+0.00%
79.59
+0.10%
65.5080
-0.06%
75.3090
-0.01%
1.1514
+0.00%
1226.33

С ЕАЭС Сербии выгодней и комфортней

25 февраля, 13:00
203
Помидоры в гипермаркете «Лента»
30 сентября 2016 года начались официальные переговоры о создании зоны свободной торговли между Сербией и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Переговоры продолжались на протяжении всего 2017 года, и о прогрессе в них рассказал Марко Чадеж, председатель Торгово-экономической палаты Сербии, выступая на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Новое соглашение о свободной торговле должно заменить старый двусторонний договор о свободной торговле, который Сербия подписала когда-то с Российской Федерацией, Белоруссией и Казахстаном. Новый договор откроет для Сербии, помимо прочих, рынки Армении и Киргизии.
Вьетнам — показательный пример той выгоды, которую может принести договор о свободной торговле с ЕАЭС. Договор о свободной торговле между странами ЕАЭС и Вьетнамом вступил в силу пятого октября 2016 года. Через десять месяцев импорт товаров из стран ЕАЭС во Вьетнам увеличился на 32% по сравнению с тем же периодом 2015 — 2016 года. Экспорт вьетнамских товаров в ЕАЭС возрос на 28%. Как заявил Дмитрий Медведев во время визита в Ереван, с января по август 2017 года объем торговли между странами-участницами ЕАЭС увеличился на 28%, прежде всего в промышленности, сельском хозяйстве и в сфере грузовых и пассажирских перевозок.
Справедливости ради стоит отметить, что и у ЕАЭС есть проблемы, но также стоит иметь в виду, что эта организация существует всего три года и в подобных масштабных проектах трудности неминуемы. Учитывая, что ЕАЭС ведет переговоры с другими странами, такими как Индия, Сингапур, Израиль и Иран, сотрудничество Белграда с евразийским блоком потенциально может укрепить позицию и улучшить репутацию сербских товаров и компаний на быстрорастущих рынках АСЕАН и других азиатских стран. Кроме того, договор, который когда-нибудь будет подписан с ЕАЭС, даст сербским компаниям возможность создавать совместные предприятия с фирмами из ЕАЭС так же, как это уже делают вьетнамские компании.
В 2016 году Российский совет по международным делам опубликовал анализ, касающийся зоны свободной торговли между Сербией и ЕАЭС. В этом документе рассматривается три возможных сценария развития событий. Согласно первому, Сербия следует исключительно европейскому вектору развития и отказывается от договора с ЕАЭС. Согласно второму сценарию, Сербия и ЕАЭС являются временными союзниками. Сербия подписывает договор о свободной торговле с евразийским блоком и извлекает выгоду из этого соглашения до тех пор, пока не вступает в Европейский Союз. После того как Сербия станет его членом, евразийская интеграция утратит свое значение. Согласно третьему варианту, самому оптимистичному для Белграда, Сербия станет мостом между Европой и Евразией. Подобное развитие событий обеспечило бы Сербии условия для разного уровня сотрудничества и с европейскими, и с азиатскими странами и политическими блоками, что позитивно сказалось бы как на экономическом положении страны, так и на ее безопасности. Кроме того, при таком варианте Сербия сможет сохранить свой нейтралитет, а это тоже дополнительный плюс.
Путь в Европейский Союз под вопросом
Договор о свободной торговле с ЕАЭС предлагает Сербии новые возможности. А вот что касается процесса вступления Сербии в ЕС, в особенности 30 главы, где в деталях излагаются обязательства, связанные с внешней политикой ЕС, то он связывает Сербию, заставляя себе в ущерб приводить свою внешнюю политику в соответствие с евросоюзной. По словам аналитика Форума экономистов Борислава Боровича, Сербия остается одной из немногих стран, где еще не провели анализ потерь и выгод от вступления в Европейский Союз. Поэтому у нас, как у общества, до сих пор нет никакого представления о преимуществах и недостатках финала этого процесса. В связи с этим идея о том, что Сербии будет лучше вне Европейского Союза, по-прежнему актуальна. Однако известно, что уже после окончания переговоров о 30 главе Сербия будет вынуждена отказаться от всех соглашений о свободной торговле, которые действуют в настоящее время, а это: соглашение ЦЕФТА, соглашение о свободной торговле с Россией, Турцией, Белоруссией и Казахстаном. Единственный договор о свободной торговле, который останется, — договор с Европейским Союзом.
Еще один важный вопрос, касающийся 30 главы, — проблема санкций против России. Сербия является одной из немногих стран Европы, которая в 2014 году не ввела санкции против Российской Федерации. Эта позиция Сербии пользуется всецелой поддержкой населения, а также подтверждает свою целесообразность и пользу для Сербии в сфере торговли и экономики. Все изменится, если Белград завершит переговоры с Евросоюзом или хотя бы закроет обсуждение 30 главы. Ни одно из условий этого этапа переговоров о вступлении в ЕС не соответствует интересам Сербии, поскольку в случае выполнения эти условия повлекут за собой негативные экономические и политические последствия. В докладе за 2016 год, подготовленном Республиканским институтом статистики, говорится, что в общем торговом обороте Сербии 64,4% приходится на страны ЕС, а остальная часть — это партнеры, с которыми Сербия подписала договор о свободной торговле. Учитывая это, негативный эффект для сербской экономики будет неизбежен. Неясно, окажется ли углубление интеграции в экономическую систему Евросоюза выгодным для Сербии, ведь скорее это приведет к усилению зависимости Сербии от ЕС. А это, в свою очередь, ограничит дипломатическое пространство для маневра и поставит под угрозу экономическую и политическую стабильность и суверенитет Сербии. Диверсификация импортных и экспортных партнеров ограничивает эффективность возможного политического давления, что соответствует интересам Сербии.
Вот уже несколько лет Европейский Союз, который предан своей нескрываемой политике двойных стандартов, настаивает, в особенности в сфере энергетики, на разнообразии партнеров. При этом ЕС готов лишить Белград такой возможности. Более того, Германия, самая значимая страна в ЕС, без лишних раздумий сотрудничает с Россией в рамках проекта «Северный поток». Этот пример доказывает, что даже страны-члены Евросоюза руководствуются собственными интересами и действуют в соответствии с ними. Поэтому и Сербия должна поступать так же. Еще важнее тема будущего самого Европейского Союза в свете Брексита и социально-политических перемен, охвативших Европу. Стоит ли добиваться политической цели 20-летней давности, когда сама структура международного сообщества переживает стремительные изменения? Сомнений в правильности подобной политики стало больше после недавнего заявления председателя Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера. Как он подчеркнул, неправильно считать, что Европейская комиссия пообещала Сербии и Черногории вступление в ЕС в 2025 году. Это лишь ориентировочный срок и попытка мотивировать эти страны работать активнее в этом направлении и не сходить с европейского пути. В стратегии Европейской комиссии, обнародованной в феврале 2018 года, датой вероятного вступления называется 2025 год, однако оговаривается, что это наиболее оптимистичный сценарий. По сути, вступление Сербии в Европейский Союз откладывается на неопределенный срок, в связи с чем членство в ЕС теряет свою привлекательность, особенно если учесть, как дорого оно может обойтись.
Мнение народа
Опросы общественного мнения, проведенные в Сербии в 2015 году, подтвердили, во-первых, снижение поддержки европейской интеграции среди населения, а во-вторых, рост поддержки сотрудничества с Россией и другими азиатскими странами. Процент тех, кто выступает за членство в Европейском Союзе, сократился с 76% (2009 год) до 49% в 2015 году. А вот тех, кто не поддерживает этот процесс, стало больше (44% в 2015 вместо 19% в 2009 году). Интересно, что 35% из тех, кто голосовал бы против вступления в Европейский Союз, «не разделяет ценности, которые влечет за собой интеграция в ЕС». 20% респондентов устало от «давления, которое Сербии приходится терпеть, чтобы вступить в Европейский Союз». 32% приводит пример «Греции и Испании, как доказательство того, что «вступление в ЕС не сулит Сербии ничего хорошего». В отличие от ЕАЭС, Европейский Союз является не только экономическим блоком, но и политическим и идеологическим проектом, в котором пренебрегают национальной спецификой и традициями тех, кто вступает в союз.
В ходе опроса поднималась также проблема Косово и Метохии. 57% опрошенных считает, что Сербия должна ответить отказом на требования признать Косово, пусть даже из-за этого ее не примут в Европейский Союз. 94% респондентов высказало мнение о том, что лучше всего для Сербии — поддерживать тесную связь с Россией. Китай оказался на втором месте (89%), а Германия — на третьем (80%). Если бы пришлось выбирать только одну страну, то 63% опрошенных выбрали бы Россию в качестве главного партнера.
Результаты опросов свидетельствуют о двух тенденциях. Первая: сейчас народ больше поддерживает сотрудничество с Российской Федерацией и организациями, которые она возглавляет, такими как ЕАЭС и ОДКБ. Вторая тенденция — растущий евроскептицизм внутри сербского общества. И это не столько результат экономической политики ЕС, сколько следствие необъективного подхода к вопросам нации, справедливости, общества и политики на Балканах после развала Югославии.
Вывод
Суверенитет Сербии и безопасность сербского народа, в особенности той его части, которая проживает в оккупированном регионе Косово и Метохии, являются политическими вопросами, которые придают дополнительный вес экономическим соображениям о вступлении или в ЕС, или в ЕАЭС. И в этой связи различия между Европейским Союзом, с одной стороны, и Россией и Китаем, с другой, очевидны. По прогнозам, Сербия, возможно, вступит в Европейский Союз в 2025 году или даже в 2030 году. Главное слово — «возможно». Сербия приближается к возможному вступлению в Европейский Союз, однако последствия этого решения остаются неизвестными, как и польза этого политического шага для сербского государства. Заставят ли Сербию признать Косово и позволить ему вступить в ООН? 21 января 2018 года посол Франции в Сербии Мондолни заявил, что европейская интеграция Сербии невозможна без — посол воспользовался эвфемизмом — без договора о Косово. Сербские граждане выступают резко против этого, поскольку прямое или косвенное, добровольное или принудительное признание Косово Сербией легитимизировало бы агрессию НАТО против Югославии в 1999 году. При этом уже сегодня ясно, что Европейский Союз больше не является единым транснациональным проектом. Если организации типа ЕАЭС начнут активнее действовать и предлагать экономическое сотрудничество без идеологических и политических элементов, то ЕС может превратиться в устаревший концепт, отягощенный сложным сонмом законов и раздираемый борьбой за власть между транснациональными институтами самого союза и национальными правительствами. Эта борьба уже очевидна в случае противостояния Вышеградской группы и Брюсселя из-за проблемы миграционных квот, а также в случае Брюсселя и Польши, которые вступили в конфронтацию из-за реформы правосудия. Если давление Брюсселя, подрывающее национальные интересы, сохранится, тогда, возможно, даже сами члены Европейского Союза начнут искать выход в более гибком альтернативном международном сотрудничестве.
У каждого политического игрока есть свои интересы, и ясно, какое сотрудничество наиболее выгодно для самой Сербии. Европейский Союз настаивает на интеграции стран в сложную систему зависимости и требует отказаться от национальных прерогатив в пользу транснациональных, тогда как ЕАЭС фокусируется на экономике, руководствуется принципом суверенного равенства государств и уважает верховенство конституционных прав и свобод человека и гражданина. Сербия столкнулась с рядом внутренних вызовов, и, отказавшись от каких бы то ни было продолжительных обязательств, таких как членство в ЕС, она могла бы получить больше свободы при решении внутренних проблем, а также получить возможность сотрудничать с широким кругом партнеров на международном уровне.
Наверх