+0.20%
73.72
-0.13%
63.7303
-0.52%
71.4614
-0.39%
1.1213
-0.16%
1272.86

Süddeutsche: как торговцы пивом из Красноярска бросили вызов немецкой продуктовой империи

12 апреля, 14:40
63
Женщина с тележкой в супермаркете
Колбаса и водка в картонных коробках и по самым низким ценам — в магазинах российской сети дискаунтеров «Светофор» многое напоминает «Альди» (германская сеть дискаунтеров — прим. ред.). В России сеть бурно развивается, а теперь она прокладывает себе дорогу и в Германии.
Икра — в самом конце торгового зала, в холодильном отсеке. Возможно, случайно получилось так, что покупатель сначала должен пройти мимо туалетной бумаги, шпрот, пачек с «Геркулесом» для утренней каши, сгущенного молока, которое в России обязательно подают к блинам, — то есть мимо вещей повседневного спроса. И лишь потом клиент попадает к товарам, которые в Сибири считаются роскошью: мясу, колбасе, яблокам. Но, скорее всего, в таком магазине, как этот, ничто не лежит в случайном месте. Тот, кто дошел до этой зоны и еще не истратил все деньги, может купить в российском дискаунтере «Светофор» маленькую пластмассовую баночку с красной или черной икрой. Но он знает и благодаря строгим законам о защите прав потребителей может прочитать на упаковке, что эта красная икра — не из лосося, а черная — не из осетра. Эта икра — дешевый заменитель: соленые шарики из водорослей, смешанные со сливочным соусом.
Более 900 супермаркетов с супернизкими ценами содержит сейчас фирма «Торгсервис» в Восточной Европе и Азии. Магазины невзрачно оформлены, товары лежат на деревянных поддонах, выбор небогат, зато цены значительно ниже, чем у конкурентов. На такие магазины у нас бы никто бы и внимания не обратил, если бы их хозяева в начале февраля этого года не открыли первый филиал в Германии: в Лейпциге — и, как нарочно, в помещении бывшего «Альди». Наплыв покупателей был такой, что из-за проблем со своевременным подвозом товаров магазин пришлось закрыть на пару дней. «Каждый день только самые низкие цены» обещает супермаркет, открытый в Германии под названием «Мере», что по-румынски означает «яблоки». В России эти магазины называются «Светофор», почему — неизвестно. Возможно, дело в том, что такой логотип — красный, желтый и зеленый кружки — хорошо смотрятся на серых фасадах.
Новый конкурент, считают эксперты, вполне может потягаться с немецкими дискаунтерами, которые уже давно стараются более привлекательно представлять свои товары, предлагают биопродукты и рассчитывают не только на покупателей, считающих каждый цент. А супермаркеты «Светофор» — это как бы прямой возврат к исходной форме дискаунтера. И в этом можно убедиться, посетив один из супермаркетов сети, например, магазин в сибирском Красноярске, в 400 километрах от Москвы.
Супермаркет находится в Октябрьском районе, в западной части города, где «Светофоры» первоначально и зародились. В 2009 году именно тут открылись первые точки сети. Сегодня их 38 в регионе и семь по всему городу, то есть по одному в каждом районе. Некоторые работают с 9 до 21 часа, «без обеденного перерыва и выходных», как написано на табличках у входа. Остальные магазины сети продают товары круглосуточно и семь дней в неделю. Трудности с поставками бывают и в Красноярске. Только что в супермаркете закончились сигареты.
Подавляющее большинство товаров — российского производства. Колбасу поставляют из Новосибирска, вино — на этикетках по-немецки написано «Milch der Göttin» — разливают по бутылкам в Ставрополе на Черном море. Товары лежат в основном в картонных коробках, в которых их и поставили в магазин, покупатели берут их прямо оттуда. В одной смене — пять женщин-сотрудниц: они сидят за кассами, подносят товары — в общем, дел им хватает. Торговое помещение — большой цех, где раньше делали танки. Единственное, что может сделать шопинг в этом магазине приятным, — это цены.
Восемь рулонов двухслойной туалетной бумаги стоят 51 рубль, то есть 70 центов. В других магазинах, как говорят покупатели, за те же товары платишь вдвое больше. Пол-литровую бутылку водки с местным колоритом — она называется «Енисей», как река в Красноярске, — можно купить за 215 рублей, то есть меньше чем за 3 евро. Пожилая женщина, проехавшая сюда специально на автобусе три километра, говорит, что сардельки, которая она так любит, стоят тут дешево — всего 70 рублей за пять штук в упаковке. Концепция супермаркета такова: «У нас нет десяти сортов сыра на выбор, а только два сорта в большой упаковке», объясняет Галина Функ, директор филиала. Среди покупателей много пенсионеров: «Жизнь тут тяжелая». В среднем люди в России зарабатывают 400-500 евро, пенсионерам приходится обходиться значительно меньшей суммой. Поэтому большинство подрабатывают в нескольких местах и после выхода на пенсию, срок которого постепенно отодвигается: с 55 до 60 лет для женщин и с 60 до 65 для мужчин. Кроме того, в Красноярске — множество гастарбайтеров из Китая, Киргизии и Узбекистана, а у них денег на жизнь еще меньше. Они — тоже клиенты «Светофора». Супермаркет идеально вписывается в жизнь города: туда идут, когда другого пути нет.
Даже весной Красноярск накрыт смогом. Воздух в городе крайне загрязнен. Те, у кого есть дача, сбегают туда по выходным. Называемые санаториями отели на природе, где одна ночь стоит 40-59 евро, могут позволить себе лишь состоятельные горожане. То же самое с домами на склоне, на востоке Красноярска, где воздух лучше, чем в долине. Тем не менее город, в котором во время Второй мировой войны было множество эвакуированных, а затем и политических ссыльных, продолжает расти. Сегодня население Красноярска официально составляет один миллион жителей, и, по разным оценкам, еще 200 тысяч человек живут там без регистрации.
Пусть жители и жалуются на слезящиеся глаза, пусть им приходится переносить огромные перепады температуры (зимой морозы иногда достигают минус 45 градусов, а летом может стоять жара до плюс 35), кое-что привлекательное в Красноярске все-таки есть. Это работа, в том числе и хорошо оплачиваемая, с сибирскими надбавками — на химических фабриках, металлообрабатывающих предприятиях и на втором по величине в мире алюминиевом заводе. До 1992 года Красноярск из-за местной оборонной промышленности был так называемым «закрытым городом». Туристам, едущим по Транссибирской магистрали, было запрещено покидать поезд, даже окна в вагонах занавешивали.
Прежде город был труднодоступен, а сегодня так же трудно связаться с основателями и владельцами фирмы «Торгсервис» Валентиной и Иваном Шнайдерами и их сыновьями Андреем и Сергеем. Семья продолжает жить в Красноярске. Но, в отличие от других российских бизнесменов, охотно рассказывающих о своих успехах, Шнайдеры не дают интервью, а живут так же непублично, как и основатели «Альди» Карл и Тео Альбрехты, которым Шнайдеры подражают и в бизнес-модели.
Свой успешный бизнес Шнайдеры начали с пива. В одной из статей русскоязычного «Форбса» (Forbes) говорится, что братья основали в 1994 году сеть павильонов для торговли напитками «Ленком». Фирма торговала распространенными в России марками пива «Балтика», «Очаково» и «Хайнекен». В 2004 года они владели уже целой сетью павильонов под названием «Напильник». В них торговали пивом, вином, крепким напитками, сигаретами и закусками, которые употребляют под алкоголь, например, овощными заготовками и копченой рыбой. Но потом грянул финансовый кризис, рубль упал, в 2015 году сеть разорилась. Но у Шнайдеров уже давно был запасной вариант. Еще в 2009 году Андрей Шнайдер открыл сначала дискаунтер «Росторг», а потом первый супермаркет «Светофор» — все в родном Красноярске. Оттуда «Светофор» распространился в близлежащие регионы Сибири, потом в другие области России, в Казахстан и Белоруссию. Вероятно, успешно: теперь, помимо магазинов «Светофор», семье принадлежат еще и аптеки, клиники и другие предприятия.
Как будет развиваться бизнес в Германии? Трудно сказать, появятся ли тут запланированные концерном 100 филиалов «Мере». Но в любом случае концепция себя оправдает, если сеть будет расти. Ведь жесткие дискаунтеры могут удержаться на рынке только в том случае, если логистика налажена, а цепь поставок достаточно велика.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх