюза с целью достичь поставленных Комиссией целей, включая её зелёную и цифровую экономическую повестку. Комиссия будет привлекать средства на рынке, выпуская долгосрочные облигации; эти усилия будут поддержаны предлагаемым повышением новых налогов, например, налогов на выбросы парниковых газов, цифровые услуги и другие отрасли наднациональной коммерции.
Хотя мы относимся к числу очень немногих комментаторов, прогнозировавших, что ЕС предложит более широкий план, чем ожидалось большинством участников рынка и экспертов, мы всё же посоветовали бы европейским властям сохранять реализм по поводу того, что именно может быть достигнуто в данный момент. Праздновать долгожданный «гамильтоновский момент» разделения рисков между всеми странами по долгам в ЕС (так называемая мутуализация) преждевременно.
На сегодня Евросоюз по-прежнему остаётся незавершённым трансфертным союзом, в котором ресурсы (людские, физические и финансовые) движутся от периферии в центр, то есть в Великобританию или Германию. Несколько иронично то, что Великобритания, один из этих полюсов притяжения, решила выйти из ЕС, якобы ради того, чтобы покончить с притоком мигрантов в экономику страны. После Брексита, который официально произошёл 31 января, в ЕС в буквальном смысле началась дезинтеграция.
Оптимисты верят, что без Великобритании, наконец-то, возникнет более сплочённый Евросоюз. Однако такой прогноз выглядит излишне оптимистичным. Дело в том, что Британия была не столько барьером на пути интеграции, сколько служила оправданием для других несогласных стран ЕС, которые старались избежать более тесных связей. Например, не Британия блокировала «Европейскую схему страхования вкладов», которая необходима для завершения процесса создания банковского союза в еврозоне — эта честь принадлежит Германии.
В условиях подъёма популистских партий в Европе уже давно было ясно, что очередной крупный кризис превратится в экзистенциальную угрозу для ЕС. Сегодня Евросоюз обязан продемонстрировать, что он готов принять этот вызов и завершить процесс интеграции. В противном случае он может столкнуться с «джефферсоновским моментом», возвращающим его к некой форме конфедерации с ограниченным общим суверенитетом.
Оказавшись на краю этой пропасти, Франция и Германия разработали план смягчения ужасающих экономических последствий пандемии. Но хотя в их предложении есть свои достоинства, Александр Гамильтон остался бы недоволен — и совершенно правильно. Начать с того, что предлагаемый выпуск облигаций не будет осуществляться с «общей и отдельной гарантией», и поэтому не будет представлять собой подлинную мутуализацию долга. Предложение финансиста Джорджа Сороса выпустить вечные облигации ЕС, так называемые «консоли», помогло бы смягчить остроту проблемы, но не решило бы её. В любом случае, если деньги не появятся этим летом, тогда, наверное, будет уже слишком поздно помогать сильно пострадавшим странам, таким как Италия, Греция и Испания, которым плюс ко всему грозит мёртвый туристический сезон.
Ещё важнее то, что недоверие между европейской «четвёркой бережливых» (Австрия, Дания, Нидерланды и Швеция) и якобы «расточительными» южными странами (включая Италию, Испанию и Грецию) остаётся настолько глубоким, что, честно говоря, трудно себе представить принятие какого-либо долгосрочного решения. Недавнее постановление конституционного суда Германии стало мощным сигналом для европейских институтов по поводу того, что им следует ожидать в дальнейшем. Хотя со временем это решение будет отменено Европейским судом и проигнорировано Европейским центральным банком, ЕЦБ, тем не менее, наткнулся на политические пределы для своих действий.
Германия должна будет либо предложить частичную бюджетную поддержку ЕС за счёт денег собственных налогоплательщиков, либо позволить институтам ЕС обеспечивать достаточную взаимную поддержку (начав с бюджета еврозоны) всему валютному союзу. Если предлагаемый Фонд восстановления экономики ЕС сможет оживить идею бюджета еврозоны (особенно его так до сих пор и не согласованные стабилизационные функции), тогда это уже само по себе станет серьёзным достижением.
Подписавшись под совместным планом с Францией, Германия, надо полагать, понимает, что она не может просто сказать «найн» и монетарной поддержке, и бюджетной (то есть зарождающемуся бюджетному и трансфертному союзу). И то, и другое нужно евро для выживания. Но даже если такая поддержка появится, останутся нерешёнными критически важные вопросы, и не в последнюю очередь вопрос об устойчивости быстро растущего госдолга Италии. Этой стране придётся прилагать невероятные усилия для восстановления роста экономики и конкурентоспособности в условиях, когда её сравнительное преимущество в сфере туризма оказалось так серьёзно подорвано.
В целом любой общеевропейский подход к кризису сovid-19 является шагом в правильном направлении (и определённо это лучше, чем бездействие). Однако нет особых причин ожидать, что ЕС порвёт со своей давней традицией беспорядочно справляться с текущими проблемами. Если европейские лидеры смогут предотвратить немедленный развал ЕС и еврозоны, тогда им как минимум удастся избежать колоссальных экономических, социальных и политических издержек, которые принесёт дальнейшая быстрая дезинтеграция. Между тем действия, определяемые старой инерцией, оставят Европу неподготовленной к жизни в мире после сovid-19, в котором другие экономически крупные континентальные страны — США, Китай и Индия — будут принимать важнейшие геостратегические и экономические решения.
Нуриэль Рубини — профессор экономики в школе бизнеса Штерна Нью-Йоркского университета и председатель макро-Ассоциации Рубини. Был старшим экономистом по международным вопросам в Совете экономических советников Белого дома во времена администрации Клинтона. Работал в Международном Валютном Фонде, Федеральной Резервной Системе США и Всемирном банке. Его сайт: NourielRoubini.com
Брунелло Роза — генеральный директор и руководитель отдела исследований Rosa & Roubini Associates, является приглашенным профессором Университета Боккони.
Наверх