+1.11%
48.28
+0.20%
75.8605
+0.02%
90.7557
+0.02%
1.1964
-1.40%
1783.10

WiWo: «Северный поток — 2» застопорился, зато появится «Сила Сибири — 2»

30 октября, 01:20
99
Сварка стыка газопровода
У Алексея Миллера, влиятельного главы империи Газпром, в последнее время было мало причин для радости. Экспорт в Европу снижается, рубль ослабевает, строительство «Северного потока — 2» застопорилось. Кроме того, после отравления российского оппозиционера Алексея Навального отношения между Россией и Европой резко охладели, вступили в силу новые экономические санкции.
Но Миллер сменил курс. Вместо Запада он теперь направил свой взор на восток российских просторов. Там создается новый мегапроект — газопровод «Сила Сибири — 2». Газопровод пройдет из Западной Сибири через Монголию в Китай, уже ведутся проектировочные работы. В одной из частых бесед с президентом Владимиром Путиным Миллер недавно с гордостью сообщил, что в будущем газ с полуострова Ямал можно будет направлять не только в Европу, но и в Азию. По результатам встречи в Кремле почти с удовольствием отметили, что проблемы «Северного потока — 2» не стояли на повестке дня.
Новый проект, который уже давно обсуждают и который сейчас приобретает конкретные очертания, станет кульминацией новой российской стратегии в отношении Китая. Дальневосточный сосед должен будет заменить ЕС в роли важнейшего партнера. Совместными усилиями крупнейшая страна мира по площади и крупнейшая страна мира по населению могут оказать сопротивление «гегемонии США», отметил недавно посол КНР в Москве Чжан Ханьхуэй.
Китайская стратегия «обольщения» продвигается на высшем уровне. Таким доброжелательным и открытым председатель КНР Си Цзиньпин не был еще ни с одним другим лидером, кроме Путина. С Путиным его связывают более тесные отношения, чем с любыми другими иностранными коллегами — эти слова Си Цзиньпина транслировались в государственных СМИ. «Он мой близкий и лучший друг. Я очень ценю нашу глубокую дружбу».
Больше российского газа для Китая
Хотя в контексте богатого на конфликты прошлого нынешнее сближение и удивляет, былое соперничество между тем сменяется сотрудничеством. В прошлом декабре был открыт впечатляющий по масштабам и строившийся долгие годы газопровод «Сила Сибири», предшественник нынешнего проекта «Сила Сибири — 2». Он поставляет газ из сибирских месторождений в Шанхай. «Сила Сибири» стоимостью 55 миллиардов долларов на данный момент является самым дорогим российским газопроводом.
Вместе с тем новое сотрудничество должно выходить далеко за рамки газа. Стороны договорились об увеличении объема торговли в два раза. Кроме того, все меньше сделок будут проводиться в долларах, вместо этого — напрямую в юанях и рублях. Все чаще проходят и совместные крупные военные учения.
Европейские компании с подозрением наблюдают за новым сближением Москвы и Пекина. Хотя Китай еще в 2010 году, то есть до введения всех санкций, обогнал Германию как важнейший торговый партнер России. Но пропасть постоянно растет. Два года назад российские компании впервые стали покупать больше машинного оборудования в Китае, чем в Германии.
«В контексте западных санкций Китай определенно является третьей стороной, извлекающей пользу из ситуации», — считает Маттиас Шепп, руководитель Российско-Германской внешнеторговой палаты в Москве.
Российские клиенты не могут быть уверены, что оборудование и запчасти в будущем тоже не подпадут под санкции. Четыре из пяти немецких компаний в России уже жалуются на растущую конкуренцию со стороны Китая. В первом полугодии 2020 года только 7,3% российской внешней торговли приходилось на Германию, что на 0,7% меньше, чем в первом полугодии 2019 года. Китай, напротив, за этот же период смог увеличить свою долю с 16,6 до 17,8%.
Председатель Восточного комитета германской экономики Оливер Гермес предостерегает, что отношения с Россией не должны быть упущены из зоны видимости. «Во времена, когда мы боремся с масштабными экономическими последствиями коронакризиса, а на Европе все больше сказывается конфликт между США и Китаем, мы должны выдвинуть на первый план будущие возможности в отношениях с важными партнерами — в том числе с Россией».
Бернд Вестфаль, представитель фракции СДПГ в бундестаге по вопросам экономической политики, также усомнился в стратегической эффективности санкционной политики. «Она скорее навредила нам и еще свыше 3 тысяч компаний, работающих в России», — сказал политик. Хотя Россия попирает международное право, но у Европы как единого целого есть перспективы на будущее только вместе с Россией, а не против нее.
Поворот в сторону Китая и российским предпринимателям не сулит ничего хорошего. Главы компаний там все же предпочитают европейскую технику. Они сами жалуются, что из-за падения рубля больше не могут себе позволить технику из Европы и вынуждены прибегать к китайским аналогам. «Россия технически и экономически больше не находится на уровне Китая, — говорит Нильс Шмид, представитель по вопросам внешней политики фракции СДПГ в бундестаге. — Путин за 20 лет своего господства не сподобился модернизировать экономику и сделать ее более широкой, прежде всего за счет развития собственных промышленных малых и средних компаний».
Скепсис в адрес Китая наблюдается и в российской политике, по крайней мере за рамками больших геополитических планов. Так, чиновники Министерства промышленности неофициально говорят о том, что Китай рассматривает Россию только как рынок сбыта и поставщика сырья и практически не инвестирует в производство. «Чересчур влиятельный Китай сильно беспокоит Россию, прежде всего на востоке», — отметил и Шмид. Многие российские товары больше не могут конкурировать на мировом рынке. Китай же, напротив, становится все сильнее, в том числе за счет установления стандартов в Евразийском экономическом союзе.
Несмотря на конфликтные моменты, заигрыванию с Пекином это не мешает, по крайней мере пока Китай продолжает покупать в России все больше сырья, а пропасть между Москвой и Европой становится все глубже с каждой новой волной санкций.
«Чем больше Запад отворачивается от России, тем активнее Китай бросается заполнить эту лакуну», — говорит Шмид. Его коллега по фракции Бернд Вестфаль формулирует эту мысль еще более четко: «Проводя санкционную политику, мы должны следить за тем, чтобы не толкнуть Россию в объятия Китая».
Наверх