-0.52%
72.50
+0.20%
63.2327
-0.22%
73.2911
-0.17%
1.1590
+0.05%
1280.40

«В Африке ждут российский бизнес»

29 мая, 16:50
43
— Какие цели ставит перед собой РЭЦ на 2018-й год на международном направлении?
— Последний майский указ Президента включает в себя положение о поддержке экспорта. Сейчас стоит задача разработать концепцию единой международной сети присутствия России за рубежом. РЭЦ совместно с министерствами и профильными ведомствами готовят свои предложения, в том числе, по поддержке несырьевого неэнергетического экспорта.
Нам предстоит определить приоритетные страны, куда будет, прежде всего, идти международная поддержка РЭЦ. Для себя мы выделяем такие регионы, как СНГ, Азия, Латинская Америка и Ближний Восток. У РЭЦ в настоящий момент открыто девять международных представительств. Кроме того, потенциально перспективным регионом является Африка.
— Торгпредства передали Минпромторгу из ведения Минэкономразвития. При этом министр промышленности Денис Мантуров поставил под сомнение целесообразность наличия торгпредств в некоторых развитых странах. Как изменится работа торгпредств?
— Совместно с Минпромторгом и регионами нам предстоит переосмыслить концепцию развития торговли. Необходимо выделить страны, куда уже осуществляются большие объемы поставок российского экспорта и какие из них обладают хорошим потенциалом для развития. Говорить об открытии или закрытии каких-то конкретных точек в настоящий момент преждевременно.
— Почему вы выделили Африку как перспективный регион? Как Россия планирует потеснить уже давно работающие там западные и азиатские компании?
— Советский союз много помогал африканским странам в их выходе из колонизационных режимов и становлении как самостоятельных государств. Тогда СССР активно себя позиционировал в регионе, поддерживая большое количество проектов. Но в 90-е годы мы фактически покинули этот рынок, и освободившуюся нишу заняли западные компании.
В последние годы Африка активно проводит экономические реформы. Многим странам предстоят серьезные инфраструктурные изменения, а значит, им потребуется импортировать большое количество товарных позиций. И это как раз та ниша, которая экономически интересна российскому бизнесу, потому что отечественная продукция может и должна конкурировать там по цене и качеству. Во многих странах Африки сохранилось довольно теплое отношение к россиянам, и это нам будет помогать. Но есть и некая обида, что когда-то мы ушли, бросили их. Это отношение придется переламывать.
Серьезное влияние в Африке сейчас у китайцев, которые туда много инвестируют. Африканцы видят в такой агрессивной экспансии угрозу. И поэтому ждут российский бизнес, в противовес китайскому, для балансировки.
Поэтому сейчас очень правильное время для российского экспорта выходить на африканский рынок. Но у большинства российских компаний нет понимания потребностей африканского рынка, для них он неизвестен, отсюда и страхи.
— Продукция каких отраслей интересна африканским странам? И какие российские компании готовы работать в этом регионе?
— Практически все отрасли. Потому что во многих странах помимо обновления инфраструктуры сейчас стоит задача модернизации добывающего, энергетического, промышленного секторов. Они готовы вкладываться в здравоохранение, информационные технологии. Есть различные проекты, связанные с авто-, авиа- и железнодорожным транспортом. При этом африканская сторона готова привлекать как крупные компании для участия в госпроектах, так и средний и малый бизнес.
— Есть ли у них деньги на масштабные закупки?
— Действительно после распада Советского Союза Россия была вынуждена списать большие долги по Африке. Чтобы минимизировать подобные риски, было принято решение о выходе на рынок через партнера. В конце прошлого года Российский экспортный центр стал акционером Африканского экспортно-импортного банка, Афрэксимбанка. Это наднациональный институт, созданный более 20 лет назад для развития торговли как между африканскими странами, так и за пределами континента. Сегодня проекты реализуются уже с 57 странами Африки – речь идет, в том числе, о кредитовании, гарантийной поддержке, проектном финансировании. Акционерами банка являются, в том числе, иностранные партнеры, например, китайцы, индийцы.
Став акционером этого банка, мы получили возможность сокращать финансовые риски. Когда мы принимаем решение о вхождении в тот или иной проект, кроме нашего заключения, с точки зрения возвратности средств, мы получаем заключение Афрэксимбанка. Кроме того, банк стал для нас хорошим партнером для установления деловых контактов. Потому что они лучше знают, чем мы здесь, в России, специфику рынков и с кем можно иметь дело.
Наконец, совместно с Афрэксимбанком мы проводим деловые миссии. Например, в апреле у нас прошла деловая миссия для предприятий авиационной отрасли. Мы вывозили наших российских производителей самолетов и вертолетов для встреч и поиска потенциальных покупателей в Нигерию, Кению и Уганду.
— Есть ли у РЭЦ с Афрэксимбанком совместные проекты в портфеле?
— За несколько месяцев у нас появились 11 проектов, которые сейчас находятся в разработке. По географии это Египет, Замбия, Зимбабве, Кения, Ангола. Мы видим с их стороны большую заинтересованность.
Кстати, на полях ПМЭФ-2018 мы подписали соглашение с Афрэксимбанком, Внешэкономбанком и авиакомпаниями «Иркут» и «Гражданские самолеты Сухого» по финансированию проекта поставки гражданских самолетов «SSJ-100» и «MC-21» африканским авиакомпаниям.
— Вы выделяете два очень разных региона Северная Африка и Тропическая. Какие страны вы рассматриваете в них как приоритетные?
— Есть традиционные партнеры в Северной Африке: это Египет, Алжир и Марокко. С другой стороны, в странах Африки южнее Сахары мы тоже прорабатываем проекты. Поэтому я бы не стала выделять какие-то отдельные страны. Другое дело, что заходить туда мы можем по разным форматам. Все зависит от конкретного проекта.
— Планируете ли открывать собственные представительства в Африке и где?
— Мы рассматриваем возможность организации собственного присутствия в Африке. Есть традиционные точки присутствия международных институтов. Это, к примеру, ЮАР, Кения, Нигерия. Но, возможно, мы выберем другие страны. Будем исходить из принципа создания региональных хабов, в ведении которых будет находиться сразу несколько близлежащих стран.
— Возможно ли, что первое представительство откроется уже в этом году?
— Мы заинтересованы начать эту работу как можно скорее. Но какое-то время уйдет на выработку и подтверждение концепции, о которой мы говорили ранее. Я надеюсь, что практическая реализация в этом году уже начнется. А так, в ближайшей перспективе должны появиться минимум по одному представительству в двух подрегионах.
— В этом году ЮАР председательствует в БРИКС. Как планируется активизировать сотрудничество с республикой? До сих пор показатели по ней были довольно неровные, при этом у нее худшие показатели по товарообороту и экспорту, если сравнивать с другими странами блока.
— ЮАР – крупная экономика, которую, очевидно, нельзя обойти вниманием. В конце июля в Йоханнесбурге будет деловой форум БРИКС. В его рамках состоится конференция по сотрудничеству экспортно-кредитных агентств стран БРИКС. Платформа по их взаимодействию была запущена по нашей инициативе еще в 2015 году.
— Как складывается сотрудничество с Новым банком развития БРИКС?
— В рамках того же процесса был подписан Меморандум о взаимопонимании между экспортно-кредитными агентствами БРИКС, включая ЭКСАР, и Новым банком развития БРИКС. Это одна из возможностей практической реализации тех договоренностей, которые были достигнуты ранее.
Наверх