+0.09%
63.25
+0.00%
77.3698
-0.11%
92.0585
-0.11%
1.1899
-0.22%
1728.85

PS: пятилетний план отражает одиночество Китая

27 марта, 03:50
92
Страны мира. Китай
Лондон — Сессия китайского парламента (Всекитайского собрания народных представителей, ВСНП), прошедшая в этом году, стала одной из важнейших за последнее время. Китай оказался в самом враждебном внешнем окружении за несколько десятилетий: всё больше стран выступают против его политических репрессий и дипломатии принуждения. И сейчас как никогда актуален императив изменения модели экономического развития страны. Китайские лидеры сегодня всячески избегают упоминания так называемой ловушки средних доходов, но их решимость избежать этой назревающей угрозы очевидна.
Чтобы справиться с грядущими проблемами, Китай сделал ставку на XIV-й пятилетний план, который был официально одобрен на недавней сессии ВСНП. Данный план призван гарантировать движение Китая к его грандиозной долгосрочной цели (ещё раз подтверждённой на прошедшей сессии): к 2035 году стать «модернизированной социалистической страной» с подушевым доходом на уровне стран ОЭСР.
Слово «пятилетка» вызывает мысли о целевых показателях производства и квотах на уголь, сталь и зерно. Однако Китай не публикует подобные документы уже более 20 лет. XIV-й пятилетний план, занимающий более 140 страниц, состоит из широкого набора экономических, социальных, технологических и экологических целей и задач, которые призваны формировать поведение местных властей, предприятий, учреждений и граждан.
Да, в него включены целевые показатели производства зерна. Но это лишь часть намного более всесторонней стратегии, которая отражает усиление акцента на связи между экономикой и национальной безопасностью.
С точки зрения председателя КНР Си Цзиньпина, национальная безопасность требует не только модернизированной армии (которую Китай планирует создать в течение следующего десятилетия) и внутренней «социальной стабильности» (которая стала центральной для политики Си). Она требует действий ещё и в таких сферах, как продовольственные и природные ресурсы, коммерция, производственные цепочки, технологии.
Именно поэтому новая пятилетка включает жёсткие цели не только для военных расходов, но и для производства зерна, размеров инвестиций в исследования и разработки, темпов роста цифрового сектора. Кроме того, она ставит перед китайским руководством амбициозные цели в передовых отраслях, таких как искусственный интеллект, квантовые компьютеры, полупроводники, нейробиология и генетика, а также космические, морские и полярные исследования.
В сфере экологии пятилетний план включает жёсткие цели по сокращению выбросов СО2 и энергоёмкости на единицу производства. Впрочем, этим целям не хватает амбициозности, что ставит под сомнение способность Китая выполнить ранее сделанное обещание достичь пика выбросов парниковых газов к 2030 году и нулевых нетто-выбросов к 2060 году.
Впервые в истории этот план не содержит целевых темпов роста ВВП на предстоящий пятилетний период. Вместо этого правительство пообещало поддерживать годовые темпы роста «в разумных, надлежащих пределах», что, по мнению премьер-министра Ли Кэцяна, для 2021 года означает темпы «выше 6%». Одновременно правительство поставило перед собой нежёсткие целевые показатели для ряда других экономических переменных.
Китай сосредоточился на реализации «стратегии двойной циркуляции», согласно которой страна будет сокращать свою зависимость от внешнего спроса ради повышения самостоятельности. Хотя правительство продолжит уделять большое внимание экспорту, оно будет одновременно увеличивать импортозамещение и принимать меры по защите производственных цепочек, особенно когда в них активно участвуют американские фирмы. И что самое главное, Китай планирует повышать внутреннее потреблении товаров отечественного производства. Озабоченность проблемами национальной безопасности несомненно находится в центре этой стратегии.
У китайского правительства имеются планы реформ и на других ключевых направлениях, хотя зачастую они не вызывают особенного доверия. Например, власти хотят подстегнуть процесс оживления села и борьбу с неравенством. Однако они отказались брать на себя обязательства по реализации некоторых важнейших мер, таких как перераспределение доходов и богатства, налоговая реформа, перестройка фрагментированной и совершенно неадекватной системы социальной защиты, которая препятствует трудовой мобильности. Кроме того, в плане нет положений об открытии сектора услуг.
Одним из лежащих в основе неравенства факторов, которым китайское правительство действительно планирует заняться, является система прописки («хукоу»). Привязывая людей к «родному городу», эта система зачастую блокирует доступ работников-мигрантов к образованию, здравоохранению и другим социальным услугам. Новый пятилетний план предполагает отмену или смягчение ограничений в маленьких и средних городах, а также введение системы баллов в крупных городах.
Впрочем, в прошлом высокие издержки и сильное сопротивление зачастую мешали реформам системы «хукоу»: вместо отменяемых ограничений вводились новые. Ещё предстоит увидеть, не случится ли подобного и на этот раз.
Кроме того, китайское правительство хочет стимулировать «подходящий уровень рождаемости», чтобы предотвратить назревающий экономический спад, вызванный старением населения. Есть также предложения повысить низкий пенсионный возраст «поэтапным образом». Обе реформы уже давно назрели. Но планы их реализации не содержат необходимых деталей.
Наконец, китайское правительство собирается сделать приоритетной стратегию научно-технологического развития стоимостью $1,4 миллиарда, которая должна помочь добиться самостоятельности страны в сфере передовых технологий. Ключом к достижению этой цели являются полупроводники, которые лежат в основе всех этих технологий.
И здесь Китай начинает не с самых сильных позиций. Сегодня страна способна удовлетворить лишь 16% собственных потребностей в чипах (в основном низкого уровня) с помощью местного производства, а стоимость китайского импорта полупроводников превосходит стоимость импорта нефти. Поскольку США начали кампанию экономического давления против Китая, включающую санкции, контроль за экспортом и инвестициями, такое положение вызывает растущую озабоченность.
Проблема Китая в том, что, хотя он является ведущим мировым производителем товаров, он слаб в фундаментальных сферах, таких как базовые компоненты, материалы и передовые технологии. В начале марта бывший министр промышленности и информационных технологий Мяо Вэй отмечал, что из-за этой слабости стране понадобятся ещё как минимум 30 лет, чтобы достичь статуса промышленной «великой державы».
Прогресс на пути к самостоятельности в производстве полупроводников станет важным тестом на способность Китая выполнить другие, более широкие задачи. Его успехи в значительной степени будут зависеть от того, смогут ли руководители страны осознать пределы авторитаризма, директив сверху и контроля над обществом. Эти подходы, занимающие центральное место в управленческом стиле Си Цзиньпина, хорошо сработали, когда надо было остановить кризис сovid-19. Но в условиях, когда растёт важность цифровой и информационной экономики, у страны, находящейся на уровне развития Китая, есть только один путь вперёд: прозрачность, открытость и институциональная гибкость.
Джордж Магнус — научный сотрудник Китайского центра Оксфордского университета и Лондонского университета SOAS. Автор книги «Красные флаги: почему Китай при Си находится в опасности».
Наверх