-0.33%
67.01
+0.38%
64.1536
+0.52%
70.6970
+0.14%
1.1020
+0.09%
1499.97

«Застрелите нас»: как проходила монетизация льгот

22 августа, 11:00
67
Пятнадцать лет назад, 22 августа 2004 года президент России Владимир Путин подписал федеральный закон №122-ФЗ с длинным названием на четыре полноценные строки. В народе реформу окрестили более прозаично и точно — монетизация льгот.
Льготная система была введена в эпоху тотального дефицита времен СССР. Она предполагала оказание привилегий незащищенной части населения. Причем если до 1980-го года программа распространялась лишь на пенсионеров и инвалидов, но в 90-е годы в категорию льготников попало больше половины населения страны.
В условиях гиперинфляции и хронической нехватки денег в кошельках россиян, льготная система позволяла снизить волну социального недовольства и хотя бы частично погасить протестные настроения, отмечают эксперты.
Льготы выступали своеобразным элементом сдерживания и помогали новому правительству в «лихие 90-е» удержаться на плаву. Затем наступили сытые 2000-е, россияне постепенно начали выбираться из тотальной бедности, и вероятность вспышек мятежей на социальной почве снизилась.
При этом власти в целом руководствовались желанием упростить запутанную систему социальных привилегий. Льготы требовали серьезных дотаций, а у тогда еще неокрепшей российской экономики их не было.
«В итоге решили реформировать систему, заменив некоторые права соизмеримыми денежными выплатами, но граждане отнеслись к реформе негативно, особенно горожане. Только вчера они проходили в метро, гордо показав удостоверение, например, ветерана труда, а сегодня уже через турникет пропускают только по билетам. Россияне чувствовали себя обманутыми, как и ходе состоявшейся в 90-е приватизации», — объясняет в беседе с «Газетой.Ru» член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер.

«Чтобы их застрелили всех!»

Вопреки надеждам властей, россияне восприняли новость об отмене льгот очень негативно. Так, протесты против монетизации начались почти за месяц до подписания закона. Например, 29 июля 2004 года в Москве прошел митинг ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, а уже 2 августа акции протеста состоялись практически во всех крупных городах страны. К протестам даже присоединилась Национал-большевистская партия (организация запрещена в России)Эдуарда Лимонова, который вмести с единомышленниками провел акцию по захвату приемной Министерства здравоохранения.
Волна протестов охватила и Московскую область, где на несанкционированный митинг пришли около двух тысяч пенсионеров.
Они требовали вернуть льготы на проезд и бесплатные лекарства, подкрепляя свою позицию плакатами с лозунгами и «Долой такую власть!» и «Застрелите нас!»
«Люди были попросту обижены. Они получали льготы за свои заслуги. А им вместо благодарности всучили какие-то деньги. Граждане восприняли это как унижение. Особенно негодовали жители Химок, которые раньше ездили бесплатно в автобусе до Москвы каждый день, а теперь должны были стоять в очереди и покупать билет», — вспоминает Евгений Гонтмахер, добавляя, что часть россиян боялись повторения негативного опыта приватизации.
Между тем протестные акции продолжились и в январе 2005 года, когда закон фактически вступил в силу.
Масштабные акции протеста вновь прокатились по всей стране и в этот раз сопровождались перекрытием крупных автотрасс.
Любопытно, что лицом таких акций стали пенсионеры, в то время как их негласно поддерживали военные. Опросы показывали, что до 80% военнослужащих были недовольны монетизацией. В феврале 2005 года протестующие сформировали Всеармейское офицерское собрание, которое провело заседание, превратившееся в митинг. К акции даже подключились казаки, сформировав офицерско-казачье ополчение.
В результате правительство попыталось смягчить ситуацию: президент Владимир Путин предложил индексировать пенсии не с 1 апреля, а с 1 марта, а также повысить их сразу на 200 рублей.
Также российский лидер поручил повысить денежное довольствие военнослужащим. Власти ряда регионов самостоятельно увеличили размеры денежных компенсаций, а мэр Москвы Юрий Лужков и вовсе решил сохранить льготы, профинансировав их из городского бюджета.

Сохранить бюджет

Между тем власти преследовали благие цели при переходе на денежные компенсации. По крайнем мере, идейный адепт реформы и тогда еще министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов заявлял, что больше всего от изменений выиграют простые горожане. По мнению чиновника, выгода от денежных компенсаций с лихвой должна была перекрыть якобы «несерьезные права льготников».
Изначально Минфин, советники которого также участвовали в создании реформы, предлагали монетизировать более десяти льгот, в том числе и по услугам ЖКХ. Но в итоге решили отменить всего три: право на бесплатное санаторно-курортное лечение, проезд в городском транспорте и пригородных электричках и обеспечение медикаментами.
«Те, кому нужны лекарства, получат не только деньги», — неоднократно обещал Зурабов во время первого этапа реформы.
При этом всем критикующим изменения министр отвечал, что у них «в голове мусор, причем пластиковые бутылки перемешаны с банками».
С помощью монетизации льгот власти пытались снизить нагрузку на федеральный бюджет, признают опрошенные «Газетой.Ru» аналитики.
По словам профессора, директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, реформа была «экстремально необходима» для российской экономики.
«Льготами пользовались буквально все горожане и в меньшей степени сельское население. На это тратились колоссальные средства», — отмечает профессор.
До 2004 года только на федеральном уровне в России насчитывалось около 120 видов льгот, а их получателями выступали свыше 220 категорий граждан. Всего различными льготами пользовались более 103 млн человек.
Необходимо отметить, что большинство из них действительно являлись ветеранами труда и инвалидами войны.
По замыслу чиновников, герои Великой отечественной войны в качестве компенсации натуральных льгот должны получать ежемесячно 3,5 тыс. рублей, ветераны войны – по 1,5 тыс. рублей, инвалиды войны – по 2 тыс. рублей, а блокадники – по 1,1 тыс. рублей.
Кроме того, по 1,7 тыс. рублей ежемесячно предусматривалось для ликвидаторов чернобыльской аварии, и от 800 до 1,4 тыс. рублей для инвалидов различных групп. На замену льгот деньгами только федеральным льготникам в бюджете 2005 года было предусмотрено 171,8 млрд рублей.
«Но эти деньги не восполняли затрат горожан на тот же проезд в общественном транспорте, поэтому переход на компенсации был столь болезненным как для правительства, так и для населения. Конечно, от реформы выиграли жители сел, которые об этих льготах и не особо знали, но в большинстве случаев власти, по сути залезли в карман к ветеранам труда инвалидам и участникам ВОВ», — указывает Наталья Зубаревич.
Наверх