+0.97%
63.56
-0.35%
63.9388
-0.10%
70.7000
+0.25%
1.1057
+0.51%
1501.00

«Северный поток-2»: США расшатывают трансатлантический альянс (Atlantic Counci)

2 июня, 08:00
190
Готовая часть газопровода
Хотя Конгресс США настаивает, что он всецело поддерживает трансатлантический альянс, он угрожает ослабить позиции ключевых партнеров США, одобрив новый закон, который позволит ввести санкции против ключевых союзников Америки. Закон о защите энергетической безопасности Европы (Protecting Europe's Energy Security Act) предписывает вводить санкции против тех компаний и лиц, которые участвуют в реализации проекта строительства газопровода «Северный поток-2». Хотя существуют убедительные аргументы против этого проекта, введение санкций против его участников (и, фактически, попытки управлять европейской энергетической политикой из Вашингтона) — это не тот путь, который позволит убедить наших ключевых союзников разнообразить список поставщиков энергоресурсов.
По «Северному потоку-2» российский природный газ будет поставляться через Балтийское море на внутренний рынок Евросоюза. Поскольку, согласно прогнозам, в течение следующих двух десятилетий внутренняя добыча природного газа в странах Евросоюза уменьшится наполовину, ЕС стремится найти источники, чтобы компенсировать прогнозируемый дефицит и одновременно увеличить мощность трубопроводов. Через Балтийское море проходит прямой короткий маршрут с севера России на северо-запад Европы, что позволяет снизить расходы, закрепить использование экологически безвредного топлива и теоретически увеличить безопасность энергопоставок. Что примечательно, он позволяет России проложить новый газопровод в обход Украины, в результате чего Киев лишается ценной прибыли от транзита газа, а Москва получает больше возможностей использовать поставки энергоресурсов в качестве инструмента воздействия на Киев, не ставя под угрозу поставки в Европу.
Хотя на словах Евросоюз сделал диверсификацию источников энергоресурсов одним из своих приоритетов, — особенно учитывая склонность Москвы использовать их в качестве политического инструмента, — такое решение политического руководства не повлекло за собой соответствующих изменений на коммерческом рынке. Россия продолжает поставлять примерно 40% природного газа, потребляемого в странах Евросоюза, что отчасти объясняется той ролью, которую на рынке Евросоюза играют коммерческие энергетические компании. Американские политики с самого начала выражали обеспокоенность в связи с таким положением вещей и строительством «Северного потока-2» в целом во время встреч со своими европейскими коллегами.
В противовес антагонистическому подходу администрации Трампа к Европе Конгресс всегда относил непосредственное дипломатические взаимодействие с Европой к числу своих приоритетов. В то время как Германия и некоторые другие западноевропейские страны отстаивают этот газопровод, представители стран Центральной и Восточной Европы вторят возражениям США (хотя, в целом, они выступают против введения новых санкций).
Заместитель главы Еврокомиссии по делам Энергосоюза Марош Шевчович (Maroš Šefčovič) с самого начала раскритиковал этот проект, заявив, что его реализация повлечет за собой целый ряд проблем. Несмотря на, казалось бы, практически всеобщее беспокойство, отсутствие каких-либо действий со стороны европейских лидеров заставило американских сенаторов Теда Круза (Ted Cruz), Джинн Шейхин (Jeanne Shaheen), Джона Баррассо (John Barrasso) и Тома Коттона (Tom Cotton) вынести на рассмотрение законопроект о санкциях — Закон о защите энергетической безопасности Европы, — который непосредственным образом направлен против «Северного потока-2».
В частности, этот закон предписывает вводить блокирующие санкции против тех лиц и компаний, которые участвуют в продаже, аренде, координации и предоставлении судов, используемых в процессе строительства подводных участков российских экспортных трубопроводов на глубине 30 метров и более, в том числе «Северного потока-2». Хотя это может показаться формальной санкцией, направленной против России, потенциальными мишенями на самом деле станут крупные европейские компании, включая немецкие Uniper и Wintershall Holding, французскую компанию Engie, австрийскую OMV, а также англо-голландскую Shell. Поскольку у России нет технологий, необходимых для реализации подобных подводных проектов, она вынуждена рассчитывать на своих западных подрядчиков. Этот новый закон также предоставляет возможность вводить визовые запреты в отношении главных акционеров и сотрудников этих компаний.
Последствия введения этих экономических и финансовых санкций в отношении крупных европейских энергетических компаний не будут ограничиваться только Европой. Блокирующие санкции нанесут непосредственный удар по американским активам этих компаний и отразятся на энергетическом рынке и любых платежах, которые проходят через американскую финансовую систему. Эти санкции негативно скажутся на существующих и будущих возможностях сотрудничества между европейскими и американскими энергетическими компаниями, такими как терминал СПГ в Вильгельмсхавене в Германии, который строит компания Uniper и который позволит диверсифицировать источники поставок в Германию, обеспечив дополнительными бизнес-возможностями американские компании, занимающиеся СПГ. Введение подобных санкций, несомненно, негативно отразится на готовности Евросоюза поддерживать США в вопросе санкций в будущем, особенно когда возникнет необходимость продлить сроки действия антироссийских санкций.
Этот закон также предписывает ввести санкции против тех лиц, которые участвуют в страховании или вторичном страховании любых судов, используемых в реализации проекта «Северный поток-2». Хотя в список дискреционных санкций, из которого администрация должна выбрать как минимум пять мер, не вошли полноценные блокирующие санкции, среди них есть меры, способные оказать весьма заметное воздействие. К ним относятся ограничения на обмен валюты, банковские услуги, инвестиции и размеры капитала, которые в случае введения могут негативно сказаться на международной деятельности страховых компаний.
Новый закон также предписывает регулярно составлять отчеты о воздействии «Северного потока-2» на национальную безопасность США и о степени энергетической зависимости европейских стран, а также о компаниях, участвующих в строительстве и ремонте «Северного потока-2». Это требование может на первый взгляд показаться бессмысленным, однако в перспективе оно позволит выстраивать санкционную политику соответствующим образом. В частности, в этом законе есть оговорка, позволяющая отказаться от введения обязательных санкций в том случае, если администрация решит поставить интересы своих альянсов выше необходимости вводить санкции.
Вместо того чтобы способствовать развитию дипломатических связей и поддержке союзников, на которой настаивают сенаторы, подготовившие этот законопроект, в нем карательные меры ставятся выше поисков разумных решений. Сенаторы совершенно справедливо указывают на то, что «Северный поток-2» противоречит стремлению Европы к диверсификации энергопоставок, однако использовать санкции для устранения этой внешнеполитической проблемы — это неправильный политический инструмент. Вместо того чтобы слишком часто прибегать к инструменту санкций, Конгрессу необходимо поставить во главу угла свою роль как структуры внутри правительства США, выступающей в поддержку укрепления трансатлантического альянса, и поддержать стремление европейцев к диверсификации источников и постепенному уходу от российских энергоресурсов несколькими способами.
Во-первых, Конгресс США должен способствовать увеличению объемов поставок американского газа в Европу. Хотя Евросоюз не вводит никаких ограничений или рыночных барьеров для импорта американского природного газа в страны Европы, США требуется предварительное одобрение на экспорт СПГ в Евросоюз. Отмена этого требования продемонстрирует, что США действительно готовы поддержать процесс диверсификации энергопоставок в Европу.
Это стоит дополнить пакетом экспорта американского природного газа по конкурентным ценам. В настоящее время американский природный газ стоит существенно дороже российского, что во многом объясняется значительными затратами на его транспортировку. Такая высокая цена делает американский газ гораздо менее привлекательным в глазах европейцев. Временные субсидии или другие финансовые поощрения могут подтолкнуть европейцев к тому, чтобы пересмотреть их отношение к поставкам газа из России — как минимум в краткосрочной перспективе.
Кроме того, Конгрессу США необходимо поддержать стремление Евросоюза к диверсификации источников поставок в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Помимо предоставления альтернативы для части поставляемого из России газа, США могли бы активно инвестировать средства во внутриевропейскую энергетическую инфраструктуру в рамках более долгосрочной стратегии. Евросоюз уже расширяет свою нынешнюю энергетическую сеть и создает новые мощности в Адриатическом море (в Хорватии), в Балтийском море (в Польше) и Средиземном море (в Греции). Эти новые и расширенные проекты позволят существенно увеличить объемы добычи СПГ внутри Евросоюза. Чтобы поддержать эти проекты, Конгрессу США стоит одобрить недавно вынесенный на рассмотрение Закон о европейской энергетической безопасности и диверсификации поставок (European Energy Security and Diversification Act). Этот закон позволит выделить 1 миллиард долларов на инвестиции в европейские энергетические проекты, которые в сочетании с дипломатической и технической поддержкой позволят Европе избавиться от энергетической зависимости от России.
Закон о европейской энергетической безопасности и диверсификации поставок является отражением попыток Конгресса США эффективно вложить средства, поставив во главу угла альянс США-Евросоюз посредством инвестиций в его стратегическое будущее. Если Конгресс США действительно ценит этот важнейший исторический альянс, он воздержится от противодействия европейским союзникам посредством карательных санкций и поддержит процесс диверсификации энергопоставок, к которой стремятся и США, и Евросоюз.
Саманта Салтун — старший научный сотрудник программы Global Business and Economics Атлантического совета и Центра стратегии и безопасности имени Брента Скоукрофта. Ранее она была экспертом по санкционной политике в Управлении по контролю за иностранными активами Министерства финансов США.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх