+0.42%
65.14
-0.18%
61.5414
-0.02%
68.2482
-0.02%
1.1090
+0.02%
1557.00

Zaxid: сколько Украина ворует сама у себя

10 декабря 2019
52
Участники акции протеста против продажи земли в Киеве, Украина
«Я живу на своей, Богом данной земле» — эта фраза растиражирована на футболках и шевронах, которые охотно покупали во львовских сувенирных лавочках не только местные жители, но и туристы. Эту фразу запустили в свое время активисты партии «Свобода», превращая ее в своеобразный образ, в котором бы читалось название партии «…СВОей, БОгом ДАнной…».
Земля как «каменный крест»
У ВО «Свобода» очень мало общего с рынком, демократией, наконец, с самой свободой в широком смысле слова. Однако именно ее лозунг стал чем-то определяющим для украинцев в формировании своего отношения к вопросам владения, пользования и продажи этого ресурса. Земля стала у нас ореолом святости, ценности, которой не дай Бог торговать. Кому повезло ею владеть, тот должен привязаться к ней навечно.
Помните, в культовой новелле Василия Стефаника «Каменный крест», в которой главный герой Иван Дидух очень сакрально относился к своему клочку земли, хотя в наследство ему достался кусок худшей в селе земли — на песчаном холме. Иван не отказался от этого не плодородного грунта, ухаживал за ним, тяжело трудился на этом поле. От тяжелого труда он даже перекосился, поэтому звали его на селе переломанным. И хотя земля на холме и переломала крестьянина, но бросить ее ему было жалко. Хозяин огораживал свой участок, обкладывал его комками земли, чтобы дождь не смывал перегной. Так и провел он всю свою жизнь на том холме. «Конь карабкался наверх, как по льду, а Ивана как будто бы кто буком по лбу треснул, такая большая шишка вскочила на его лбу. Сверху конь выглядел так, как будто бы Иван повесил его на ремень за какую-то большую вину, а левая рука Ивана обвилась сеткой синих жил, как цепью из синей стали», — так описывал тяжелую жизнь крестьянина, его добровольное рабство мастер слова Василий Стефаник.
Еще тысячи таких Иванов Дидухов до сих пор еще живет на Украине. Стоит только приехать в село или заглянуть в садово-огороднический кооператив, и вы их увидите — людей старшего возраста, которые вместо того, чтобы организовать себе отдых на тех данных (нет, не Богом, а в большинстве случаев еще советской властью) пресловутых шести сотках земли, устраивают себе добровольное рабство. Согнувшись в три погибели, они часами ковыряются в земле, ограничивая все свободное пространство грядками, оставляя для себя лишь клочок земли, площадью не больше чем стандартная могила. Потом можно будет пожаловаться на адскую усталость, артриты, ревматизмы и другие полихондриты.
За добровольное рабство
Понятно, что таких добровольных крепостных не сложно убедить в сакральном значении земли и необходимости запретить ее свободную продажу. Об этом четко свидетельствует недавние социологические исследования. Согласно результатам опросов общественного мнения, проведенных социологической группой «Рейтинг», против введения рынка земли сельскохозяйственного назначения выступают 73% украинцев. Поддерживают эту инициативу правительства только 19%. 8% — до сих пор не определились. А относительно выдачи разрешения на продажу земли иностранцам, украинское сопротивление еще сильнее: против — 81%, за — только 13%. Даже среди младших по возрасту и состоятельных респондентов, владельцев пая, которые самостоятельно его обрабатывают, количество противников внедрения рынка земли составляет около 60%.
В этом контексте наиболее забавной мне представляется позиция тех галичан, которые вошли в группу из 73% общеукраинских противников продажи земли. Ведь везде они за рынок, за Европу, долой совок. А как только доходит дело до земельного вопроса, то выдвигают трогательные аргументы про дедов-прадедов, которые тяжело работали, ездили в Канаду, чтобы заработать немного денег и купить потом еще один орошенный потом участок земли. Боролись с коммуной, которая все эти земли хотела даром отобрать. То есть, приводя аргументы в пользу продажи земли (потому как бы они иначе получили свои земельные наделы), вывод делают диаметрально противоположный: продавать нашу Богом данную землю нельзя ни в коем случае.
Что же, еще не прошли те сорок Моисеевых лет. Хотя, на самом деле, и тридцати было бы достаточно, ведь уже как минимум дважды довольно радикально менялась наша политическая элита, приоритеты, внешние и внутренние векторы и тому подобное. А ментальность в земельном вопросе до сих пор остается советской. Мораторий на продажу земли стал для нас некой исторической старобытностью, которую не способны изменить ни отдельные политики, ни партии, ни правительства. Так мы и остаемся со своим запретом в «славной компании» таких стран, как Северная Корея, Куба или Венесуэла.
Вечный мораторий
Напомним, как все это «исторически складывалось». В марте 1991-го года вступил в силу первый украинский земельный кодекс. Условием принятия кодекса с закреплением частной собственности на землю коммунисты и «красные директора», которые формировали тогдашнее парламентское большинство под условным названием «группа 239», выдвинули требование введения соответствующего моратория на шесть лет.
Однако через шесть лет земельной «халявы» не наступило. Высшее политическое руководство Украины раз за разом пролонгировало мораторий. Это делал если не очередной президент своим указом, то Верховная рада своим постановлением или законом…
К сожалению, полгода назад почти, не замеченной у нас прошла одна интересная новость из Страсбурга. Двадцать второго мая 2018 года Европейский суд по правам человека обнародовал решение по делу «Зеленчук и Цицюра против Украины». Заявители — рядовые владельцы паев София Зеленчук и Виктор Цицюра — жаловались на постоянные пролонгации моратория, которые сделали его «фактически бессрочным», а соответствующее законодательство — непредсказуемым. Поэтому Страсбургский суд признал земельный мораторий нарушением прав человека распоряжаться своей собственностью, гарантированных статьей 1 протокола к Европейской конвенции о защите прав человека, а также статьей 41 конституции Украины.
Поэтому решение вопроса об отмене моратория и запуск действенного рынка земли стал для нашей страны актуальным вопросом: с Европой мы или против нее. Самое смешное в том, что здесь нельзя сказать, что, сохранив мораторий, мы останемся с Россией, потому что у нашей агрессивной страны-соседки рынок земли функционирует уже давно и успешно. И только одни наши политики боятся его запускать. Таким образом, с одной стороны они заботятся о собственных рейтингах, с другой — о мутных схемах, по которым можно договориться именно благодаря отсутствию рынка земли.
Журналистам-первопроходцам, пытающимся разобраться в незаконных сделках по манипуляциям с землей, хорошо известен термин «эмфитевзис». Он означает «долгосрочное, отчуждаемое и наследуемое вещное право на чужое имущество, которое состоит в предоставлении лицу права пользования чужим земельным участком для сельскохозяйственных нужд с целью получения урожая и доходов с него, с обязательством эффективно его использовать в соответствии с целевым назначением». Именно на основе эмфитевзиса и происходит де-факто продажа сельскохозяйственных земель, что де-юре у нас до сих пор запрещено. То есть земля покупается и продается, но по более сложной и непрозрачной схеме.
Теряют от этого и государство, и фермеры, и владельцы паев. А мораторий, который вводился как временная мера для подготовки нормативной базы для свободного оборота земли, блистал все сильнее.
«Правительство не рассчитывало на такую продолжительность этого шага. Сейчас запрет на отчуждение земли сдерживает рост экономики, не дает возможности предприятиям капитализировать свою основную собственность. Единственное, что в аграрном предприятии по-настоящему ценится, — это земля, которая приносит доход. Не имея возможности ее продать, или даже предложить, как залог, с целью привлечения кредита, предприятие не получает возможности вкладывать деньги в развитие инфраструктуры, в развитие своей базы, основного капитала. Так же люди, которые хотят продать землю, которой не пользуются, но регулярно платят налог, за которой должны ухаживать, чтобы она не деградировала, не могут этого сделать: не могут получить за нее соответствующие деньги и не в состоянии их потратить. А учитывая, что у нас довольно много земель — около 6,5 миллионов пайщиков и около 27 миллионов гектаров распределенной между ними земли, то это просто колоссальные средства», — сетует эксперт по земельным вопросам и земельному законодательству, аналитик ассоциации «Украинского клуба аграрного бизнеса» Роман Граб.
Кстати, о потерях из-за моратория. По подсчетам специалистов Киевской школы экономики, в 2018 году при наличии на Украине свободного рынка земли, наше сельское хозяйство могло бы сгенерировать около 35,8 миллиарда долларов добавленной стоимости вместо фактических 13,3 миллиарда долларов. Без моратория ВВП Украины в 2018 году мог бы быть на 17% больше фактического уровня. Вот такие астрономические суммы мы воруем сами у себя, блокируя этот процесс.
«Уберемся по-хозяйски»?
Слава Богу, за дело отмены моратория решительно взялась «зеленая команда». Ее даже не пугает возможное снижение рейтинга от такого, увы, непопулярного среди украинцев шага. И вот тринадцатого ноября депутаты Верховной рады проголосовали в первом чтении за закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно оборота земель сельскохозяйственного назначения». Документ предусматривает отмену моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения всех форм собственности с 1 октября 2020 года. За него проголосовало 240 депутатов, в основном представители фракции «Слуга народа». Против законопроекта выступили фракции «Европейская солидарность», «Батьковщина» и «Оппозиционная платформа — За жизнь». «Голос» — воздержался.
Ну, с функционерами ОПЗЖ — понятно, они живут по ленинским дореволюционным лозунгам «Чем хуже, тем лучше». Команда Славы Вакарчука решила отсидеться «в засаде», пока ситуация с рейтингами и воздействием земельного вопроса для них не прояснится. Что ж, и их тоже можно понять.
Самое интересное получается с фракциями, возглавляемыми Петром Порошенко и Юлией Тимошенко. Сейчас они позиционируют себя защитниками украинского крестьянина, у которого, якобы, олигархи внутренние и внешние решили отобрать землю. Не лукавят ли наши топ-политики?
Вспомним, что говорил уважаемый Порошенко еще два года назад, занимая президентскую должность. Процитирую отрывок из его послания «О внутреннем и внешнем положении Украины в 2017 году»: «Миллионы людей формально владеют землей, но за них решили, что они не способны ею распоряжаться, и внедрили абсолютно неконституционный мораторий. Почему мы тогда позволяем людям продавать квартиры? Тоже кто-то их может все скупить… Как государственный деятель при принятии решений я должен учитывать общественное мнение. И сейчас, к сожалению, ее сформировали популисты. Я не собираюсь выжимать из Верховной рады земельную реформу, не буду этого делать. Но прошу принять, — хотя бы устно, в уме и в сердце, — политическое решение в ее пользу». Какие правильные и душещипательные слова. Так что же изменилось за два года? Кроме того, конечно, что к власти пришла новая команда. Кто же сейчас популист?
Теперь перейдем к Юлии Тимошенко. Всегда ли она была таким ярым борцом в вопросах продажи земли? Отнюдь нет — лишь со времени перехода в оппозицию. А вот находясь на посту премьер-министра, Юлия Владимировна без всяких угрызений совести добивалась отмены запрета на продажу земли. В феврале 2008 года она внесла на рассмотрение парламента законопроект «О рынке земель». Что же он предполагал? То, что покупать нашу Богом данную украинскую землю могут граждане и юридические лица Украины, территориальные общины, а еще (не поверите) иностранцы и (вообще конец света) иностранные государства.
Убежден, выиграла бы Юлия Владимировна Тимошенко президентские выборы этой весной и парламентские летом, то сейчас бы она и ее политическая сила проталкивали бы аналогичный законопроект об отмене моратория. А теперь она в компании с Порошенко и ОПЗЖ выступает против земельного рынка, да еще и людей провоцирует к этому.
Помните, чем завершается «Каменный крест» Стефаника? Иван Дидух, наконец, набирается ума, серьезно оценив ситуацию, продает свою несчастную землю, и отправляется с семьей в Канаду. Он говорит своей жене: «Давай, уберемся отсюда по-хозяйски, да и пойдем господствовать».
Надеюсь, что и к большинству украинцев, наконец, придет прозрение относительно земельного вопроса. Чтобы мы все, наконец, убрались «по-хозяйски» и пошли господствовать.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх