+0.79%
62.13
-0.11%
66.2036
+0.05%
75.6660
+0.16%
1.1429
+0.18%
1226.03

The Week: Скоро Америка будет платить большие проценты, но бояться долгового кризиса не стоит

2 октября, 20:00
104
Доллары США
Из-за налоговых сокращений и новых расходов государственный долг США через 10 лет может увеличиться с 80 до 100% ВВП. Между тем, по мере восстановления экономического роста федеральные власти постепенно увеличивают процентные ставки.
Каков итоговый результат? В 2017 году федеральное правительство выплатило процентов на сумму 263 миллиарда долларов, а в 2028 году эта сумма увеличится до 915 миллиардов. Она составит 13% от всех федеральных расходов. Это больше, чем расходуется на программу государственной бесплатной медицинской помощи «Медикэйд» и даже на вооруженные силы.
Звучит пугающе. И это действительно серьезная проблема, хотя и не в том смысле, как это представляется большинству населения.
Звучащие сегодня стандартные аргументы заключаются в том, что федеральные выплаты по процентам вытеснят другие приоритеты из национального бюджета. «Из-за тяжкого бремени процентных платежей правительству будет сложнее заниматься ремонтом ветшающей инфраструктуры и начинать другие крупные проекты», — предостерегла газета «Нью-Йорк Таймс». Она даже сделала предположение, что выплаты по процентам могут заставить правительство сократить расходы и поднять налоги во время следующего экономического спада вопреки тому, что экономике для восстановления нужны дополнительные стимулы. «Со временем наступит очередная рецессия, и в связи с этим возрастут шансы на то, что мы будем вынуждены жать на тормоза, хотя наша машина и без того будет ехать медленно», — заявил корреспонденту «Нью-Йорк Таймс» экономист из Гарварда Джеффри Фрэнкел (Jeffrey Frankel).
Но это абсолютно неверное предположение.
Правительство США контролирует выпуск американских долларов. Семьи, компании, местные власти и даже власти штатов должны заработать деньги, прежде чем их потратить. А вот федеральное правительство должно сначала потратить доллары, а уже потом облагать их налогами. Это очевидно, хотя не всегда понятно на первый взгляд. Поскольку государство печатает доллары в буквальном смысле, после чего пускает их в оборот, оно должно сначала обеспечить страну денежной массой, а уже потом возвращать деньги себе. (Если не верите мне, вспомните слова бывшего председателя Нью-Йоркского федерального резервного банка Бердсли Румла (Beardsley Ruml), который сказал то же самое еще в 1946 году.) Когда одна статья расходов в федеральном бюджете увеличивается, она не «вытесняет» другие приоритеты, потому что доллары у государства просто не могут закончиться.
Кто-то спросит: «А как же инфляция?» Вопрос правильный. Возможности государства по расходованию средств на общественные нужды и приоритеты на самом деле определяются уровнем инфляции, а не риском долгового кризиса. Когда инфляционная нагрузка становится слишком сильной, Соединенные Штаты могут ее облегчить, увеличив налоги либо подняв процентные ставки, чтобы убрать деньги из экономики.
Но если просто вводить в экономику новые доллары, это может и не привести к росту цен. Очень важно, куда пойдут деньги. Чтобы возникла инфляция, новые доллары должны идти на новые расходы и на удовлетворение потребительского спроса. А выплаты процентов по национальному долгу инфляцию не вызовут. Вероятность этого крайне низка.
Здесь очень важно понять, что большая часть государственного долга США деноминирована в казначейских обязательствах, а это едва ли не самые ликвидные активы в мире. Если у вас есть долгосрочные казначейские облигации, но вам нужна наличность, вы без проблем найдете покупателя. Но почти все владельцы таких облигаций предпочитают их деньгам, потому что им нужны сбережения. А поскольку владение казначейскими облигациями является необходимым условием для получения процентов, люди наверняка захотят сохранить и эти проценты тоже.
42% всех казначейских обязательств принадлежат иностранным государствам и зарубежным инвесторам, и хранятся в качестве резерва на случай чрезвычайной ситуации с валютным курсом. Еще 23% принадлежит властям штатов и местным администрациям, и это тоже является для них средством сбережения. Доля Федерального резерва тоже входит в эти 23%, но он все доходы за минусом текущих расходов переводит обратно Министерству финансов. Еще семь процентов казначейских обязательств принадлежат финансовым и страховым компаниям, а остальные 28% находятся в индивидуальных инвестиционных портфелях и так далее. Иными словами, подавляющее большинство казначейских облигаций предназначено для страхования от рисков и не является источником дополнительного дохода, который можно расходовать в экономике.
Поскольку казначейские облигации функционируют в виде личных состояний, важно отметить, что подавляющим большинством таких состояний владеют очень богатые американцы, даже если принять во внимание накопительные пенсионные счета и пенсионные портфели. А поскольку это люди богатые, они вряд ли станут тратить эти дополнительные деньги на потребление, и скорее всего, постараются их сохранить.
При всем при этом нельзя говорить о том, что федеральные процентные выплаты никогда не тратятся, а следовательно, не увеличивают инфляцию. Просто эффект от этих трат скорее всего минимальный.
И как же все это может быть связано с борьбой против рецессии?
Что ж, экономический спад по своей природе является дефляционным событием. Он дает государству необходимые возможности для того, чтобы стимулировать экономику и содействовать ее оздоровлению. Именно по этой причине абсолютно ошибочно предостережение Фрэнкела о том, что выплаты процентов связывают руки государству, мешая ему реагировать на очередную рецессию.
Но не стоит думать, будто федеральные выплаты по процентам исключительно благотворны и безвредны. Они никогда не разрушат федеральный бюджет, но могут породить другую проблему. Состоит она в следующем. Те 915 миллиардов долларов, что федеральное правительство выплатит в 2028 году в виде процентов, будут по сути дела бесплатными деньгами, которые правительство раздаст иностранным государствам, корпорациям или состоятельным частным лицам. Кроме всего прочего, это усилит имущественное неравенство. Если раздать богачам дополнительные деньги, чтобы они с ними играли, это может привести к тому, что они начнут творить глупости, скажем, создавая пузыри на бирже, в ипотечном кредитовании и дестабилизируя корпоративный долг.
Поэтому законодателей должно тревожить как раз это самое имущественное неравенство, а не призрачный долговой кризис государства.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх