-0.39%
60.76
+0.38%
64.0219
+0.29%
70.8597
-0.09%
1.1068
+0.34%
1477.48

The Diplomat: что делает Индия на российском Дальнем Востоке?

11 октября, 08:30
52
Восточный экономический форум. День первый
Во время визита премьер-министра Индии Нарендры Моди (Narendra Modi) в Россию в начале сентября стороны подписали несколько соглашений и меморандумов о взаимопонимании в области производства продукции военного назначения, ядерной энергетики, использования природного газа (в качестве газомоторного топлива), в сфере морского сообщения и торговли. Индия и Россия обязались утроить к 2025 году товарооборот между двумя странами до 30 миллиардов долларов, а также подписали дорожную карту сотрудничества в нефтегазовом секторе на пять лет.
Однако главным пунктом программы визита Моди в Россию были инициативы Индии в отношении российского Дальнего Востока. На пятом саммите Восточного экономического форума (ВЭФ), проходившем 4-6 сентября во Владивостоке, Моди пообещал открыть кредитную линию на сумму в один миллиард долларов для развития российского Дальнего Востока.
Российский Дальний Восток — это огромный регион, который простирается от озера Байкал, крупнейшего в мире пресноводного озера, до Тихого океана и занимает около трети территории России. Хотя он богат такими природными ресурсами, как полезные ископаемые, углеводороды, древесина и рыба, экономически он развит слабо. Здесь существует ряд проблем, таких как суровый климат, малочисленное население, растущая миграция, неразвитая инфраструктура и отсутствие сообщения. Из-за этих проблем российский Дальний Восток оставался во многих отношениях слабо развитым регионом.
Недостаточное развитие российского Дальнего Востока вызывает у Москвы беспокойство. Этот отдаленный регион известен своим сепаратизмом, и Москва по понятным причинам опасается, что его недостаточное развитие вызовет сепаратистские настроения, которые могут подогревать соседние страны, в частности Китай. Из-за этих опасений российское правительство в 2006 году приняло решение о приоритетном развитии Дальнего Востока.
На волне украинского кризиса в 2014 году активизировалась кампания, проводимая США и ЕС с целью изоляции России. В отношении России были введены санкции, и ей пришлось искать другие рынки, другие источники инвестиций и технологий. Все это привело к тому, что Россия сделала разворот в сторону Азии, и с учетом этого разворота стало более заметным и внимание Москвы к своему Дальнему Востоку.
В 2015 году Путин начал проводить ВЭФ для привлечения инвестиций на Дальний Восток и интеграции региона с восточноазиатскими экономиками. В последующие годы в ВЭФ приняли участие руководители ряда стран, в том числе Японии, Китая, Монголии и Южной Кореи.
Хотя Индия впервые приняла участие в ВЭФ в 2019 году, с российским Дальним Востоком она уже знакома. В 1992 году Индия открыла консульство во Владивостоке, став в этом отношении первой страной в мире. В последующие десятилетия ее интерес к Дальневосточному региону, особенно к его запасам нефти и газа, возрос. Более того, еще в 2001 году индийская нефтегазовая корпорация приобрела 20% акций в нефтегазовом проекте «Сахалин-1», и за последние пару лет индийские компании начали объявлять об инвестициях в российский Дальний Восток. Например, в декабре 2017 года энергетическая компания «Тата Пауэр» (Tata Power) объявила, что получила лицензию на разработку угольного месторождения на полуострове Камчатка и добычу энергетического угля, вложив в этот проект 4,7 миллиона долларов.
Как сказал в интервью изданию «Дипломат» (The Diplomat) член делегации Федерации торгово-промышленных палат Индии (FICCI), сопровождавшей Моди во время визита во Владивосток, помимо того, что Индии предоставлен доступ к ресурсам, ее участие в программе развития российского Дальнего Востока «могло бы подготовить почву для отправки в регион индийских рабочих — как квалифицированных, так и неквалифицированных». Индийские рабочие могли бы воспользоваться возможностью трудоустройства на российском Дальнем Востоке в трудоемких секторах, таких как судостроение и добыча полезных ископаемых, сказал он.
Кроме того, Индия и Россия планируют открыть морское сообщение между Владивостоком и городом на юге Индии Ченнаи. Помимо того, что благодаря этому сообщению почти вдвое сократится расстояние и время доставки морских грузов из Индии в Россию, маршрут Ченнаи-Владивосток станет для Индии заменой маршруту, проходящему через Суэцкий канал, которым Индия сейчас пользуется в торговле с Европой.
В основе сотрудничества Москвы и Дели на российском Дальнем Востоке лежат не только экономические интересы. Мощным стимулом для партнерства являются и геополитические соображения.
Расширение присутствия на российском Дальнем Востоке усиливает присутствие Индии и ее влияние в непосредственной близости от Китая. То, что Индия будет пользоваться морским маршрутом Ченнаи-Владивосток, не только позволит увеличить присутствие Индии в Южно-Китайском море, где доминирует Китай, но также станет ответом на китайскую инициативу «Один пояс и один путь» и дорога" (BRI), которая усилила влияние Китая и его присутствие в непосредственной близости от Индии.
Что же касается России, то причиной привлечения Индии к участию в ВЭФ является роль Индии в качестве потенциального «противовеса», уравновешивающей силы в условиях подавляющего присутствия Китая на российском Дальнем Востоке.
На долю Китая приходится почти две трети прямых иностранных инвестиций, которые российский Дальний Восток привлек за последние четыре года. Хотя Россия нуждается в китайских инвестициях, она испытывает трудности с китайскими проектами, поскольку к их реализации зачастую привлекаются только китайские рабочие. Это, а также незаконный приток китайских граждан на российский Дальний Восток (который граничит с густонаселенными китайскими провинциями Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин) наряду с растущим оттоком русских из этого региона, способствует изменению состава населения Дальнего Востока. Россияне опасаются, что приток китайцев не только будет способствовать усилению ксенофобской напряженности на Дальнем Востоке, но и может подготовить почву для «демографического вторжения». Такие опасения усиливаются воспоминаниями о жестокой конфронтации между Китаем и СССР в 1960 е годы.
Учитывая такие опасения, вполне возможно, что Россия считает, что индийский капитал и рабочая сила на российском Дальнем Востоке позволят компенсировать доминирующее присутствие Китая в регионе.
Российско-индийские отношения на российском Дальнем Востоке носят взаимодополняющий характер. Индийские аналитики отмечают, что хотя в регионе существует дефицит рабочей силы, он богат ресурсами. Российскому Дальнему Востоку необходимы капиталовложения, технологии и рынки сбыта. А Индия является страной с избытком рабочей силы и дефицитом ресурсов, нуждающейся в энергоносителях, минеральных ресурсах и сельскохозяйственных угодьях. Россия в состоянии удовлетворить потребности Индии и наоборот, сказал представитель FICCI, отметив, что это «служит хорошей предпосылкой для сотрудничества Индии и России на [российском Дальнем Востоке]».
За 13 лет, прошедших с тех пор, как Россия обратила внимание на свой Дальний Восток, в регионе произошли некоторые позитивные изменения. Промышленное производство на Дальнем Востоке в 2018 году выросло на 4,4%, что в полтора раза выше среднероссийского показателя, говорит доцент Школы региональных и международных исследований Дальневосточного федерального университета Артем Лукин.
«Возможное открытие Северного морского пути, введение Японией в 2016 году плана сотрудничества с Россией, состоящего из восьми пунктов, план сотрудничества Южной Кореи с Россией в рамках инициативы „девяти мостов" — все это указывает на рост интереса [Восточной Азии] к [российскому Дальнему Востоку]», — пишет Ниведита Капур (Nivedita Kapoor), аналитик из неправительственного аналитического центра Observer Research Foundation в Нью-Дели.
Однако социально-экономическая ситуация в регионе не изменилась, о чем свидетельствует отток населения из региона, говорит Лукин. Кроме того, в регионе не очень хорошо обстоят дела с иностранными инвестициями. По его словам, миллиарды долларов инвестиций, которые, по словам чиновников, регион привлек в последние годы, относятся скорее к намерениям, чем к реальным инвестициям. Несколько серьезных проектов с иностранным капиталом были сорваны. А те немногие проекты, которые стартовали, это нефтегазовые проекты на Сахалине. Эти сделки были заключены в 1990-е и 2000-е годы, до того, как Москва обратила внимание на Восток.
Азиатские инвесторы, в том числе Китай, «держатся на расстоянии от российского Дальнего Востока», говорит Лукин. Они считают, что «какими бы ни были ожидаемые прибыли, они не оправдывают риска ведения бизнеса на российском Дальнем Востоке», говорит он.
Кроме того, резкое охлаждение отношений между Западом и Россией, о чем свидетельствуют санкции США в отношении России, отпугивает потенциальных иностранных инвесторов от Дальнего Востока.
Индийские бизнесмены тоже могли бы признать, что риски ведения бизнеса на российском Дальнем Востоке намного больше, чем прибыль. Может, интерес Индии к региону не столько вызван чисто деловыми интересами, сколько обусловлен стратегическими и геополитическими соображениями?
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх