+1.02%
88.92
+0.46%
76.5605
+0.31%
86.7277
-0.16%
1.1328
+0.02%
1843.15

TAC: санкции против «Северного потока — 2» опасны. Вот почему

10 января, 17:50
64
Строительство газопровода
Санкции против этих. Санкции против тех. В настоящее время Министерство финансов [США] занимается реализацией нескольких десятков санкционных программ, направленных на то, чтобы изменить поведение отдельных стран.
Тем не менее, никому, очевидно, не приходит в голову задать один важный вопрос: способствуют ли санкции миру и взаимопониманию, или же они усиливают напряженность в отношениях между странами? Что в своем поведении изменил Китай с тех пор, как Соединенные Штаты ввели против него первые санкции? Изменила ли свое поведение Россия? Россия вернула Крым Украине?
Хотя до сих пор нет никаких доказательств их эффективности, санкции пользуются большой популярностью в обеих партиях. Эмбарго — старшие братья санкций — тоже вызывают заметный энтузиазм как среди демократов, так и среди республиканцев. Эмбарго, введенное Соединенными Штатами против Кубы, действует уже более 60 лет, однако до сих пор нет никаких свидетельств смены режима и даже изменений в политике властей этого государства.
Часто эмбарго называют — в первую очередь страны, против которых они вводятся, — актом войны. Многие историки сходятся во мнении, что эмбарго Соединенных Штатов 1807 года в конечном счете привело к началу в 1812 году войны с Великобританией. Вводя эмбарго, президент Джефферсон намеревался наказать Францию и Англию за их агрессию на море, однако вместо этого эмбарго подорвало американский экспорт и негативно сказалось на импорте. Экспорт сократился на 75%.
Некоторые историки также считают, что американское эмбарго против Японии, введенное в 1941 году, стало причиной начала войны. Франклин Рузвельт захватил все активы Японии, и она лишилась возможности вести международную торговлю и более 80% импортируемой в страну нефти. По крайней мере с точки зрения Японии, это фактически было актом войны.
Тем не менее, энтузиасты, поддерживающие эмбарго и санкции, продолжают настаивать на их расширении. Сторонники санкций указывают на то, что международные санкции против Ирана оказались эффективным рычагом воздействия, позволившим заключить с этой страной ядерное соглашение в эпоху администрации Обамы.
Возможно. Однако не менее веским аргументом может служить и то, что сесть за стол переговоров Иран заставили не только кнут, но и пряники. Любопытно, но дипломатия предполагает необходимость «давать и брать», а не только «брать, брать и еще раз брать».
Наш опыт взаимодействия с Ираном должен послужить нам опорой в дебатах по поводу санкций против газопровода «Северный поток — 2», идущего напрямую из России в Германию. Однако тень меркантилизма затмевает собой свет нашего прошлого опыта. Противники этого газопровода, что совершенно не удивляет, в основном находятся в тех странах, которые конкурируют за право поставлять газ. Если признать, что эти дебаты только на первый взгляд имеют отношение к национальной безопасности, хотя на самом деле в основе них лежит политика протекционизма, это поможет нам лучше понять динамику.
История свидетельствует о том, что торговля между странами и их взаимосвязанность служат препятствиями для начала войн. Участие во взаимовыгодной торговле в совокупности с мощным военным сдерживанием — это то сочетание, которое позволяет эффективнее всего поддерживать мир.
За последние десять лет Конгресс США и американские президенты успели ввести огромное количество санкций против России и Китая. Когда я попросил чиновников Госдепартамента рассказать мне, как именно изменилось поведение этих двух стран в результате санкций, я увидел в их глазах лишь недоумение и замешательство. Теперь поборники санкций хотят ввести их против уже достроенного газопровода. Но что в поведении России они хотят изменить? Чего конкретно хотят от России? Какие шаги должна предпринять Россия, чтобы санкции были сняты?
Если бы санкции против «Северного потока — 2» действительно были направлены на то, чтобы изменить политику России или предотвратить ее агрессию, тогда НАТО, включая Германию могли бы пригрозить Москве введением санкций в том случае, если она вторгнется на Украину. Тогда угроза санкций — при условии поддержки со стороны Германии — могла бы действительно возыметь действие.
Однако, наблюдая за ходом текущих дебатов, я думаю, что скоро вы увидите, что санкции против «Северного потока — 2» обусловлены скорее меркантилизмом и протекционизмом, а вовсе не соображениями национальной безопасности.
Рэнд Пол — сенатор-республиканец от штата Кентукки.
Наверх