-0.36%
58.83
-0.21%
63.7353
-0.03%
71.0425
-0.03%
1.1146
-0.40%
1484.21

Западу сложнее: санкции против России стали обузой

18 сентября, 09:40
90
Глава МИД Украины Вадим Пристайко считает, что Западу становится сложнее придерживаться антироссийских санкций. Об этом он заявил в интервью немецкой газете WELT.
«И даже если западные санкции не идеальны и для наших западных партнеров все сложнее поддерживать их — они наносят вред российской экономике. И это побуждает россиян двигаться в правильном направлении», - заявил он (цитата по ТАСС).
По его мнению, доказательством того, что Запад отступает от политики санкций, служит восстановление полномочий российской делегации в ПАСЕ, а также призывы к возвращению формата «Большой восьмерки» с участием РФ.
Напомним, с 2014 года действуют ограничения ЕС, наложенные на отдельные сектора российской экономики. Эти санкции касаются финансового, энергетического и оборонного секторов, а также товаров двойного назначения. Ряду финансовых институтов, крупным энергетическим компания и оборонным фирмам ограничен доступ на первичный и вторичный рынок капитала ЕС. Действует эмбарго на торговлю оружием и запрет на экспорт в Россию товаров двойного назначения для военных нужд, частично закрыт доступ к технологиям в сфере добычи нефти.
Кроме того, ЕС ввел индивидуальные санкции в отношении российских чиновников и бизнесменов. Попавшим под санкции запретили въезд в Евросоюз на полгода и заморозили зарубежные счета.
Россия в ответ ввела продуктовое эмбарго в отношении членов Европейского Союза, Канады, Австралии, Норвегии и США. Запрет продлен до 31 декабря 2020 года. В ходе прямой линии 20 июня Путин сообщил, что
потери России с момента введения против нее санкций в 2014 году составили $50 млрд. Но Евросоюз потерял от разрыва отношений с Россией больше — порядка $240 млрд.
Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини ранее отрицала, что российскими контрасанкциями нанесен значительный ущерб экономике ЕС.
«Несмотря на трудности, вызванные российским эмбарго, агропродовольственный сектор ЕС продемонстрировал выдающуюся устойчивость, и большинство затронутых секторов смогли найти альтернативные рынки», — говорила Могерини.
Украина ввела санкции в отношении российских физических и юридических лиц в сентябре 2015 года. На следующий год Киев принял постановление «О запрете ввоза на таможенную территорию товаров происхождением из России», включая мясо и мясные продукты, рыбу, молочные продукты, сыры плавленые, кофе, чай, зерно и другие продукты. Как торговые, так и персональные неоднократно расширялись.
Глава украинского МИДа говорил, что антироссийские санкции не являются самоцелью для украинских властей. «Наша цель — не сделать России больно», — отмечал он. Вместе с тем министр назвал санкции достижением западного мира.
«Мы понимаем, что как бы кто не рассказывал, что они довольны «белорусскими» оливками и креветками, наверное, санкции все же действуют, и это им неприятно», — говорил он.
Пристайко также заявлял, что в отношениях Киева и Москвы наступила «оттепель». Его заявление последовало после того, как между Россией и Украиной состоялся обмен удерживаемыми лицами по формуле «35 на 35». В Россию вернулся в том числе глава РИА Новости Украина Кирилл Вышинский. Москва передала Киеву моряков, задержанных за незаконное пересечение российской границы в Керченском проливе, Олега Сенцова, осужденного за терроризм, и других.
«Это стало возможным благодаря выполнению договорённостей, достигнутых лично президентами России и Украины. В отличие от своих предшественников, новая администрация Зеленского продемонстрировала здравый подход и готовность к компромиссам», — отмечал российский МИД.
В интервью WELT Пристайко также говорил о возможной встрече лидеров «нормандской четверки».
«Президент Зеленский хочет добиться подлинного прогресса в течение полугода», — сказал он.
По его словам, украинские власти в том, что касается работы нормандского формата, готовы пойти на новые шаги, «чтобы изменить предыдущую динамику».
«Это не означает, что мы будем действовать в одиночку. В диалоге с нашими партнерами мы предложим изменения, которые, стоит надеяться, принесут больше эффективности», - сказал он.
Наверх