+0.86%
42.19
+1.38%
78.2164
+0.02%
90.9266
+0.02%
1.1625
-0.06%
1863.05

«Северный поток - 2»? Цена на российский газ может вырасти (Politico)

16 мая, 12:20
142
Строительство газопровода
В пятницу российский газопровод «Северный поток — 2» неожиданно столкнулся с препятствием, созданным Германией.
Немецкий регулятор отклонил запрос компании, осуществляющей реализацию проекта стоимостью 9,5 миллиарда евро, вывести «Северный поток — 2» из-под действия правил обновленной Газовой директивы ЕС на 10 лет.
«Таким образом, когда "Северный поток — 2" будет введен в эксплуатацию, он будет подчиняться нормативно-правовым требованиям Германии и правилам Газовой директивы ЕС по отделению оператора от компании-поставщика, предоставлению доступа третьей стороне и согласованию цен», — заявили в Федеральном сетевом агентстве Германии (BNA).
С этим возникает проблема, но у российского газового гиганта «Газпром» (компании, стоящей за «Северным потоком — 2») есть несколько возможных решений.
Есть три основных требования, которым должен будет соответствовать 1200-километровый трубопровод, чтобы после завершения его строительства поставки газа осуществлялись в соответствии с законодательством. Необходимо провести структурную реорганизацию компании (так называемый анбандлинг) с целью разделить оператора газотранспортной системы и поставщика газа, то есть, передать функции оператора трубопровода независимой компании. Любому поставщику, желающему прокачивать газ по трубопроводу, должно быть предоставлено такое право — то есть, должен быть обеспечен так называемый доступ третьей стороны. И, наконец, «Газпром» должен будет согласовать с Федеральным сетевым агентством Германии свою методику установления тарифов.
Теперь, когда заявка на выведение «Северного потока — 2» из-под действия правил Газовой директивы ЕС отклонена, для реализации проекта необходимо следующее:
1. Продолжать строительство пока идут судебные разбирательства
Первый шаг — обжаловать отказ.
«Мы ждем получения официального решения, а затем проанализируем его и рассмотрим дальнейшие действия, необходимые для того, чтобы обеспечить соблюдение наших прав, включая обжалование этого решения в немецких судах, — заявил Себастьян Сасс (Sebastian Sass), официальный представитель компании "Норд Стрим 2" (Nord Stream 2), оператора "Северного потока — 2″. — Подать апелляцию можно в течение одного месяца после принятия решения».
У компании есть и другие варианты действий в рамках правового поля.
В июле компания «Норд Стрим 2» подала иск в Суд Европейского Союза, требуя отменить поправки ко второй обновленной Газовой директиве на основании дискриминации и других основаниях. В сентябре в соответствии с Договором к Энергетической хартии она подала в арбитражный суд иск против Евросоюза.
Суд Европейского Союза выносит решение в среднем через 20 месяцев, и в данном случае оно будет вынесено в марте 2021 года — примерно в это же время, по словам президента России Владимира Путина, может начаться прокачка газа, если строительство трубопровода возобновится, и будут выдержаны запланированные сроки. Для того чтобы это дело было рассмотрено по существу, компания «Норд Стрим 2» должна сначала решить сложную задачу и выяснить, обладает ли она исковой правоспособностью.
Арбитражное разбирательство может продолжаться от двух до четырех лет, а то и дольше. Российская компания хочет, чтобы было вынесено решение о том, что поправки к Газовой директиве являются дискриминационными по отношению к инвесторам «Северного потока — 2» и требуют корректировки, а также надеется на компенсационные выплаты.
Эти разбирательства не помешают тому, чтобы директива тем временем вступила в силу, но если «Газпром» выиграет, он сможет не соблюдать строгие правила этой Директивы и получить компенсацию за убытки.
2. Отказаться от управления трубопроводом
Согласно Газовой директиве ЕС, если «Газпром» хочет поставлять свой собственный газ по газопроводу «Северный поток — 2», он не может одновременно контролировать инфраструктуру. В настоящее время «Газпром» является единственным владельцем проекта, оператором и поставщиком газа.
Существует несколько вариантов действий.
«Газпром» мог бы полностью продать трубопровод либо сохранить право собственности и просто передать его управление другому оператору.
В одном случае «Газпром» мог бы остаться собственником, но передать управление всем трубопроводом одной из своих дочерних компаний, добавив в организационную структуру «элемент разделения», что технически соответствовало бы правилам, говорит Катя Ефимова (Katja Yafimava), старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований.
Либо он мог бы остаться собственником, но создать нового оператора газотранспортной системы, принадлежащего дочерней компании «Газпрома» вместе с каким-нибудь европейским оператором, сказала она.
Наконец, «Газпром» мог бы остаться собственником всего газопровода и быть оператором российского участка, но за эксплуатацию последних 54 километров трубы отвечал бы европейский оператор газотранспортной системы.
Но, в конечном итоге, решать, достаточно ли такого рода корректировок для того, чтобы подтвердить соблюдение правил, будет Федеральное сетевое агентство Германии.
«Если "Газпром″ останется собственником газотранспортной системы на участке от российского берега до точки входа в территориальные воды Германии, а дальше у них будет другая компания, "собственник последних 54 километров″, то это можно считать способом обхода правила, предусматривающего разделение поставщика от оператора», — предупреждал в прошлом году в интервью изданию «Политико» (Politico) директор отдела по внутреннему рынку ЕС генерального директората по энергетике Еврокомиссии Клаус-Дитер Борхардт (Klaus-Dieter Borchardt).
3. Возможно, России придется переосмыслить роль «Газпрома» как экспортера-монополиста
Проблема обязательного предоставления доступа третьих сторон состоит в том, что «Газпром» обладает монополией на экспорт российского газа.
Физически европейской компании нет смысла платить за доставку своего газа на север только для того, чтобы отправить его обратно по «Северному потоку — 2».
Это может привести к изменению роли «Газпрома».
Альтернативные газодобывающие компании конкурируют с «Газпромом» на территории России с 1998 года, а в 2014 году в Санкт-Петербурге, недалеко от того места, где берет свое начало «Северный поток —2», была основана Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ).
«Если бы [Россия] действительно развивала эту площадку и позволяла другим компаниям конкурировать с "Газпромом" [в сфере экспорта], это могло бы в будущем открыть некоторые возможности, — сказал высокопоставленный чиновник ЕС. — Но это зависит от российской стороны, повлиять на которую мы не можем».
«Газпром» также мог бы сохранить свою экспортную монополию, но выставить газ на аукцион на электронной торговой площадке компании с исходным пунктом поставки на распределительной станции в начальной точке «Северного потока — 2». В этом случае третьи лица могли бы подать заявку и оплатить право на использование «Северного потока — 2» для доставки газа.
«Конечно, это усложняет процесс, но это не те сложности, которые невозможно преодолеть», — сказал Ким Талус (Kim Talus), профессор энергетического права Университета Восточной Финляндии и Хельсинкского университета.
4. Быть готовым к повышению цен
По словам Талуса, если Россия будет вынуждена придерживаться правил Газовой директивы ЕС, то вероятным результатом станет повышение стоимости ее газа.
Все контракты на поставку, заключенные «Газпромом» до реализации проекта, должны быть соответствующим образом скорректированы.
«Это предполагает повышение стоимости газа «Газпрома», и это повышение стоимости, в конечном счете, затронет европейских потребителей, но оно может привести к повышению привлекательности других поставщиков, таких как США с их сжиженным газом», — сказал Талус. А стоит ли этот общий рост цен того, чтобы добиться стратегических целей, «или следует покупать самый дешевый газ, чтобы помочь своей экономике — это уже другой вопрос», добавил он.
Тарифы на использование немецкой газотранспортной системы также увеличатся, поскольку Федеральное сетевое агентство Германии устанавливает их исходя из стоимости всей трубопроводной инфраструктуры в своей юрисдикции, что позволит добавить последние 54 километра «Северного потока — 2».
Эти цены регулятор пока еще не озвучил, но в ходе анализа, который был проведен компанией «ПрайсуотерхаусКуперс» (PwC) по заказу «Норд Стрим 2» и о результатах которого сообщило издание «Хандельсблат» (Handelsblatt), было подсчитано, что немецким потребителям придется дополнительно платить по 50 миллионов евро в год.
5. Следует действовать осмотрительно, поскольку создан прецедент, и могут возникнуть проблемы с другими трубопроводами
Хотя поправки к Газовой директиве ЕС были в основном направлены на то, чтобы создать проблемы в реализации проекта «Северный поток — 2», на самом деле эти правила распространяются и на другие газопроводы из третьих стран, проходящие по территории ЕС.
По территории Италии и Испании проходят газопроводы, берущие начало в Алжире, в котором, как и в России, есть государственная компания, являющаяся монополистом в области экспорта газа — «Сонатрак» (Sonatrach). По данным ЕС, ни одна из этих стран не включила в национальное законодательство требования обновленной Газовой директивы ЕС в установленный срок, истекший 24 февраля.
Без такого переноса норм владельцы этих трубопроводов не смогли подать заявку на освобождение их от соблюдения правил, которое в соответствии с Директивой может быть предоставлено только до 24 мая. Однако, по словам чиновника Европейской комиссии, «даже если сейчас уже поздно, мы это делаем регулярно, и это не означает, что ничего не получилось, и все пропало. Комиссия может быть более строгой или более снисходительной»
Но если не освободить «Северный поток — 2» от соблюдения правил потому, что он не был построен в запланированные сроки, и при этом вывести из-под действия этих правил другие трубопроводы, несмотря на то, что их владельцы не подали заявки в установленный срок, это может стать дополнительным аргументом для владельцев «Северного потока — 2», заявляющих о дискриминации.
Наверх