+0.66%
72.92
+0.08%
67.2239
+1.02%
77.9179
+0.94%
1.1591
+0.28%
1193.92

Россия тайно помогала Венесуэле избежать санкций США

23 марта, 13:30
118
Президент Венесуэлы Николас Мадуро во вермя церемонии запуска продаж криптовалюты
Возможно, президент Дональд Трамп в понедельник не осознавал, что своим распоряжением вставляет палки в колеса России. Его официальной целью была Венесуэла, в особенности план этой страны создать первую в мире поддерживаемую государством криптовалюту, «петро», продажи которой стартуют в четверг.
Но если заглянуть за кулисы, окажется, что петро по факту был результатом сотрудничества — полусекретным совместным предприятием венесуэльских и российских чиновников и бизнесменов, чья цель заключалась в том, чтобы подорвать действенность санкций США, рассказали «Тайм» («Time») осведомленные источники.
Правительственное распоряжение Трампа не упоминало российских покровителей петро, о чьей роли ранее не сообщалось. Со ссылкой на экономические санкции, которые США ввели против Венесуэлы в августе, в распоряжении просто говорится, что любой, кто покупает или использует новую криптовалюту, окажется в соответствии с этими санкциям нарушителем — так же, как и любой, кто под юрисдикцией США будет помогать Венесуэле развивать петро. «Любой сговор, предпринятый с целью нарушения любого из запретов, изложенных в этом указе, запрещен», — гласит этот документ.
Возможно, именно поэтому русские, которые были замешаны в это предприятие, старались остаться в тени, в том числе с помощью неуклюжей интернет-кампании, призванной завуалировать их роль в проекте. Но расследование «Тайм» обнаружило отпечатки пальцев Москвы повсюду, где создавалось петро, а также схему, разоблачающую весь спектр усилий России, направленных на борьбу с санкциями США.
Новая криптовалюта, вид цифровых денег, предположительно связанных со стоимостью нефтяных резервов Венесуэлы, была запущена 20 февраля в ходе церемонии в президентском дворце в Каракасе. Николас Мадуро, социалистический лидер Венесуэлы, объявил, что она будет служить своего рода «криптонитом» против силы правительства США, которое он саркастически назвал «Суперменом». В первом ряду сидели два российских советника Мадуро, Денис Дружков и Федор Богородский, которых президент поблагодарил за помощь в борьбе с американским «империализмом».
Оба мужчины связаны с крупными российскими банками и миллионерами, близкими Кремлю. Но они — не самые значительные из замешанных в это дело россиян. По словам члена руководства одного из российских государственных банков, который имеет дело с криптовалютами, за деятельностью в Венесуэле присматривали важнейшие советники Кремля, а в прошлом году ее одобрил президент Владимир Путин. «Люди, близкие к Путину, сказали ему, что это позволит обойти санкции, — сказал член руководства банка, который разговаривал с „Тайм“ на условиях анонимности. — Вот так все и началось».
Кремль не ответил на вопросы о петро, направленные ему по электронной почте, а министерство финансов в Москве в сообщени «Тайм» настаивало, что ни один из финансовых органов России не был замешан в создание петро. Правительство Венесуэлы пока не отреагировало на запрос «Тайм» о комментарии.
Соперничает с долларом?
С самого 2014 года, когда США и их союзники применили санкции, чтобы наказать Россию за вторжение на территорию Украины, российская элита отчаянно пыталась эти санкции снять, а в долгосрочной перспективе — ослабить саму возможность Запада их применять. Одна из ключевых целей этих усилий, как подчеркнул Путин в директивном документе по поводу глобальной торговли, опубликованном в сентябре, — это «преодоление чрезмерного господства» западных валют, в особенности доллара.
Советники Путина были более откровенны относительно их конечной цели: «Царство доллара должно закончиться», — заявил в своей речи в прошлом месяце в Москве Андрей Костин, глава подконтрольного государству банка ВТБ, второго по величине в России, призывая страну продвигать другие валюты для использования их в международной торговле. «Тогда этот кнут в виде доллара, который используют американцы, во многом больше не будет иметь такого серьезного влияния на глобальную финансовую систему».
Хотя это и не столь смело, как попытка России в 2016 году повлиять на президентские выборы в США, деятельность Кремля с криптовалютами демонстрирует другой уровень ухищрений в его стремлении подорвать то, что советники Путина называет «гегемонией» США в международных делах. Использование криптовалют могло бы, по крайней мере в теории, навредить способности США контролировать поток денег в и из стран под санкциями, тем самым ослабляя самый могущественный инструмент влияния США в мире.
В настоящий момент существуют более 1,5 тысяч криптовалют, чья общая стоимость составляет более 320 миллиардов долларов, по информации сайта «КойнМаркетКэп» (CoinMarketCap.com), который следит за этим рынком. Далеко отрывается от всех самая крупная валюта биткойн, которая покрывает более 40% от общей их стоимости. Но новые криптовалюты могут создаваться и продаваться без участия банков и регулирующих органов, которые обычно контролируют рынки валют. Отчасти именно это и делает их привлекательными для тех, кто находится под санкциями США. Оставаясь за пределами радаров крупных финансовых институтов, криптовалюты могут помочь этим людям перемещать свои деньги безопасно, точечно и с меньшим риском, что те попадут в руки властей США.
В долгосрочной перспективе, если больше людей начнут использовать цифровую валюту такого типа и больше коммерческих организаций будут принимать ее в качестве оплаты, торговля в криптовалюте может в результате вырасти настолько, что бросит вызов основным валютам, таким как доллар. Именно к этому и стремятся многие из инвесторов, которые вкладываются в эту сферу. «Это взрывоопасная технология, — недавно сказал Герман Греф, наиболее приближенный к Путину среди российских государственных банкиров, об инновациях, которые делают криптовалюту возможной, — это перевернет многие сферы с ног на голову».
Регулирующие органы США в этом не так уверены. Трое из главных создателей программы санкций против России, с которыми «Тайм» разговаривал при написании этой статьи, сказали, что криптовалюты не спасут крупные российские банки и организации от ограничений. «Русские просто любят проделывать дырки, где только могут, так что они просто попытаются пробить побольше брешей», — сказал один из них, Брайан О`Тул (Brian O’Toole), который работал в министерстве финансов США с 2009 по 2017 год. Но с помощью криптовалют, сказал он, они могут только слегка обгрызть края, позволив некоторым из попавших под санкции чиновников вывести свои средства за границу.
Тем не менее власти США внимательно следят за всей этой деятельностью с прошлого лета, когда интерес Кремля к криптовалюте усилился. По словам одного из главных экономических советников Путина Игоря Шувалова, президент «заболел» этой технологией, обсудив ее в июне с несколькими экспертами и советниками. Позднее он признал ее потенциал в ряде официальных высказываний, и российские чиновники, законодатели и бизнесмены бросились превращать Москву в центр мирового рынка криптовалюты.
Венесуэльский эксперимент
Одной из самых честолюбивых целей было создание цифровой версии рубля, которая имитировала бы ключевые элементы биткойна. Центральный банк России, однако, воспротивился этой идее, так как она могла дестабилизировать нынешнюю российскую валюту, рассказал представитель администрации этого российского государственного банка. «Для России это слишком опасно, — сказал он. — Если мы объявим, что единственная причина, по которой мы это делаем, — это стремление избежать санкций США, то США, определенно, будут этим недовольны».
Поэтому вместо того чтобы рисковать собственным рублем, Россия подначила своего союзника в Латинской Америке провести эксперимент на себе, говорит банкир. «Венесуэле нечего терять. Для нее это единственный шанс». Действительно, ценность венесуэльской валюты, боливара, была уничтожена из-за плохого управления страной, а также под влиянием санкций США, введенных в прошлом году, чтобы наказать Мадуро за его все усугубляющийся авторитаризм. Из-за этого кризиса режим Мадуро также стал сильно зависеть от России в связи с займами и инвестициями.
«Поэтому Россия устроила себе опорный пункт здесь, в Венесуэле», — говорит Армандо Армас (Armando Armas), оппозиционный член парламента страны, Национальной ассамблеи, который тщетно пытался заблокировать создание петро. «Теперь они используют Венесуэлу как морскую свинку для своих опытов», — рассказал Армас «Тайм» по телефону из Каракаса.
Работу по улаживанию деталей этого эксперимента поручили двум российским бизнесменам, Дружкову и Богородскому, которые встречались с Мадуро 20 февраля, чтобы обсудить приготовления. К концу часовой торжественной церемонии запуска петро Богородский встал, чтобы произнести короткую речь по-русски, поздравляя «дорого лидера» Венесуэлы с тем «очень рискованным, но своевременным шагом», который он предпринял.
Связь России с этим экспериментом стала еще более явственной на следующий день 21 февраля, когда Мадуро послал своего министра финансов Симона Зерпу (Simon Zerpa) уведомить российское правительство о результатах. В тот день Зерпа встречался с российским министром финансов Антоном Силуановым и другими чиновниками и публиковал фотографии с встреч в «Твиттере». «Мы предоставляем министру Силуанову обновленную информацию о нашей криптовалюте», — написал венесуэльский министр.
Российское министерство финансов же, напротив, не так уж стремилось освещать эти встречи. О них не упоминалось ни на официальном сайте министерства, ни на его страницах в социальных сетях. Причем министерство не поленилось в тот день опубликовать пост в «Фейсбуке» о ювелирной ярмарке, которую посетил один из его чиновников. В сообщении «Тайм» министерство настаивало, что венесуэльская криптовалюта не обсуждалась ни в ходе встречи, ни когда-либо позднее и министры не говорили «ни о каком сотрудничестве в этой сфере».
Будущее покажет, извлекла ли Россия какие-то уроки из эксперимента Венесуэлы. Но за последние недели власти в Москве, похоже, охладели к идее создания официального крипторубля. Через два дня после создания петро одно из ведущих российских новостных агентств «Интерфакс» сообщило о письме, полученном Путиным от Силуанова, его министра финансов. В письме был совет президенту о том, что при определенных обстоятельствах правительство может позволить создание «частной российской криптовалюты». Но оно должно воздержаться от поддержки таких проектов государственными деньгами и ресурсами в связи с тем, что финансовые риски все еще очень высоки.
Как минимум некоторые из этих рисков связаны с реакцией правительства США, которое при президенте Трампе заняло жесткую позицию по криптовалютам. «Мое самое главное намерение относительно криптовалют, будь то цифровые деньги или биткойн или еще что-нибудь, — это обеспечить, чтобы они не использовались в незаконной деятельности, — сказал министр финансов США Стивен Мнучин (Steven Mnuchin) „Си-эн-би-си“ (CNBC) в январе. — Поэтому в США наши предписания гласят, что любой биткойновый кошелек подчиняется тем же правилам, что и банк».
На радаре
Эта позиция может помочь понять, почему российские советники Мадуро не особенно стремились выставлять свою причастность к этому напоказ — равно как и свои связи с могущественными деловыми кругами в Москве.
После встречи с Мадуро 20 февраля государственные СМИ Венесуэлы обозначили этих мужчин только как представителей компании под названием «Аэротрейдинг» (Aerotrading), у которой на тот момент не был веб-сайта. Когда он на следующий день появился, там не было никакой информации о компании, за исключением баннера, который гласил, что это «самая большая консалтинговая компания по блокчейну», ссылаясь на технологии, делающие возможной криптовалюту. Аккаунт компании в «Твиттере», также зарегистрированный 21 февраля, содержит всего три поста. Последний из них гласит: «Мы рады приветствовать криптовалюту #Petro в экосистеме #blockchain» (We are pleased to welcome the #Petro cryptocurrency to the #blockchain ecosystem).
Лишь изучив записи компании и поговорив с другими инвесторами в криптовалюту, «Тайм» удалось идентифицировать россиян, которых Мадуро так тепло поблагодарил за помощь в создании петро.
Дружков, более молодой из двоих, представляется относительным новичком в мире криптовалюты. Он запустил свой старт-ап в этой области лишь прошлой осенью — это торговая фирма в интернете под названием «Зевс Эксчендж» (Zeus Exchange). Его партнер в этой компании, состоятельный российский промышленник и коллекционер предметов искусства по имени Сергей Литвин, также, похоже, не имеет опыта работы в сфере криптовалюты. Но Литвин сидит в исполнительном совете концерна, который с 2014 года был под санкциями США. Этот концерн, «Стройтрансгаз», контролируется одним и старых друзей Путина, миллионером и нефтеторговцем Геннадием Тимченко, который тоже попал под санкции США.
Во время телефонного разговора с «Тайм» из нидерландского Маастрихта, куда он приехал пополнить свою впечатляющую коллекцию искусства эпохи Возрождения, Литвин сказал, что Россия, как и другие страны, внимательно следит за венесуэльским экспериментом. «Нам интересно, как будут развиваться дела. Мы хотим увидеть слабые места подобных проектов». Однако он настаивал, что они с Дружковым лишь проводили «технический анализ» петро и не участвовали в его создании. Дружков, который был запечатлен на фотографиях рядом с Мадуро во время официального запуска петро, отказался от многочисленных запросов «Тайм» о комментарии по поводу своей роли.
Его другой партнер по этому проекту оказался более общительным. Бывший руководитель нескольких крупных российских банков, Богородский переехал в Уругвай примерно в 2009 году и стал там неофициальным послом российской культуры по всей Латинской Америке. Оттуда он поддерживал тесные деловые связи с Россией и другими бывшими странами Советского Союза, время от времени сотрудничая с правительственными агентствами по технологическим и инфраструктурным проектам, согласно информации на его личном сайте и местным новостям. Его работа с венесуэльским петро началась в декабре, примерно в то время, когда Мадуро объявил о своих планах на петро, а Путин дал своему правительству распоряжение проанализировать выгоды от создания российской криптовалюты.
«Россия уже некоторое время движется в этом направлении, пытаясь разработать законы, которые регулировали бы криптовалюты», — рассказал Богородский «Тайм» по телефону из Монтевидео, столицы Уругвая. Но этот процесс увяз в бюрократических деталях, тогда как Венесуэла хотела «продвигаться быстро, — сказал он. — Мы были готовы помочь».
Его компания «Аэротрейдинг», та самая, чей голый сайт появился на следующий день после петро, послужил «техническим партнером» Венесуэлы по этому проекту, сказал Богородский. Но она не участвовала в официальных переговорах между российским и венесуэльским правительствами, таких как встреча двух министров финансов 21 февраля: «Мы к этому отношения не имеем».
Венесуэла начала официальную продажу петро иностранным инвесторам 20 марта, и Мадуро надеется собрать до шести миллиардов долларов — существенная сумма для экономики на грани краха. Но будет трудно установить, сколько Мадуро на самом деле заработает и как эти деньги будут использованы. Эксперты предостерегают, что многое из этого может пойти на поддержку режима и обогащение его союзников.
Что же касается попыток США пресечь эти инвестиции в Венесуэлу, Богородскому до этого нет никакого дела: «Любой гражданин в мире может делать то, что ему вздумается, — сказал он, смеясь, во время телефонного разговора из Монтевидео. — Мы предлагаем свободу выбора. Так что я думаю, что инвесторов будет много, больших и малых, со всего мира».
Наверх