+0.63%
79.41
-0.60%
65.4394
-0.08%
75.3253
+0.53%
1.1512
+0.05%
1226.52

«Северный поток — 2»: что останется Украине

19 июля, 03:00
88
Подготовка к прокладке труб газопровода по дну Балтийского моря в порту Визби на острове Готланд
Длительный спор вокруг трубопровода «Северный поток — 2» приобрел мировую политическую проекцию. Но министр экономики Германии Петер Альтмайер настроен оптимистично. Он считает возможным достижение единой позиции России, Украины и ЕС. Об этом политик ХДС заявил в Берлине, где во вторник начались переговоры по «Северному потоку — 2». В первом раунде должны быть зафиксированы спорные моменты и определен план переговоров. Время поджимает, поскольку трубопровод должен быть введен в эксплуатацию уже в конце 2019 года, тогда заканчиваются и российско-украинские договоры по транзиту.
Исходные позиции сторон практически несовместимы. Украинский государственный концерн «Нафтогаз» озвучил свои позиции в понедельник — он готов снизить тарифы на 20 процентов, если «Газпром» гарантирует объем ежегодного транзита в 141 миллиард кубометров. Это примерно соответствует уровню 1998 года, когда Украина была практически монополистом транзита российского газа на Запад. Такой объем сегодня возможен только в том случае, если «Газпром» откажется от экспортной монополии, и газ из Центральной Азии будет идти напрямую по российской трубе на Запад. Кажется маловероятным, что «Газпром» откроет своему центральноазиатскому конкуренту такой доступ к рынку.

Обоюдные иски
«Газпром» подсчитал, что расходы на «транзит» через Балтийское море примерно на треть ниже предложения Украины. Киев пытается оказать давление на Россию при помощи юридических средств — и пока преуспевает в этом. «Нафтогаз» подал на «Газпром» иск в Стокгольмский арбитраж, специализирующийся на экономических спорах. Речь идет о компенсации за нарушение условий договора. Российский концерн ответил встречным иском. Стокгольм, между тем, вынес решение как в пользу, так и против «Газпрома». Промежуточный итог — российский концерн должен выплатить украинским партнерам порядка двух миллиардов долларов. Для взыскания этой суммы недавно был наложен арест на активы «Газпрома» на Украине.
Насколько серьезно Россия воспринимает этот судебный спор, стало понятно в ходе встречи. Там российский президент заявил, что новое газовое соглашение с Украиной возможно, «если оба экономических субъекта урегулируют свой спор в Стокгольмском арбитраже». То, что «Газпром» и «Нафтогаз» в ближайшее время придут к соглашению, скорее, маловероятно. Тем большее значение имеют переговоры, которые сейчас начались в Берлине с участием ЕС и Германии.

Последнее препятствие
У Германии есть экономические интересы, которые совпадают с российской позицией. Однако однозначная солидарность с «Газпромом» привела бы к политическим разногласиям не только с Украиной, но также с Польшей и балтийскими странами. Есть и последнее техническое препятствие. Дания пока не дала согласия на прокладку трубопровода через свои территориальные воды. Копенгаген планирует еще раз провести в ЕС переговоры относительно «Северного потока — 2».
Украина все последние 30 лет постепенно теряла свою роль в транзите сибирского газа в Западную Европу. После распада СССР около 90% экспорта сырья из России шло через соседнюю страну. После постройки трубопровода «Ямал-Европа» через Белоруссию и Польшу в 1999 году доля транзита Украины составляла 75%, а с вводом в эксплуатацию «Северного потока» (2011 год) — 50%. С введением в строй «Северного потока — 2» и трубопровода через Турцию на долю украинского транзита придется всего десять процентов. Но это означает, что условие правительства ФРГ будет все же формально выполнено — транзит все еще будет существовать.
Наверх