-0.02%
62.62
+0.53%
66.0191
+0.01%
75.0726
+0.01%
1.1371
+0.18%
1226.03

В плену иллюзий: почему экономика России замедляется

30 октября, 16:00
41
Эксперты института «Центр развития» НИУ Высшая школа экономики в бюллетене «Комментарии о Государстве и Бизнесе» проанализировали, нужны ли инвестиции сырьевой модели экономического роста?
Они напоминают о том, что в планах правительства по ускорению экономического роста в России особое место отводится ускорению роста инвестиций в основной капитал.
В базовом сценарии среднесрочного прогноза Минэкономразвития предполагается, что за 2018–2024 годы инвестици должны вырасти на 47% и их доля в ВВП к 2025 году превысит 25%. Из этого следует, что среднегодовой прирост инвестиций за этот период должен составить 5,6% при среднегодовых темпах прироста ВВП 2,6%.
Это, кстати, необходимо для выполнения майского указа президента и решения задачи выйти на экономический рост выше среднемирового к 2021 году (3,9%).
«Задача выглядит весьма амбициозной, учитывая, что последний период, когда наблюдались такие и более высокие темпы прироста инвестиций, была трехлетка 2010–2012 годов», — отмечают эксперты.
При этом в 2013–2016 годах инвестиции падали почти на 3% в среднем за год. В 2017 году имел место рост на 4,4%, а первое полугодие 2018 года ознаменовалось замедлением инвестиционной динамики: прирост инвестиций в основной капитал по полному кругу компаний, включая ненаблюдаемые прямыми статистическими методами, составил 3,2% год к году, в то время как по прямой отчетности средних и крупных компаний инвестиции даже упали на 1%.
Резюме экспертов обескураживает.
В существующей экономической модели России, в значительной степени зависящей от экспорта углеводородов, инвестиции в основной капитал не являются стимулом для роста экономики.
Скорее, наоборот, рост ВВП стимулирует приток инвестиций. «А попытки ускорения инвестиций за счет финансового стимулирования или административных мер могут оказаться неэффективными», — уточняют эксперты.

Санкции отбили охоту к инвестициям

Но проблема еще и в том, что и сам инвестиционный рост в Россси замедляется. «Ведущую роль в замедлении роста инвестиций российских компаний, судя по опросам Росстата, играют стагнирующий спрос на внутреннем рынке и неопределенность экономической ситуации, включая, на наш взгляд, опасения, связанные с возможным расширением санкций против России», — отмечают эксперты.
Как пояснил соавтор исследования Валерий Миронов «Газете.Ru», инвестиции в основной капитал если и не стимулируют рост экономики, то они, по крайней мере, не дают ему замедлиться. «Инвестиции являются важнейшим фактором, препятствующим торможению экономического роста, его неожиданному обвалу», — считает эксперт.
Не вполне понятно, что делать в этой ситуации. По мнению главного экономиста российского офиса Bank of America Merrill Lynch Владимира Осаковского, ситуация, когда инвестиции не стимулируют экономический рост, довольно очевидная и прослеживается не только в России, но и в других юрисдикциях. Но что необходимо делать в такой ситуации, однозначного ответа нет.
«Как вариант, можно стимулировать экономический рост за счет наращивания потребления», — говорит Осаковский.
Еще один вариант для ускорения роста ВВП – ослабление курса рубля и господдержка экспортеров. Но несмотря на наличие в тексте среднесрочного прогноза Минэкономразвития объемного приложения с весьма детальным описанием ситуации во всех основных укрупненных секторах экономики остается неясным вопрос о том, какие сектора в специфической российской ситуации могут взять на себя роль драйверов экономического роста, отмечает Миронов.

С учетом китайского негатива

Непонятно также, какие экспортирующие подсектора и товарные группы нуждаются в систематической поддержке, как снизить обычно чрезвычайно «высокую смертность» экспортирующих предприятий по сравнению с секторами импортозамещения и т. д.
Кроме того самим компаниям следовало бы наращивать конкурентоспособность своей продукции. А государству поддерживать тех, кто в этом преуспел. «Например, можно стимулировать поставщиков продукции, идущей на экспорт, выращивать квалифицированные кадры, улучшать логистику на территории страны», — отмечает Миронов.
При этом эксперт считает, что правительство фактически тешит себя иллюзиями относительно отдачи от масштабных инфраструктурных проектов. Необходимо сначала смотреть, что востребовано рынком, какие товары и услуги могут генерировать прибыль, на каких направлениях, а уже потом под это подводить господдержку в виде строительства автомобильных и железных дорог, портов и прочих весьма затратных проектов. Следует извлечь урок из негативного опыта китайской «инвестиционной накачки».
«Строительство масштабных инфраструктурных проектов нередко пролоббировано теми, кто на этом хочет заработать, но отдача от таких проектов может оказаться минимальной», — отмечает Миронов. Он считает, что риск невозврата или низкая отдача от госинвестиций существует в любом случае, но нельзя, что называется, ставить телегу впереди лошади. Инфраструктура должна идти туда, где есть востребованные проекты. Такие, например, как сектор медицинских и образовательных услуг для стран Восточной Европы и Азии.
В итоге, по мнению экспертов ВШЭ, задача достижения роста ВВП в России выше среднемирового уровня может оказаться под угрозой срыва. Из всей Большой двадцатки стран только для России ОЭСР ухудшила экономический прогноз.
По итогам 2018 года рост ВВП России может составить 1,8% вместо ожидавшихся ранее 1,9%. Ожидания относительно 2019 года оставлены ОЭСР на прежнем уровне — 1,5%. По итогам 2017 года экономика России выросла и вовсе на 1,5%.
Наверх