+0.61%
41.08
+0.80%
77.1060
+0.92%
91.1701
+0.12%
1.1824
+0.22%
1908.45

SCMP: удар пандемии по экономике России должен стать поводом для структурных реформ

1 октября, 07:40
161
Небоскребы делового центра
Состояние российской экономики лучше, чем многие ожидали, но вместе с тем среднесрочная перспектива ее развития представляется мрачной. Мрачным прогнозам с незначительными шансами на улучшение способствуют снижение нефтяных доходов, преследование инвесторов и угрозы введения новых санкций.
Экономический рост был вялым даже до пандемии. В 2019 году российские власти пообещали ускорить экономический рост и объявили, что в течение шести лет государственные расходы на развитие таких ключевых областей как инфраструктура и образование составят сумму, эквивалентную примерно 400 миллиардам долларов.
Этот амбициозный план, основанный на заведомо неэффективных государственных инвестициях, был воспринят скептически, но все же это был позитивный шаг, который мог бы оживить стагнирующую экономику. Правительство сообщило, что в 2019 году ВВП вырос на 1,3% по сравнению с 2,5% годом ранее.
Хотя западные санкции, из-за которых ВВП России за период с 2014 года сократился более чем на 6%, по-прежнему действовали, в 2019 году в стране был профицит бюджета в размере 500 миллиардов рублей, а также невысокие уровни инфляции и безработицы. К тому же, Россия накопила огромные резервы, которые позволили ей увеличить инвестиции без увеличения долга.
В начале пандемии правительство с гордостью заявляло о наличии золотовалютных резервов в размере 563 миллиардов долларов. Однако из-за Covid-19 цифры изменились.
На фоне снижения цен на нефть и глобальной рецессии возникли опасения относительно устойчивости российской экономической модели. После краха сделки ОПЕК+ рубль по отношению к доллару США упал до четырехлетнего минимума.
В апреле правительство подсчитало, что при неблагоприятном развитии событий ВВП страны сократится в этом году до 10%. Министр финансов России Антон Силуанов заявил, что «тучные времена» для российской экономики прошли, поскольку страна вряд ли сможет получать высокие нефтяные доходы, которые она получала в 2000-х годах.
Опасения относительно затяжной рецессии были дополнительно подкреплены мрачными показателями. В мае ежемесячные обновленные данные министерства финансов о состоянии бюджета показали, что в апреле ВВП сократился на 28% в номинальном выражении.
Но, так или иначе, дела в экономике пошли лучше, чем ожидалось. Согласно официальным данным, опубликованным в августе, ВВП России во втором квартале упал на 8,5% и на 3,6% в первом полугодии 2020 года.
Благодаря тому, что основной составляющей российской экономики является тяжелая промышленность, а также благодаря своевременной отмене ограничительных карантинных мер стране удалось избежать серьезного экономического спада, подобного тому, который пережили Германия и другие крупные западные страны.
Недавно инвестиционный банк «Ренессанс Капитал» опубликовал оптимистичный прогноз, согласно которому ВВП России в этом году сократится на 3,3%, а в 2021 году вырастет на 3,8%. Помощник президента Максим Орешкин заявил в августе, что Россия уже в этом году может войти в пятерку крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности.
Хотя состояние российской экономики оказалось лучше, чем ожидалось, застой предыдущих лет сохраняется. Проект бюджета России на три года свидетельствует о чрезмерных расходах. Чтобы восполнить это, Кремль впервые за семь лет намерен сократить расходы на оборону, а также повысить налоги на добычу полезных ископаемых для металлургической и химической отраслей, и на сверхдоходы.
Помимо повышения налогов Россия увеличит объем заимствований, увеличив нагрузку на государственный долг примерно на 50%. Необычный рост долга и увеличение расходов свидетельствуют о том, что правительство обеспокоено последствиями снижения доходов от продажи нефти.
Более половины доходов России приходится на экспорт нефти и газа. Значительная часть рабочей силы непосредственно занята на государственных предприятиях с низким уровнем производительности. Чтобы выйти из состояния стагнации и избежать растущего дефицита, Кремлю необходимо провести глубокие, болезненные структурные реформы, но особых признаков того, что руководство страны рассматривает возможность изменения своей внутренней политики, не наблюдается.
В одной дискуссионной статье говорится, что с начала пандемии уровень бедности в России вырос с 12,5% до 20%. Непонятно, что могло бы послужить стимулом экономического роста при сохранении миллионов неэффективных рабочих мест, помогающих поддерживать высокие рейтинги одобрения президента России Владимира Путина, не говоря уже о повышении реальных доходов, которые на протяжении последних шести лет падают.
Кроме того, Россия печально известна своим плохим отношением к инвесторам и бизнесменам. В 2018 году российские суды предъявили обвинения более чем 7 700 бизнесменам, что на 20% больше, чем годом ранее, и почти вдвое больше, чем в 2014 году. Отсутствие независимой судебной системы в сочетании с огромными бюрократическими препятствиями позволяет силовикам выдвигать юридические доводы, опротестовать которые бизнесмены почти не в состоянии.
В феврале 2019 года российский суд постановил арестовать Майкла Калви (Michael Calvey), гражданина США и основателя крупного инвестиционного фонда «Баринг Восток» (Baring Vostok), специализирующегося на инвестициях в России. Арест Калви и ряда других руководителей и захват одного из ключевых активов фонда бизнесменами, связанными с Кремлем, отпугнут иностранных инвесторов.
Поэтому неудивительно, что в привлечении инвестиций Россия сталкивается с большими трудностями. Объемы прямых иностранных инвестиций в последние пять лет сократились до минимальных значений за весь период со времени распада Советского Союза.
Недавнее отравление российского оппозиционера Алексея Навального может повлечь за собой новые санкции. На фоне необычайно жесткой риторики со стороны европейских лидеров, традиционно ориентированных на бизнес, и угроз Европейского союза ввести свой вариант «акта Магнитского» произошло дальнейшее падение рубля. По мере ухудшения отношений между Россией и ЕС российский бизнес может стать еще более токсичным, чем когда-либо, что лишит страну основных источников внешнего финансирования.
Хорошие экономические показатели России во время пандемии по сравнению с другими странами не должны искажать ее реальные перспективы. Российская экономика продолжает стагнировать, и многие проблемы усугубляются.
Дмитрий Фроловский — политический аналитик и независимый журналист.
Наверх