-1.42%
78.91
+0.58%
65.8322
+0.05%
75.4250
+0.06%
1.1458
+0.03%
1226.23

Санкции пугают немецкий бизнес

14 мая, 19:30
113
Рабочий в литейном цехе Саяногорского алюминиевого завода компании РУСАЛ
В Москве Петер Альтмайер (Peter Altmaier) увидит много озадаченных лиц. Министр экономики (ХДС) отправляется сначала в Киев, а затем дальше, в Москву. В обеих странах речь пойдет о поставках газа, о запланированном балтийском трубопроводе «Северный поток — 2». Однако в Москве будут говорить и о санкциях, а именно — о санкциях США.

Для сотен немецких фирм время на исходе. Через три недели в силу вступят новые вашингтонские санкции против России. Конкретно речь идет о двенадцати российских компаниях в руках семи близких к Кремлю олигархов, которые в свою очередь имеют доли в примерно восьми тысячах других фирм. Их имущество замораживается, «и лицам из США вообще запрещено торговать с ними». И это еще не все, запрет действует и для компаний вне США: им тоже грозят санкции, если они «умышленно будут содействовать важным сделкам».

Новые правила вступают в силу 5 июня. Эта ситуация сильно напоминает ситуацию в Иране, где Вашингтон вновь ввел санкции. И все равно никто не может предвидеть, что это означает для немецких фирм.
«Самое большое зло этих санкций состоит в том, что они вселяют неуверенность, которая теперь распространяется в экономике», — говорит Михаэль Хармс (Michael Harms), глава Восточного комитета немецкой экономики. И хотя европейские фирмы будут лишь косвенно затронуты антироссийскими санкциями США, им вновь будет причинен определенный сопутствующий ущерб от американской внешней политики. «Мы считаем эту ситуацию вредной», — осторожно говорит Альтмайер.

В зависимости от интерпретации нельзя даже обновлять программное обеспечение

При строгой интерпретации правил могут быть затронуты сотни немецких фирм, прямо или косвенно. В санкционный список попал, например, олигарх Олег Дерипаска — и вместе с ним автопроизводитель «ГАЗ», с которым, среди прочих, сотрудничает «Фольксваген», не говоря уже о немецких поставщиках. Алюминиевый концерн «Русал» тоже относится к империи Дерипаски. Продукция и сырье «Русала» содержатся в большей части немецкого алюминия. Похожая ситуация и с немецким программным обеспечением: в зависимости от интерпретации санкций теперь его уже нельзя безопасно обновлять, поскольку это могло бы помочь какому-либо из инкриминированных предприятий. «Многим фирмам трудно оценить, нарушают ли они санкции и если да, то в какой момент», — говорит Фолькер Трайер (Volker Treier), заместитель главы внешнеэкономического отдела Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии. «Это ведет к сдержанности». Скоро это уже отразится в статистике.

Такие заботы ведут к интенсивной челночной дипломатии. На прошлой неделе один эмиссар американского министерства иностранных дел побывал в Берлине, чтобы выслушать заботы представителей экономики и правительства. Вопросы повсюду были одни и те же: что будет с договорами, которые существовали еще до того, как Вашингтон в апреле заявил о новых санкциях? Какая сделка считается «важной»? Как действовать немецким фирмам, чтобы самим не оказаться в санкционном списке? Эмиссар терпеливо выслушивал проблемы. Однако конкретных ответов у него не было.

Параллельно делегация германского экономического объединения «Металлы» отправилась в Вашингтон, чтобы там поговорить с компетентными органами. Эту отрасль беспокоит в первую очередь снабжение алюминиевым сырьем глиноземом, которое частично тоже находится в руках Дерипаски. «Эти санкции приведут к значительным трениям, — говорит руководитель этого экономического объединения Франциска Эрдле (Franziska Erdle). — Они уже оставляют первые следы в снабжении алюминием».

Отрава уже давно начала действовать. Так, например, Восточный комитет немецкой экономики наблюдает растущую сдержанность и у банков. «Сейчас многие компании действуют слишком осторожно, — говорит глава комитета Хармс. — Эта проблема возникла прежде всего потому, что банки из осторожности больше не дают денег на финансирование проектов». Уже есть первые такие случаи, причем схема знакома по Ирану: там правительство США вводило штрафы и против иностранных предприятий. «Коммерцбанку» это обошлось в 1,45 миллиарда долларов. В результате банки не рисковали финансировать бизнес с Ираном даже тогда, когда санкции уже отменили. «Если такие санкции коснутся и финансирования, тогда действительно будет плохо, — говорит Трайер из Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии. — Окажутся затронуты и те компании, которые вообще не имеют никаких дел с США, в том числе и средний класс».
Не будет сырья — рухнет и производство

Страх нарастает. Когда недавно Германо-российская внешнеторговая палата спросила своих членов о том, насколько сильно их затронуло решение по санкциям, то две трети сказали, что это их затронуло, а одна треть — что даже «сильно». Вот и Альтмайеру придется это выслушать, когда он будет в Москве: в программе визита запланирована встреча с предпринимателями. Однако ответы может дать только Вашингтон.

И все же в случае с алюминиевым концерном «Русал» пошли на некоторое ослабление: партнеры по бизнесу получили еще пять месяцев отсрочки. «Но теперь нам просто необходима ясность», — говорит Эрдле. Ибо для любого алюминиевого производства необходимы предварительные два месяца. Если не будет сырья, то рухнет и производство. Время поджимает.

Но те, кто разговаривал с чиновниками из Вашингтона, по крайней мере почувствовали добрую волю. Мол, в конечном счете они хотят навредить русским, а не партнерам в Западной Европе. «Я думаю, что тем временем американская сторона поняла наши заботы», — говорит Михаэль Хармс из Восточного комитета немецкой экономики. Теперь, по его словам, надо своевременно получить пару уточнений. Против неуверенности.
Наверх