-0.47%
65.12
+0.07%
63.0037
+0.13%
71.6658
+0.06%
1.1375
-0.24%
1405.34

В нацпроект не вписываются: мужчины не нужны России?

23 мая, 10:10
97
Средняя продолжительность жизни в России сейчас составляет 72,8 года. За прошлый год она выросла на 73 дня, подсчитали эксперты РАНХиГС.
Минздрав считает эти цифры рекордом. По крайней мере, об этом говорила на итоговой коллегии ведомства в апреле глава Минздрава Вероника Скворцова.
«В 2018 году продолжительность жизни в России достигла своего исторического максимума, увеличившись у мужчин на 0,3 года, у женщин — на 0,2 года», — отчиталась министр.
В майском указе президент России Владимир Путин, напомним, поставил задачу обеспечить повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет к 2024 году, а к 2030 году довести этот показатель до 80 лет.
Для того, чтобы выполнить майский указ в этой части, правительству необходимо обеспечить прирост этой самой продолжительности жизни в первую очередь у мужчин. Они живут на 10 лет меньше, чем женщины. И этот тренд почти не меняется многие годы.
Ожидаемая продолжительность жизни мужчин при рождении составляет сейчас 67,66 лет, женщин — 77,87 года.
До 2017 года разрыв по полу снижался с 13,5 лет до 10,1 года. Однако, по данным за прошлый год, этот показатель снова стал расти и составил в итоге 10,2 года.
По данным Всемирной организации здравоохранения, средняя продолжительность жизни людей в мире с 2000 года выросла на 5,5 года — до 72 лет. Самый низкий разрыв в продолжительности жизни по полу в странах ЕС демонстрируют Нидерланды, Исландия, Швеция (3,2 года). В три раза меньше, чем в России.
Насколько реально сократить этот разрыв в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами и в целом поднять продолжительность жизни россиян?
У экспертов РАНХиГС есть немалые сомнения в способности правительства выйти на заявленные показатели.
Для того, чтобы достичь их, необходим ежегодный прирост продолжительности жизни почти на год, а не на 73 дня, считают эксперты.
«Если не будет кардинальных изменений в социальной политике, то к 2024 году продолжительность жизни не вырастет до обозначенных президентом 78 лет, это почти нереально. Наш прогноз: продолжительность жизни увеличится лишь до 75-76 лет», — заключает одна из авторов мониторинга Рамиля Хасанова, старший научный сотрудник лаборатории исследований демографии и миграции ИНСАП РАНХиГС.

Не от того лечат

Увеличить продолжительность жизни населения не получится по многим причинам, главная из которых — низкая эффективность расходования средств национального проекта «Здравоохранение», полагают в РАНХиГС. А точнее, причина кроется в непропорциональном распределении даже имеющихся скромных средств на борьбу с болезнями.
«Сегодня лишь 3,5% (75,2 млрд руб.) средств, выделенных на проект, направлены на снижение смертности от болезней системы кровообращения (между тем именно эти болезни стали причиной смерти в 46% случаев в прошлом году — «Газета.Ru»), а 56% (969 млрд руб.) — на борьбу с онкологией (16% всех умерших)», — отмечают эксперты РАНХиГС.
Но тут важно учитывать, что львиная доля онкологической программы — это капвложения в строительство самих онкоцентов, которые в ряде регионов создаются практически «с нуля». Оборудование, лекарства, подготовка специалистов-онкологов — также очень дорого.
Кроме того, эксперты считают, что средства нацпроекта в сфере здравоохранения желательно сосредоточить на борьбе с причинами смертности. Многих болезней можно было бы избежать благодаря своевременной диагностике, качественной и доступной медицинской помощи и здоровому образу жизни населения. Эти претензии в адрес Минздрава высказываются уже многие годы.
И наконец, практически не прослеживается гендерная составляющая в усилиях Минздрава по увеличению продолжительности жизни. Логично предположить, что раз уж мужчины живут меньше, умирают быстрее, то на этом также необходимо сфокусировать усилия.
Лишь одна программа имеет прямое назначение по поддержке здоровья именно мужчин. Да и та запущена в пилотном режиме. Она называется «Мужское здоровье» и направлена на улучшение репродуктивной функции мужчин 40-65 лет. Эта проблема действительно имеется, бесплодие зафиксировано у 4 млн мужчин. Но к продолжительности жизни этот факт имеет лишь косвенное отношение.

Хорошо быть мужчиной в Москве

Наконец, ликвидировать гендерный разрыв в продолжительности жизни необходимо хотя бы потому, что мужчины трудоспособного возраста являются опорой многих отраслей российской экономики.
Согласно данным Росстата, численность трудоспособного населения России составляет 83,2 млн человек. Из них 43,4 млн — это мужчины. 39,7 — женщины трудоспособного возраста.
Ежегодно в стране умирают порядка 320 тысяч мужчин трудоспособного возраста. Более или менее долго мужчины живут только в Москве — 71,5 года, Ингушетии — 75 лет, Санкт-Петербурге — 68,8 года, Краснодарском крае — 67 лет, Карачаево-Черкессии — 68 лет, Орловской области — 70,6 года. В остальных регионах многие не дотянут до пенсионной планки, тем более поднятой до 65 лет.
Между тем, по данным члена комитета Государственной Думы по охране здоровья Николая Герасименко,
смертность среди мужчин трудоспособного возраста в три раза выше, чем у женщин в одном и том же возрасте (до 55 лет).
Что делается для сокращения этой печальной статистики? Тем более, что основные причины смертности мужчин давно и хорошо изучены. Это так называемые внешние причины, такие как несчастные случаи, нападения и дорожно-транспортные происшествия, а также причины, связанные со здоровьем: инфаркт миокарда и инсульт (на фоне злоупотребления алкоголем и курения табака), новообразования, болезни органов дыхания и пищеварения, инфекционные и паразитарные болезни.
Похоже, пока нет внятного ответа на эти вопросы. Хотя справедливости ради стоит признать, что усилий и средств одного только Минздрава тут будет явно недостаточно. Это зона ответственности правительства в целом. К самим мужчинам тоже есть претензии. Известно, что мужчины менее охотно, чем женщины, соглашаются на диагностику и обследования. «В Европе, например, мужчины ответственнее относятся к своему здоровью, меньше потребляют крепкого алкоголя, меньше курят, ведут профилактику заболеваний», — отмечает Хасанова.
Тем не менее факт остается фактом: если власти не сфокусируют внимание на поддержании здоровья мужчин, то майский указ по продолжительности жизни может быть провален. А экономика недополучит рабочих рук в базовых отраслях. В преимущественно «мужских» — на транспорте, в нефтегазовой сфере, в строительстве, в ВПК, сельском хозяйстве. Здесь доля мужского труда составляет от 68% до 84%.
Получить от Минздрава оперативный комментарий о том, какие усилия ведомство направляет на снижение мужской смертности, не удалось.
При этом эксперты РАНХиГС замечают, что «сокращение разрыва ожидаемой продолжительности жизни по полу не рассматривается в России как непосредственная цель национальных проектов». То есть предполагается реализация мер, способствующих снижению смертности одновременно и мужчин, и женщин. А точечных мер, которые бы способствовали увеличению продолжительности жизни мужчин и, как следствие, росту продолжительности жизни населения в целом, Минздрав не предлагает.
Впрочем, аналитик «Финам» Алексей Коренев не видит необходимости во введении специальной программы для повышения продолжительности жизни именно мужчин. Нужны реформы в экономике страны, чтобы медицинские услуги были доступны всем и не приходилось трудиться на износ. Работодатели при этом должны стимулировать и даже заставлять работников проходить программы диспансеризации, говорит эксперт.
Но проблема всегда упирается в деньги.
«Если бы у россиян были деньги и возможность трудиться на высокооплачиваемых работах, много отдыхать и не боятся все время увольнений, то и продолжительность жизни выросла бы и у мужчин, и у женщин»,
— резюмирует эксперт.
Сокращать разрыв в продолжительности жизни можно и нужно, уверен доктор экономических наук, член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер. Мужчины действительно сами отчасти виноваты в своих проблемах со здоровьем. Но и система российского здравоохранения устроена так, чтобы лечить больных, но не сфокусирована на профилактике заболеваний именно у мужчин.
«Используется затратный принцип. Если поставили диагноз, начинают лечить, но до диагноза мужчина как правило остается один на один со своими болезнями», — говорит Гонтмахер.
По его оценке, эта проблема — профилактика мужских заболеваний на ранней стадии — не решена ни в одной системе здравоохранения. В США она слишком дорога и малодоступна. Европейские страны сейчас начали активнее экспериментировать с профилактическими мероприятиями. Но в России даже экспериментов нет. Хотя о разнице в продолжительности жизни по гендерному признаку было известно еще со времен СССР.
«После 55-60 лет продолжительность жизни у обеих полов сближается и примерно одинаковая. Но в самой острой зоне риска как раз мужчины на пике своей трудоспособности — 40-55 лет. Профилактические программы если и имеются, то они символические», — заключает эксперт.
Наверх