-0.08%
85.80
+0.00%
70.8265
+0.12%
82.6156
+0.12%
1.1664
+0.39%
1789.85

Repubblica: Россия устояла во время пандемии, но не все так хорошо

8 июня, 18:50
177
ПМЭФ-2021. Работа форума. День четвертый
Чиновники российского премьер-министра Михаила Мишустина несколько месяцев работали в цокольном этаже здания, расположенного на набережной Москвы-реки напротив Белого дома — там находится штаб-квартира российского правительства, которую сотрудники шутя называют бункером. Их целью было найти деньги на финансирование экономического роста России после пандемии. Работа велась в ходе подготовки ежегодного обращения Владимира Путина к нации, запланированного на 21 апреля, когда президент России должен был объявить подробности плана восстановления экономики. Однако в реальности заявленные цели оказались настолько скромны, что их можно выполнить и при имеющемся финансировании. По мнению аналитиков, это упущенная возможность стимулировать экономику.
Обещания Путина
Большую часть речи лидера Кремля в апреле этого года, обращенной к двум палатам парламента, составляло перечисление мер, принятых для поддержки развития инфраструктур, помощи закредитованным регионам в составе Российской Федерации и, главное, для борьбы с демографическим спадом. «Главное сейчас, конечно же, обеспечить рост реальных доходов граждан», — заявил лидер Кремля, рассказывая о ряде социальных инициатив, направленных на поддержку семей: помощь родителям-одиночкам, ежемесячные пособия будущим матерям, испытывающим материальные трудности, горячее питание младшим школьникам, оплачиваемый отпуск родителей, имеющих на попечении больных детей, и единоразовая выплата семьям с детьми школьного возраста. В действительности оказалось, что речь идет о столь непритязательных обещаниях, что их можно выполнить с помощью уже имеющихся фондов. В предыдущем году в разгар пандемии был одобрен пакет помощи объемом едва 44 миллиарда евро на страну, население которой составляет 144 миллиона жителей: около 3% ВВП и меньше 0,1 по сравнению с помощью, предоставляемой Италией своим гражданам.
Сюрприз-2020
Российская экономика, тем не менее, устояла в первый год кризиса коронавируса лучше почти всех других ключевых мировых экономик, в том числе благодаря решению Кремля не вводить второй локдаун осенью, несмотря на рост количества заболеваний, госпитализаций и смертей. В прошлом году ВВП, согласно национальному статистическому ведомству Росстат, сократился на 3%, а не на 3,8%, как прогнозировало Министерство экономики России, и не на 4-5%, как следовало из расчетов Центробанка весной, когда стоимость нефти упала на 70%, а цены упали ниже 20 долларов за баррель. По сравнению со средними мировыми показателями это было относительно небольшое падение. Половина по сравнению с 7,3%, прогнозировавшимися на территории Еврозоны, где 11% было отмечено в Испании и 8,3% — во Франции. Тем не менее, это самый крупный спад российской экономики с момента рецессии 2009 года: ВВП на душу населения снизился на 30% по сравнению с 2013 годом.
«Фискальная крепость»
Россия устояла перед шоковыми последствиями пандемии, потому что в отличие от других экономик у нее долгая история изоляции. С 2014 года, когда Россия аннексировала полуостров Крым, Кремль соорудил «фискальную крепость», чтобы сделать страну неуязвимой перед потенциальной осадой западными санкциями и колебаниями цен на нефть. Эта крепость способна устоять перед внешними толчками, но внутри она порождает стагнацию и недовольство, подпитывающие оппозицию. Крепость стоит на низком уровне долга и обширных ресурсах. Фонд национального благосостояния, созданный «на черный день», финансируется из избыточной прибыли на нефтегазовом рынке и в конце 2020 года насчитывал 183 миллиарда долларов, достигнув максимального показателя с 2009 года, а из международных резервов в объеме 596 миллиардов долларов (эквивалент двухлетнего импорта) лишь 7% хранятся в американских банках и американских долларах (в 2013 году эта доля составляла 30%).
Инфляция и реальные доходы
То, что предпочтение было отдано стабильности, а не стимулированию экономики, отразилось на благосостоянии населения, заплатившего за это высокую цену. Рост инфляции, порожденной ростом цен на продукты питания во всем мире и слабостью рубля, все больше сказывается на ухудшении уровня жизни россиян. В прошлом году, по данным экономического ежедневного издания «РБК», еще 400 тысяч семей оказались ниже порога бедности, установленного в России на уровне 190 евро в месяц. В целом за пределами этого уровня оказались 19,6 миллионов россиян, а их реальный доход снизился в пятый раз за семь лет, зафиксировав падение на 3,5%. Сегодня среднестатистический россиянин может потратить на 10% меньше по сравнению с 2013 годом, последним годом, когда был зафиксирован рост. Пытаясь сдержать инфляцию, темпы роста которой побили рекорды с 2016 года, и рост цен на товары потребления, достигнувший 15 марта отметки 5,8%, правительство вынуждено было зафиксировать цены на ряд продовольственных товаров, в то время как Центробанк впервые с 2018 года повысил процентные ставки.
Кнут без пряника
План восстановления экономики после пандемии, как отмечает аналитик Блумберга (Bloomberg) Клара Феррейра Маркес (Clara Ferreira Marques), стал очередной упущенной возможностью разработки глобального экономического видения. «Возможно, потому что такового не существует. Предложенные налоговые реформы, к примеру, не смогут разрешить проблемы, мешающие компаниям осуществлять более масштабные инвестиции». Риск, предупреждает Владимир Гельман, профессор Европейского университета Санкт-Петербурга, состоит в попадании в так называемую репрессивную ловушку. Подавление протестов при отказе удовлетворить запросы протестующих превращается в порочный круг, вынуждающий прибегать ко все новым репрессиям. Это стратегия кнута без пряника.
Наверх