+0.83%
64.76
-1.25%
62.7432
-1.50%
69.7146
-0.25%
1.1111
-0.45%
1468.70

Украина: битва за чернозем (Тиждень)

26 ноября, 03:30
38
Участники акции протеста против продажи земли в Киеве, Украина
Похоже, рынок земли на Украине все же появится: на прошлой неделе соответствующий законопроект был принят Верховной радой в первом чтении. Несмотря на все правки, которые будут внесены позже, эта реформа будет весьма непопулярной. В том, что владельцы земли могут получить право на ее продажу, уверены чуть более 50% украинцев, зато 28% придерживаются противоположного мнения и еще около 21% не определились со своей позицией («Демократические инициативы», 2019). Если этот вопрос будет вынесен на референдум, то внедрение рынка земли поддержали бы всего лишь 20%, а более 63% проголосовали бы против (Центр Разумкова, 2019).
Прослеживается интересный факт, что так было не всегда: в 1991-м году право собственников на торговлю землей поддерживали 74% украинцев и лишь 20% были против (КМИС, 1991). Причин для изменения общественного мнения немало. В частности, на это повлиял отрицательный опыт приватизации промышленных предприятий, процедура которого была далека от прозрачности и конкурентности. Впрочем, свою роль сыграла и соответствующая пропаганда, направленная на раздувание страхов в отношении рыночной экономики. И сегодня, когда власть неожиданно стала делать акцент на земельную реформу, есть возможность разобраться, какие именно нарративы используют ее противники.
Первый лагерь (конечно же, в значительной мере условный) противников реформы представляют принципиальные противники продажи земли. У них есть своя аудитория: по подсчетам социологов, таких взглядов придерживается около 33% украинцев («Демократические инициативы», 2019). Среди более-менее заметных политических сил данную позицию декларирует ВО «Свобода»: запрет осуществлять торговлю землей сельскохозяйственного назначения прямо прописан в ее программе. В качестве альтернативы предлагается «долгосрочное владение с правом семейного наследования». «Свобода» использует также поэтические аргументы. «Украинская земля обильно залита кровью многих поколений наших Героев… Поэтому мы не имеем морального права распродавать достояние нации, за которое боролись поколения украинцев», — заявил в недавнем обращении Олег Тягнибок.
Запретить продажу земли, в том числе на теневом рынке, обещает и Радикальная партия Олега Ляшко. «Как Эмиратам Господь дал нефть, так Украине — землю, — говорится в программе партии. — Продать землю можно только один раз, а что дальше? Что мы оставим детям? Поэтому продавать надо не землю, а продукцию, выращенную на земле».
В списке партий, которые принципиально выступают против рынка земли, значатся также коммунисты и социалисты, но КПУ сейчас находится под запретом, а социалистический лагерь переживает раскол и глубокий упадок.
Наряду с этим, в информационном пространстве вращается уйма сугубо иррациональных страхов и предрассудков мистического, псевдорелигиозного и конспирологического происхождения. Среди последних высказываний особо привлекательным оказался фейк, согласно которому украинские земли планирует скупить Израиль: кнессет якобы, услышав о грядущей реформе, выделил на это 84 миллиарда долларов. Впрочем, подобные слухи пользуются популярностью преимущественно в маргинальных кругах.
Гораздо более влиятельным является лагерь, который выступает за введение рынка земли, но только после того, как граждане поддержат реформу на референдуме. Главными промоутерами такой идеи является ВО «Батьковщина» и Оппозиционная платформа «За жизнь».
В обобщенном виде, аргументация «Батьковщины» сводится к следующему. Над миром якобы вновь висит угроза голода, а, следовательно, спрос на плодородные почвы чрезвычайно высок. Прежде всего речь идет о спросе на землю со стороны транснациональных корпораций и иностранных государств, которые захватывают сельскохозяйственные угодья в слаборазвитых странах за счет легального инвестирования («landgrabbing»). Другая угроза исходит со стороны местных олигархов, которые смогут законным или незаконным способом скупать земли, превратив страну в свои удельные княжества. Между тем, украинские фермеры будут обречены на разорение, а село — на дальнейшую деградацию. Критикуя законопроекты, инициированные властью, обе политсилы предлагают разработать альтернативные концепции рынка земли, в которых будут учтены интересы украинских фермеров и крестьян, а не олигархов и иностранцев.
Партии «Батьковщина» и ОПЗЖ активно продвигают идею референдума по поводу введения рынка земли. На первый взгляд, это логически непоследовательная позиция, поскольку отрицательный результат референдума известен заранее. Но следует пояснить, что референдум надолго заблокирует проведение этой реформы, несмотря на то, какая бы партия и какое бы правительство не были ее инициаторами и насколько бы совершенным не был ее альтернативный вариант. Но это противоречие лишь кажущееся.
Скорее всего, земельная реформа просто стала очередной возможностью для продвижения идеи референдумов, которыми давно занимались и «Батьковщина» и экс-регионалы с представителями партии Медведчука, ныне объединившиеся под брендом ОПЗЖ. Для Тимошенко тема референдумов совсем не новая: еще в 2008 году она активно лоббировала идею утверждения новой конституции на плебисците, вернувшись к этой теме в 2018 году с приближением выборов. Впрочем, ни в 2008-м, ни в 2018-м годах идея переписывания конституции в обществе не нашла отклика. Зато проведение референдума по рынку земли считают необходимым почти 68% украинцев, поэтому у Тимошенко появилась благодарная аудитория.
Партия регионов в свое время также отличилась по поводу требований проведения референдумов, таких как федерализация, вступление в НАТО, по поводу статуса русского языка и тому подобное. Если для регионалов референдумы всегда были исключительно тактическим средством, то структуры Виктора Медведчука (к примеру, движение «Украинский выбор») продвигают идею всенародных и местных плебисцитов давно и упорно. Но система референдумов, которую они активно рекламируют под лозунгами прямой демократии и развития местного самоуправления, способна парализовать механизмы принятия решений как на местном, так и на общегосударственном уровнях.
Если для Тимошенко (впрочем, как и для Зеленского) тема референдумов является очередной популистской «фишкой», то для Медведчука это важное направление подрывной работы. Интересно, что к идее проведения референдума присоединилась и власть. Правда, лишь по отдельным вопросам, а, именно, по поводу наиболее деликатного пункта реформы, такого как продажа земли иностранцам. Как заявил президент Владимир Зеленский, референдум по этому вопросу будет прописан в окончательном тексте закона о рынке земли, а закон о референдуме будет разработан в ближайшее время.
Наименее привлекательно в данной ситуации выглядят те, кого можно назвать «конструктивными критиками», а, именно, партии «Европейская солидарность» и «Голос». С одной стороны, обе политсилы выступают за рынок земли, но во время голосования в Верховной раде за соответствующий законопроект они не поддержали реформу, оказавшись в одном лагере с «Батьковщиной» и «ОПЗЖ».
К тому же, в отличие от «новых лиц», Петр Порошенко имеет собственную предысторию. Если в 2016 году он призывал парламент работать над реформой, то в 2017-м продлил действие моратория, а осенью вообще заявил, что «шансов на взвешенное государственное решение о создании цивилизованного рынка земли пока очень мало». Сейчас обе партии вносят предложение о создании рабочей группы по доработке законопроекта ко второму чтению. В частности, критика касается регулирования минимальных цен на землю и максимальных объемов ее продаж, а также возможности защититься от покупки украинских земель Россией. Впрочем, с учетом совместного парламентского «веса», к «ЕС» и «Голосу», вряд ли прислушаются «слуги народа». Ну, а для самого народа их аргументация останется неубедительной и, скорее всего, вообще неуслышанной.
Таким образом, политическое сражение за одну из ключевых экономических реформ в истории Украины между популистскими силами состоялось (и еще окончательно не закончилась). С одной стороны — власть, которая все еще находится в поствыборной эйфории никак не выйдет из «турборежима». А с другой — манипуляторы-популисты, проигравшие мораторий на продажу земли, но похоже, выигравшие закон «О референдуме». Впрочем, делать политические прогнозы пока рано. Тем более рано анализировать саму реформу. Но уже сейчас очевидно, что во время «битвы за землю» украинское общество получило ударную дозу алармистской (порождающей ложную тревогу — прим. перев.) пропаганды.
Причем в значительной степени эта пропаганда направлена не только против олигархов, но и против «транснациональных корпораций». Конечно, вера во всемогущих инвесторов, которые, прежде всего, будут руководствоваться интересами Украины, наивна и опасна. Но существует и другой нюанс. Как и любая реформа, внедрение рынка земли удовлетворит одних и не удовлетворит других. И не исключено, что для последних виновником их неудач окажется недостаточно ответственная власть, а также те, на кого уже сейчас указывают популисты: иностранные корпорации, Всемирный банк, МВФ, ЕС и другие. А значит количество противников западного геополитического курса может увеличиться.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх