-1.42%
78.91
+0.58%
65.8322
+0.04%
75.4177
+0.04%
1.1456
+0.02%
1226.13

В тюрьму за антироссийские санкции

18 мая, 00:30
101
Автозаправка Exxon
Поскольку инвестиционные банки из-за растущей вероятности новых санкций США ухудшают свои прогнозы роста для России, российские законодатели заняты поисками решительного ответа. Предложение, которое может поставить вне закона выполнение санкционных требований, во вторник получило предварительное одобрение нижней палаты парламента. Возможно, это не последнее слово Москвы, но это демонстрирует склонность российской политической элиты к более глубокой самоизоляции.
В законопроекте, внесенном спикерами обеих палат парламента и лидерами всех парламентских фракций, предлагается ввести наказание в виде тюремного заключения сроком до четырех лет за исполнение любых иностранных санкций, если это ограничивает способность российских граждан или компаний совершать «обычные экономические операции или сделки». США и их союзники первоначально налагали на Россию санкции в ответ на ее агрессию против Украины в 2014 году. Сначала эти меры были сосредоточены на запретах на поездки и на замораживании активов. Но постепенно они усиливались, ограничивая заимствования и доступ к американским технологиям для компаний, контролируемых государством, а также запрещая торговать с США некоторым, как считается, близким к Кремлю компаниям. Новая волна санкций может затронуть еще больше российских организаций.
Учитывая известность авторов нового законопроекта, вполне вероятно, что он в конечном итоге станет законом, но, возможно, с некоторыми внесенными Кремлем поправками. Очевидными исключениями можно назвать гигантские контролируемые государством банки, которые легли в основу финансовой системы России — Сбербанк и ВТБ, не имеющие филиалов в Крыму. Хотя оба банка уже находятся под американскими и европейскими санкциями, которые ограничивают их возможности по заимствованию на западных рынках, работа в Крыму подвергнет их опасности конфискации активов и превращения в полномасштабных изгоев.
«Вы можете себе представить цену этого вопроса для Сбербанка, для финансовой системы страны и конкурентоспособности России, — заявил в 2017 году глава Сбербанка Герман Греф, комментируя решение организации не работать в Крыму. — Нет никакой схемы, которая позволила бы нам работать там, не попав под целый пул санкций».
Четырехлетний тюремный срок для Грефа — это не то, о чем думают законодатели и президент Владимир Путин. Глава парламентского комитета по финансовым рынкам Анатолий Аксаков говорит, что новый закон не окажет влияния на деятельность крупных государственных банков. Это создает предпосылки для внесения поправок об исключениях или выборочного применения данного законодательства в той мере, насколько это возможно для российской практики.
Например, закон может использоваться против руководителей иностранных компаний, которые работают в России и отказываются вести дела с организациями, попавшими под санкции (в их число входит большая часть российской оборонной промышленности), либо работать с проектами и клиентами в Крыму. Немецкая «Сименс» (Siemens), чьи газовые турбины попали в Крым в прошлом году, вела борьбу в судах, выйдя из российского совместного предприятия и прекратив поставки энергетического оборудования в Россию. Ее менеджеры станут очевидными мишенями для нового законопроекта. Также он может затронуть «Эксон Мобил» (Exxon Mobil), которая отказалась от некоторых российских проектов из-за санкций, но сохранила сильное присутствие в стране.
По большей части законопроект нацелен на любые транснациональные корпорации, деятельность которых в России ограничена санкциями. Это наносит потенциальный удар по инвестициям, даже если правительство США в большей степени готово ввести ограничения, которые могут реально повредить российским компаниям. Например, алюминиевому гиганту компании «Русал» угрожает потеря бизнеса в США, на который в прошлом году приходилось 14,4% ее дохода.
«Влияние санкций можно рассматривать как напоминание о ситуации со смертью ЮКОСа», — пишет «Голдман Сакс» (Goldman Sachs) в своем отчете на этой неделе, ссылаясь на захват правительством России крупнейшей нефтяной компании страны в 2000-х годах. «Шок из-за ситуации с ЮКОСом привел к значительному замедлению активности, в частности в инвестиционной деятельности». «Морган Стэнли» (Morgan Stanley) предсказывает, что санкции будут «уменьшать инвестиции частного сектора и повышать размер вознаграждения за риск». Оба банка сократили свои прогнозы роста для российской экономики в 2018 году: «Голдман Сакс» с 3,3 до 2,0%, а «Морган Стэнли» — с 2,3 до 1,8%.
В первом квартале 2018 года объем производства в России вырос всего на 1,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Согласно консенсус-прогнозу «Блумберг», валовое накопление капитала — инвестиции минус выбытие активов — упадет до 3,2% в этом году с 7,5% в 2017. Если правительство больше всего заботится об экономике, сейчас не самое подходящее время говорить инвесторам, что они могут быть привлечены к ответственности за исполнение западных санкций. Таким образом, ответ Путина на законопроект о противодействии санкциям — это проверка, будут ли в течение четвертого президентского срока его приоритеты смещаться в сторону экономики.
Похоже, что приоритеты останутся теми же, что и в последние шесть лет. Новый кабинет во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым очень похож на старый. «Системные либералы» надеялись, что бывший министр финансов Алексей Кудрин получит высокий пост в кабмине или в путинской администрации. Вместо этого он принял предложение возглавить Счетную палату, орган, занятый контролем соблюдения бюджета, периферийный для экономической политики. Во вторник Путин принял участие в открытии нового моста, связывающего материковую часть России с Крымом, продолжая демонстрировать свою приверженность интеграции аннексированного полуострова в РФ.
Мысль, которая знаменует начало четвертого срока Путина, отражена в статье одного из ведущих идеологов Кремля Владислава Суркова, которую он опубликовал в апреле в одном из политических изданий. По словам Суркова, Россия обречена на изоляцию в той или иной форме:
«Россия — это западно-восточная страна-полукровка. С ее двуглавой государственностью, гибридной ментальностью, межконтинентальной территорией, биполярной историей она, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока», — пишет он.
В этом свете законодательство, направленное на усиление изоляции, не должно отвлекать от российской харизмы. И если иностранные инвесторы по-прежнему предпочитают держаться подальше, а не сталкиваться с судебным преследованием или ставить под угрозу свое положение на западных рынках, то это законодательство по-прежнему может быть использовано против россиян — например, против активиста по борьбе с коррупцией Алексея Навального, чьи расследования сильно интересуют западных должностных лиц, ответственных за санкции. Законопроект о противодействии санкциям угрожает гражданам России лишением свободы сроком до трех лет за «сознательные действия, которые способствуют навязыванию ограничительных мер иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией».
Пока что Путин 4.0 больше всего напоминает себя прежнего.
Наверх