+0.37%
78.97
+0.22%
62.5571
-0.13%
73.3656
-0.38%
1.1727
-0.80%
1282.84

Увеличение доли государства в экономике заметили 90% российских компаний

23 апреля, 02:30
42
Огосударствление экономики отмечают 90% российских компаний, говорится в опросе Института Адизеса, проведенном по просьбе РБК. Большинство респондентов считают, что доля государства крайне высока, и не ждут большой приватизации
Фото: Олег Яковлев / РБК
Девять из десяти
90% крупных российских компаний обращают внимание на растущее огосударствление экономики, следует из опроса, который по просьбе РБК провел Институт Адизеса (международная консалтинговая компания в области менеджмента). Бизнесу комфортнее работать с частными партнерами, но он не видит предпосылок для масштабной приватизации.
50% опрошенных считают долю государства в ВВП «крайне высокой», а еще 23% — просто высокой (см. график).
Методика опроса
Опрос проводился анкетным способом с 18 марта по 18 апреля, в нем приняли участие 70 собственников и генеральных директоров компаний из сегмента крупного бизнеса. 73% респондентов работают в субъектах Центрального федерального округа, 27% — в других регионах. 42% опрошенных заняты в сфере промышленности, 20% — в строительной, 15% — в транспортной, 10% — в финансовой, 7% — в сфере информационных технологий, 6% — в медицинской.
Огосударствление российской экономики — одна из ключевых проблем, которые поднимают как независимые экономисты, так и чиновники российского правительства. Снижение доли государства должно стать одной из главных структурных реформ, следовало из февральского доклада Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, который готовил экономическую программу для президента Владимира Путина. Доля госсектора в ВВП, по оценке ЦСР, достигла 46% по итогам 2016 года, хотя еще в 2006-м составляла 39,6%. Оценки Федеральной антимонопольной службы (ФАС) еще радикальнее — по ее подсчетам на 2015 год, государство контролирует 70% экономики по сравнению с 35% в 2005-м.
На деле тренд сохраняется — санация «ФК Открытие», Бинбанка и Промсвязьбанка увеличила долю госсектора в экономике на 0,2–0,3%, а покупка акций «Магнита» госбанком ВТБ обеспечила прирост этого показателя еще на 1,4%, говорил Кудрин. Теперь нужно следить за судьбой Rusal Олега Дерипаски, попавшей под санкции, указывал он. Идея о национализации этой компании в том или ином формате уже прозвучала, хотя пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что пока это лишь одна из точек зрения (которая, впрочем, «активно обсуждается»).
С ростом доли государства в экономике увеличивается и число компаний, которые от него зависят, указывает вице-президент Института Адизеса Питер Шторм. Им может это не нравиться, так как работать с государством «не очень удобно», однако это неизбежно. Если отношения с госкомпаниями и госструктурами уже выстроены, то «все идет по накатанной», но само выстраивание таких отношений становится для частных организаций вызовом, отметил Шторм.
Нужно подстраиваться
«Присутствие государства в экономике не мешает тем компаниям, которые понимают, как правильно взаимодействовать с госорганами», — считает Кирилл Никитин, руководитель практики по оказанию услуг государственным органам и компаниям государственного сектора PwC в России. Без этого навыка, по его мнению, во многих секторах экономики все еще трудно выйти на рынок.
Министр экономического развития Максим Орешкин на заседании Госсовета при президенте Владимире Путине называл «прямое вмешательство государства в те или иные рынки» одним из главных факторов искажения конкуренции в России. Речь идет не только о большом количестве унитарных предприятий, но и о крупных компаниях, которые расширяют сферы своей деятельности, сказал министр. Высокая доля государства не только снижает эффективность, но и добавляет административные барьеры, делая экономику все более зарегулированной, сказал РБК эксперт Института отраслевого менеджмента РАНХиГС Олег Филиппов. В таких условиях «компания либо привыкает и подстраивается под эту среду, либо нет». Многим сейчас невыгодно работать, потому что они не могут конкурировать с госкомпаниями, указывает Филиппов. Орешкин отмечал, что без снижения доли государства невозможно выполнить цель по увеличению доли малого и среднего бизнеса вдвое (до 40%), о которой в своем послании говорил Путин.
При этом 75% респондентов чаще приходится работать с частными партнерами, а не с госкомпаниями, госпредприятиями и органами власти, говорится в исследовании Института Адизеса для РБК. Отвечая на вопрос, с кем им комфортнее работать, 100% респондентов назвали частных партнеров.
В то же время бизнес не выступает однозначным сторонником масштабной приватизации. 44% респондентов заявили о нейтральной позиции в этом вопросе. 20% считают приватизацию очень правильным шагом, еще 15% — скорее правильным. Скорее ненужной мерой масштабную продажу госактивов называют 15% опрошенных, а 6% уверены, что в этом нет необходимости. В целом возможной приватизацию считают 39% компаний. 42% сомневаются в том, что это реализуемо, а 19% уверены, что это «абсолютно невозможно».
Кому продать
Сейчас приватизация уже идет по остаточному принципу, говорил глава Росимущества Дмитрий Пристансков. Продавать госимущество теперь нужно не ради продажи, а для «инфраструктурных преобразований в экономике» путем наращивания инвестиций, объяснял он.
Чем больше в компании доля государства, тем ниже ее эффективность, писали эксперты ЦСР. Принцип сокращения доли хозяйствующих субъектов, учреждаемых или контролируемых государством или муниципалитетами, вошел в указ о развитии конкуренции, который в конце прошлого года подписал Владимир Путин. Согласно Национальному плану по развитию конкуренции, во всех отраслях экономики (кроме естественных монополий и сектора ОПК) должны присутствовать не менее трех хозяйствующих субъектов, как минимум один из которых относится к частному бизнесу. Но вопрос в том, кому продавать госпредприятия, желающих инвестировать в них сейчас мало, отметил Филиппов.
Количество крупных приватизационных сделок снизилось, потому что у правительства сейчас нет задачи закрывать дыры в бюджете, говорил Орешкин. В России более 80 ФГУПов, и их приватизация идет «довольно активно», рассказывал он. Впрочем, по словам вице-премьера Аркадия Дворковича, главным способом сокращения доли госсектора в экономике должна быть не приватизация, а «создание новых частных компаний».
Наверх