-0.36%
59.76
-0.09%
66.5471
+0.06%
75.6727
+0.15%
1.1371
+0.18%
1226.03

Público: Португалия не откажется от китайских инвестиций

6 декабря, 03:30
65
Китайские банкноты
В этот вторник Си Цзиньпин начинает свой государственный визит в Португалию в обстоятельствах, существенно отличающихся от тех, в которых восемь лет назад проходил визит его предшественника Ху Цзиньтао. Глубокий кризис, охвативший Европу, и около девяти миллиардов евро китайских инвестиций — при таких условиях отношения следует продолжать. И дебаты о них — тоже.
Если бы можно было кратко описать сложные отношения Португалии и Китая перед началом государственного визита Си Цзиньпина в Лиссабон, то мы бы сказали так: они преодолели путь от «состояния необходимости» к «состоянию гибкости». Это в большей степени соответствует новым европейским реалиям, новой китайской стратегии упрочения своих позиций в мире и новой ситуации внутри страны, более свободной от ограничений времен кризиса и более внимательной к изменениям на международной арене.
Страна, в которую сегодня приехал президент Китая, мало похожа на ту, которую застал его предшественник Ху Цзиньтао восемь лет назад. За это время зона евро пережила тяжелейшую рецессию, а кризис суверенного долга потряс основы Европейского союза. Обладая мощным инвестиционным потенциалом в условиях, когда больше никто не хотел инвестировать, Пекин воспользовался представившейся возможностью, чтобы скупить активы, особенно в тех странах, которые больше всего пострадали от кризиса. К их числу относится и Португалия.
Довольно вялая дискуссия, проходящая на фоне нынешнего визита, сосредоточена на вопросе о том, насколько далеко Португалии следует заходить в своих экономических и политических отношениях с Китаем, чтобы при этом не утратить независимость собственных стратегических решений, статус члена Евросоюза и НАТО и соответствующие обязательства. Кто-то заостряет внимание на рисках, кто-то старается их преуменьшить. Если сослаться на главу португальской дипломатии, для правительства «членство Португалии в Европейском союзе и НАТО остается единственной стратегической альтернативой». Между тем «развитие отношений с крупными странами, которые характеризуются динамичной экономикой и с которыми мы уже давно поддерживаем дружественные связи, также является приоритетом внешней политики правительства». К числу этих стран относятся не только такие колоссы, как Китай, но также Индия, Япония и Южная Корея. Сантуш Силва (Santos Silva) призывает обратить внимание на визиты португальского премьер-министра в Китай и Индию — и в ближайшее время этот цикл может получить свое продолжение.
«Меморандум»
Две главные темы, которыми ознаменован визит в Лиссабон китайского президента, возвращающегося с саммита «Большой двадцатки», это «совместная политическая декларация», закрепляющая дружбу и партнерство, а также «Меморандум о взаимопонимании» с целью сотрудничества в проекте нового Шелкового пути (официальное название «Один пояс — один путь»). Вероятно, «Меморандум» — самый знаковый документ, ставший результатом «очень сложных» переговоров, как выразилось одно официальное лицо, принимавшее в них непосредственное участие. Как известно, Португалия не приемлет модель, которой следуют большинство восточноевропейских стран и Греция, а именно — «присоединения» к Шелковому пути и финансовым «стимулам», предлагаемым Пекином. Она выбрала другую модель «сотрудничества» с Китаем в рамках двух основных европейских стратегий выстраивания отношений с Китаем и Азией, которые будут упомянуты в меморандуме.
Отправной точкой здесь является реальное положение дел, а именно — обширное присутствие Китая в ряде ключевых секторов португальской экономики, таких как энергетика, банковское дело или страхование. Если еще десять лет назад Португалия почти не знала китайских инвестиций, то сегодня они достигают около девяти миллиардов евро (с учетом золотых виз эта цифра вырастает примерно до 12 миллиардов). С точки зрения экономических параметров в период с 2011 по 2015 год Португалия среди прочих стран получила из Пекина наибольшую долю инвестиций, равную 3,3% ВВП (по подсчетам Иваны Касабури (Ivana Casaburi), автора доклада «Китайские инвестиционные тенденции в Европе»).
Вопрос о «чувствительных секторах» даже не ставится, говорит один из правительственных чиновников, поскольку пути назад уже нет. Основными акционерами «ЭДП» (холдинга «Энержиаш де Португал», EDP) и «РЭН» («Сети национальной энергетики», REN — это более спорный случай, потому что речь идет о «естественной монополии») уже являются китайские (в данном случае государственные) компании. Но португальские дипломаты также напоминают, что, к примеру, присутствие Китая в EDP подчиняется условиям долгосрочной промышленной политики, в то время как участие американского инвестиционного фонда с целью осуществления прироста капитала уже привело к продаже холдинга. В этой области правительство хочет качественных изменений: перехода от покупки компаний к промышленному инвестированию с нуля.
Синеш как пробный камень
Потенциальная заинтересованность Китая в новом контейнерном терминале в порту Синеш (Sines) является своеобразной лакмусовой бумажкой для новой политики. Португалия ценит эту заинтересованность, поскольку, если она есть, Синеш будет занимать в конкурентной борьбе с другими крупными европейскими портами более прочную позицию. А соперники подобрались серьезные. Пирей, который уже находится в руках Китая, а также порт Валенсии, который будет бороться с Синеш за то, чтобы стать альтернативой Роттердаму. Последний до сих пор является основным глубоководным портом в Европе, и именно там Китай планирует соединить наземный участок Шелкового пути с водным. Ставки крайне высоки. Порт Синеш может укрепить позиции атлантического побережья в ходе экономического слияния континентов и выполнить задачу, определенную главой португальской дипломатии: «Соединения сухопутного пояса нового Шелкового пути с морским».
В настоящий момент Китай создает всемирную сеть портов, которые он либо берет в пользование, либо строит сам, чтобы обеспечить себе независимость от военного присутствия США на основных морских маршрутах, через которые происходит значительная доля международных торговых потоков. Помимо Пирея, он уже заключил соглашения с портовыми зонами во Франции, Испании, Нидерландах и Бельгии. Венеция также участвует в конкурсе. Португальский контейнерный терминал в Синеш находится в аренде у сингапурской компании. Через него проходит примерно одна треть сжиженного газа, который Соединенные Штаты экспортируют в Европу: цель Америки в том, чтобы увеличить экспортный поток в Европу своего сланцевого газа, который требует особых условий хранения, и терминал Синеш этими условиями располагает. Новый контейнерный терминал «Васко да Гама» (Vasco da Gama) в скором времени будет выставлен на открытый международный тендер.
Преимущества и риски
Португальское правительство отдает себе отчет в том, какие цели преследует Китай на этом новом этапе своей международной экспансии. При этом оно стремится приспособить свою китайскую политику к сильной «волатильности» международной ситуации. Речь идет о переходе от все более уязвимого либерального порядка к растущему международному хаосу с тенденцией к «многополярности», основанной на четырех главных полюсах власти: США, Евросоюзе, Китае и России. Вот почему Португалии в ее внешнеполитическом курсе приходится «проявлять все большую гибкость». «Испытывают ли наши основные европейские партнеры опасения перед лицом Китая? Разумеется, испытывают. Звучат ли из уст этих партнеров какие-то предупреждения в адрес португальского правительства? Звучат. Но все это не выходит за рамки нормальных отношений», — говорит один из членов внешнеполитического ведомства.
Кроме того, правительство убеждено, что в ближайшие годы и другие западные страны в конечном итоге подпишут с Китаем «меморандумы о взаимопонимании», аналогичные тому, что на днях будет подписан в Лиссабоне. Все это не сильно отличается от событий 2005 года, когда Португалия подписала с Пекином документ о «Глобальном стратегическом партнерстве», по которому Китай в то время только начинал вести переговоры с тремя другими европейскими странами. Между тем сегодня это партнерство охватывает многие страны мира. Остается узнать, не противоречит ли эта «заманчивая возможность» европейской стратегии сдерживания растущего влияния Китая в Европе, в частности — путем раскола союза на отдельные государства (классический метод), а также долгосрочным национальным интересам. С тех пор как изменился характер китайских амбиций в мире, эту страну уже нельзя рассматривать как чисто экономического партнера.
По мнению Карлуша Родригеша (Carlos Rodrigues), координатора Центра азиатских исследований Университета Авейру (Universidade de Aveiro), этот визит «можно воспринимать одновременно как подтверждающий и закрепляющий хорошие отношения между двумя государствами». Он отмечает, что «нельзя было найти лучшего предлога», чем 40-летие восстановления дипломатических отношений между двумя странами и 20-летнюю годовщину передачи суверенитета над Макао КНР. Ответственный за анализ случая Португалии в недавно вышедшем исследовании китайских инвестиций в Европе, проведенном сетью европейских исследовательских центров, он отмечает, что отношения между двумя странами «достигли одной из своих наивысших точек», хотя по-прежнему «существует пространство для развития». Он предсказывает новую волну китайских инвестиций в Португалию. Родригеш признает, что помимо истории Китай руководствуется геополитическими соображениями. «Приобретение португальских компаний зачастую позволяет получить доступ к знаниям и технологиям, которые в противном случае были бы Китаю не доступны». И это в дополнение к выходу на другие европейские рынки и «эффекту моста» в отношении португалоязычных стран.
Гораздо более негативную оценку дает Мигел Сантуш Невеш (Miguel Santos Neves), доцент международных отношений в Автономном университете Лиссабона (UAL) и специалист по связям между Португалией и Китаем, получивший докторскую степень в Лондонской школе экономики. По его словам, «Китай занял доминирующее положение в португальской экономике» и «создал ситуацию зависимости, которая повышает уязвимость к ответным мерам».
«На политическом уровне, — полагает он, — Китай рассчитывает использовать это сильное экономическое влияние на Португалию для того, чтобы ослабить Европейский союз и его переговорную позицию по отношению к Пекину, разделить государства-члены и заставить такие страны, как Португалия, Греция, Финляндия, Румыния и Болгария, принимать более благоприятствующие Пекину решения в Европейском Совете». «В долгосрочной перспективе, — продолжает ученый, — Пекин намерен добиться лидерства в использовании ресурсов португальского континентального шельфа и в Северной Атлантике в целом (…), поначалу следуя гражданской/мирной логике научных исследований, а в будущем, возможно, и в военном измерении, отвечающем интересам его стратегического соперничества с Соединенными Штатами».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх