+0.44%
74.95
+0.49%
63.7545
-0.11%
73.8114
-0.10%
1.1577
-0.01%
1274.40

В ВШЭ сочли рост экономики «попыткой выдать желаемое за действительное»

28 декабря 2017
160
Разговоры о начале роста экономики — попытка «выдать желаемое за действительное», пишут эксперты ВШЭ. Спад в промышленности и замедление роста инвестиций говорят об обратном
Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg
Экономика отскочила от дна в 2017 году, но этому помог рост цен на нефть с $42 в среднем в прошлом году до $53 в этом, констатируют эксперты Центра развития Высшей школы экономики (ВШЭ) в итоговом выпуске бюллетеня «Комментарии о государстве и бизнесе». Восстановление идет «не так гладко», а разговоры о новой фазе роста, по мнению аналитиков, служат попыткой «выдать желаемое за действительное».
Хотя промышленность и отыграла свое падение в кризис, во втором полугодии она возобновила снижение и по итогам года вырастет примерно на 0,9%, оценивают экономисты. В ноябре, как писал РБК, промышленное производство сократилось на рекордные за восемь лет 3,6%. Частично это объяснялось пересчетами Росстата (высокой базой прошлого года), частично — теплой погодой, свою роль сыграло и сокращение добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+.
«О том, что восстановление экономики проходит не так гладко, как хотелось бы, говорит и коррекция ВВП в третьем квартале (рост на 1,8% после 2,5% в апреле—июне. — РБК), и сильное снижение индекса базовых видов экономической деятельности (альтернативный индикатор, рассчитываемый ВШЭ. — РБК) во втором полугодии 2017 года, которое свело на нет весь рост первого полугодия. Сложившуюся ситуацию в экономике мы считаем неустойчивой и неоднородной. С 2014 года выросли только сырьевые сектора: сельское хозяйство (10%), добывающие производства (5,4%), грузооборот (7,3%) и оптовая торговля (2,6%), хотя статистика по последней ненадежна», — считают аналитики.
«Оптимизма придает повышение цен на нефть Urals до $63 за баррель, однако, даже если цены удержатся на этом уровне, то в 2018 году в силу действия бюджетного правила фактор роста нефтяных цен не окажет такого же большого влияния на ВВП, как в 2017 году», — подчеркивают экономисты. Бюджетное правило — схема Минфина по закупкам валюты на сверхдоходы от нефти дороже $40 (эти средства направляются в резервы).
Замедляются и инвестиции, говорится в бюллетене ВШЭ. В третьем квартале, по расчетам аналитиков, они сократились на 2,2% по сравнению со вторым. При этом по официальным данным, согласно которым инвестиции считаются год к году, а не месяц к месяцу, за январь—сентябрь они выросли на 4,2%. Но такие оптимистичные цифры, как объясняют эксперты, получены не при прямом анализе, а благодаря досчету инвестиций малого бизнеса и ненаблюдаемых вложений. По данным Росстата, они, как оценивает ВШЭ, выросли гораздо быстрее — на 12% (их вес в структуре инвестиций при этом порядка 25%). А инвестиции крупных и средний предприятий, которые подают отчетность напрямую, выросли всего на 1,6% за девять месяцев. Досчет, однако, производится пока на основе данных за 2015 год (более свежих пока нет) и соответствующий коэффициент, как считают в ВШЭ, может быть завышен. Экономика два года была в застое, и за это время «доля малого и среднего бизнеса в совокупных инвестиционных вложениях могла снизиться как вследствие сокращения внутреннего платежеспособного спроса, так и в силу снижения числа банков, нацеленных на кредитование малого бизнеса», указывают они.
«Так или иначе, налицо замедление роста инвестиций. Вкупе с замедлением роста (а в текущем моменте и вовсе со спадом) в промышленности и экономике в целом это ставит под вопрос начало фазы полноценного роста. Все разговоры об этом были скорее попыткой выдать желаемое за действительное», — заключают эксперты.
Спад инвестиций наблюдался и в обрабатывающей промышленности, и в добыче нефти и газа (вновь из-за соглашения ОПЕК), и в строительстве. Но были и отрасли, где они росли, например в индустрии спорта и развлечений благодаря чемпионату мира по футболу. Кроме того, увеличились инвестиции в железнодорожный транспорт (из-за либерализации отрасли и реформирования РЖД), в трубопроводы, в финансовую деятельность, в производство одежды.
В целом рост инвестиций тормозили экономическая неопределенность и слабый внутренний спрос, пишут экономисты ВШЭ. Экономика не готова выйти из состояния стагнации — более того, нынешняя ситуация «даже ставит вопрос о вероятной новой рецессии», полагают эксперты.
Наверх