+2.34%
71.41
-0.23%
73.9143
-0.20%
83.8484
+0.03%
1.1344
+0.79%
1786.85

Zaxid: что ждет Украину после остановки ГТС

17 ноября, 10:20
56
Газодобывающее предприятие компании «Укргаздобыча» во Львовской области
То, на что стыдливо предпочитали закрывать глаза отдельные политики Запада, произошло. Российский газ снова превратился в инструмент политики и мощное энергетическое оружие. Осень 2021 года стала сезоном ценовых рекордов на голубое топливо в Европе и на Украине. Из-за газового кризиса и политической беспринципности Запада запуск «Северного потока — 2» может состояться в ближайшие месяцы. Поэтому Украине уже сейчас нужно готовиться к статусу посттранзитного государства.
Ценовой шок в Европе и на Украине
В 2020 году ничто не предвещало ценовых катаклизмов на энергетических рынках. Пандемия коронавируса и массовый локдаун по всему миру наталкивали на мысль, что цены на нефть и газ еще долго будут находиться в фазе стагнации.
Минимальная цена голубого топлива в Европе была зафиксирована в мае 2020 года. Тогда, на фоне пандемии коронавируса и строгих карантинных ограничений, тысяча кубометров газа стоила пятьдесят пять долларов, и даже опускалась до отметки тридцать четыре доллара. После этого относительно быстро цены начали восстанавливаться. Однако это были довольно скромные показатели, если сравнить их с текущими. Так, в сентябре 2020 года природный газ на спотовых рынках Европы стоил в среднем сто тридцать семь долларов. В прошлом году в октябре цена превысила сто восемьдесят долларов. С началом 2021-го года рост цен на газ в Европе ускорился. В январе стоимость голубого топлива в европейских хабах достигала 250 — 350 долларов. Тогда аналитики считали, что это временное явление, спровоцированное зимним похолоданием на европейском континенте. Как показало время, они ошибались.
Летом цена газа в главном хабе Европы — TTF в Нидерландах — постоянно росла. В конце июля она взяла планку 500 долларов. А первого сентября достигла 632 долларов за тысячу кубометров. Осенние котировки голубого топлива и ценовые волны поражают европейцев и весь мир. За один день цена могла подскочить на несколько сотен долларов, а потом упасть на почти такую же сумму. Однако тенденция к росту не изменилась. Пиковые показатели стоимости голубого топлива на спотовом рынке приблизились к 2000 долларам. Это абсолютный рекорд для Европы.
Безумие на газовом рынке поставило под угрозу восстановление экономики после пандемии коронавируса. Ряд газозависимых предприятий Европы заявили об угрозе закрытия из-за слишком высоких цен на энергоноситель. Работать при таких условиях отдельным отраслям промышленности стало нерентабельно. Цены для потребителей выросли. А в Великобритании обанкротились несколько энергокомпаний.
Украина также сполна испытала на себе ценовой энергетический шок. Средневзвешенная стоимость газа на Украинской энергетической бирже по состоянию на октябрь 2021 года превысила 28 600 гривен за тысячу кубометров с учетом НДС. Это абсолютный ценовой рекорд. Для сравнения, еще в сентябре цена составила 18 506 гривен. За месяц цены подскочили на 10 000 гривен! В июне этого года газ можно было купить еще за 10 757 гривен. В зимние месяцы 2020/2021 года голубое топливо стоило в пределах 6000 — 8000 гривен. А год назад — в октябре 2020 года — 5 983 гривны.
Самая низкая цена газа за последние несколько лет у нас была зафиксирована в разгар экономического кризиса, вызванного коронавирусом. В июне 2020 года тысяча кубометров природного газа на Украине продавалась всего за 3 692 гривны. На фоне современных заоблачных цен такие цифры выглядят почти фантастическими.
«Северный поток — 2» как инструмент российской политики
Ценовой апокалипсис на газовом рынке стимулирует к поиску его причин. В Европе и на Украине сложилась идеальная ситуация для тотального подорожания голубого топлива. А российский газопровод «Северный поток — 2», еще даже не заработав, стал мощным инструментом давления на Запад. Россия при содействии и попустительстве недальновидных западных политиков получила в свои руки отличный козырь. Не воспользоваться им — грех для Москвы.
Некоторые эксперты могут возразить: рост цен произошел на все виды энергоносителей и сырьевых товаров. В этом есть доля правды. Однако подорожание нефти за год ограничилось «скромными» ста процентами (от 40 до 80 долларов за баррель) на фоне значительно более серьезного ценового скачка природного газа.
«Северный поток — 2» и вопрос его запуска — это однозначно один из важных факторов нынешнего ценового шока на рынке газа. Но у Кремля ничего бы не получилось, если бы не стечение ряда обстоятельств. Без них газовое оружие Путина просто бы не выстрелило. Но в 2021-м году для Москвы сформировалась ситуация идеального шторма, когда несколько факторов, которые выводят рынок из состояния равновесия, совпали во времени.
Из-за низких температур в Европе в начале этого года запасы газа значительно уменьшились. Бурное восстановление экономик стран мира спровоцировало значительный рост спроса на энергоносители. Но почти все объемы сжиженного газа выкупили страны Азии. А добыча собственного газа в ЕС сократилась. Взяв курс на «зеленую энергетику» и массово закрывая угольные шахты, Европа попала в большую зависимость от газа. Спрос на него растет, а удовлетворить его невозможно, кроме как импортными поставками. Из-за так называемой декарбонизации газ вышел на первое место в Германии среди всех источников энергии, обогнав даже нефтепродукты.
Европа выбрала курс отказа от ископаемого топлива, что оказалось чрезвычайно выгодным для России. Ведь в ближайшем будущем уголь заменят именно на более экологический для окружающей среды газ. Ибо мощностей возобновляемых источников энергии для нормального функционирования экономики пока недостаточно.
Кремль мог бы сбить пыл страстей и снизить цену на голубое топливо. Для этого нужно просто увеличить поставки газа на европейские рынки. Но в Москве решили не делать этого. Наоборот, у Путина приняли решение сполна воспользоваться ситуацией и заставить Европу играть по российским правилам. В результате «Газпром» забронировал лишь треть доступных мощностей для транспортировки газа через Польшу и около десяти процентов доступных мощностей для транспортировки через Украину. Как справедливо отметила исследователь Мария Шагина из Университета Цюриха, «Россия — это единственная страна, которая действительно могла бы ослабить давление на цены, но решила этого не делать».
Зато Путин мастерски и цинично шантажирует Европу, делая вид, что беспокоится о ее экономике и благосостоянии. Позволяет себе иронизировать и насмехаться над проблемами других стран. Поучать евробюрократов, мол, это они виноваты в резких ценовых колебаниях на рынке. Давать советы, какие контракты нужно заключать для поставок газа и какие инвестиционные планы разрабатывать. Когда же ажиотаж на рынке достиг апогея, российский президент заявил, что не надо ставить кого-то в трудное положение и дал указание изучить возможность увеличить транзит газа по территории Украины. Но предупредил: из-за плохого состояния украинская ГТС может в любое время выйти из строя. Такие слова — четкий сигнал для Европы: скорее вводите в эксплуатацию «Северный поток — 2». Иначе рискуете остаться без достаточного количества газа зимой.
Когда летом Меркель и Байден заявили, что не позволят России использовать «Северный поток — 2» как оружие, они, вероятно, и не ожидали, что за свои слова придется отвечать так быстро. «Северный поток — 2» еще даже не запустился, а уже стал этим оружием. И не только для Украины, но и для всей Европы. Но Меркель и Байден молчат. Им нечего сказать. Сейчас немецких политиков больше беспокоит вопрос, как пережить зиму и не обанкротится ли их промышленность. А откуда Германия получит газ — из Украины или через «Северный поток — 2» — вообще неважно. Меркель даже заявила, что обвинять Россию в кризисе нет оснований, поскольку та выполняет все свои обязательства.
Украина посттранзитная
Намерения России лишить Украину статуса транзитного государства известны давно. «Северный поток — 2» — это лишь финальная часть реализации идеи «Газпрома». До этого были «Голубой поток», «Северный поток — 1» и «Турецкий поток». Работа всех этих газопроводов, построенных в обход Украины, позволяет России полностью отказаться от украинской ГТС. Ведь их суммарная мощность после запуска «Северного потока — 2» составит около 222 миллиардов кубометров газа в год. Тогда как украинский газопровод имеет годовую мощность объемом 146 миллиардов кубометров.
В 2019 году «Газпром» экспортировал через Украину 89 миллиардов кубометров газа, в 2020-м — уже 55 миллиардов, а в этом году транзит российского газа через Украину, скорее всего, упадет до 40 — 44 миллиардов кубометров. Украина может надеяться только на энергетическое законодательство ЕС, которое формально не позволяет запускать российские газопроводы на полную мощность. Но сейчас доля российского газа на рынках ЕС составляет около сорока процентов, хотя должна была бы быть на десять процентов ниже.
Монопольное положение «Газпрома» делает Европу уязвимой от действий российского поставщика. Надеяться на то, что у всех европейцев проснется совесть и они вспомнят об Украине, не стоит. Наоборот, уже сейчас наши западные соседи готовятся к выводу нашей ГТС из системы поставок российского газа. Венгрия договорилась о поставках голубого топлива через «Турецкий поток». Еще раньше это сделала Румыния. А Польша делает ставку на импорт сжиженного газа из США. Перспективы для нас вырисовываются неутешительные. Но все не так плохо, как кажется на первый взгляд.
Украина вполне может обойтись без статуса транзитной страны для российского газа. На первых порах будет немного некомфортно для бюджета. Но вовсе не фатально. Доля доходов от транзита газа в структуре украинского экспорта услуг неуклонно падает. Ранее потеря транзитных миллиардов долларов могла бы привести к серьезной экономической рецессии. Сейчас это может разве что немного замедлить рост ВВП. Обратимся к данным статистики.
В 2000 году Украина экспортировала услуг на сумму 3 миллиарда 655 миллионов долларов, из которых на трубопроводный транспорт приходилось один миллиард 750 миллионов долларов, что составляло почти 48 процентов их общего объема. Это была действительно весомая цифра. Однако в последующие годы наметилась тенденция к постепенному уменьшению доли транзита газа в структуре украинского экспорта услуг и роста доходов от других видов деятельности. Развитие украинской экономики стабильно уменьшало зависимость бюджета от функционирования украинской газотранспортной системы. Уже в 2016 году доля трубопроводного транспорта в структуре экспорта услуг сократилась до чуть более 26 процентов. Наибольший доход от транзита Украина получила в 2019 году — около шести миллиардов долларов. Однако эта цифра была связана с выплатой «Газпромом» двух миллиардов 900 миллионов долларов по решению Стокгольмского арбитража. В 2020-м году общий объем экспорта услуг составил 11 миллиардов 387 миллионов долларов, из которых на трубопроводный транспорт приходилось лишь два миллиарда 443 миллиона долларов (21,4 процента). А в целом экспорт товаров и услуг из Украины в прошлом году составил 59 миллиардов долларов.
Первая половина 2021 года только подтверждает тенденции предыдущих лет. Доля поступлений от транзита трубопроводным транспортом упала до 869 миллионов долларов, а это лишь 15 процентов от всего экспорта услуг. Зато стабильно растет экспорт из Украины ИТ-технологий, что не может не радовать.
Возможно, реальная угроза потери транзитного потенциала заставит украинскую власть и олигархов, владельцев крупных промышленных предприятий наконец активизировать усилия для увеличения собственной газодобычи и внедрения энергосберегающих технологий. Но пока что успехов в этих направлениях мало. Напротив, зафиксировано некоторое уменьшение добычи голубого топлива. Значительных прорывов в вопросах энергосбережения и сокращения потерь тепла при отоплении жилого фонда также не видно.
Для Украины большие риски от прекращения транзита российского газа сейчас лежат не столько в плоскости экономики, как в плоскости безопасности. Если Россия вдруг захочет активизировать военную агрессию против Украины, то ее уже не будет сдерживать газотранспортный фактор. Но это уже совсем другой вопрос.
Наверх