-6.60%
25.06
+1.73%
78.8122
+2.74%
87.8204
+1.00%
1.1143
-0.53%
1630.60

Al-Akhbar: последний нефтяной козырь против России и США

17 марта, 03:40
59
Государственный визит президента РФ В. Путина в Саудовскую Аравию
Мы наблюдаем новый этап нефтяной войны, объявленной Саудовской Аравией в прошлом десятилетии. Для королевства в его нынешнем виде (с зависимостью от природных богатств, ставших залогом стабильности и преемственности) это война за выживание. В Вене, где находится штаб-квартира ОПЕК и проходят ее встречи, было решено разорвать связи с Россией и аннулировать четырехлетнее соглашение о сокращении добычи нефти. Это решение имело драматические последствия для рынка: было зарегистрировано рекордное падение цены барреля а неделю с 2008 года и самое крупное падение за день с 1991 года. Теперь нефть стоит вдвое меньше, чем в прошлом году. В связи с данными событиями возникает ряд вопросов, и самый важный из них — что на самом деле происходит между ключевыми игроками на рынке нефти? Как это влияет на страны-производители и страны-импортеры? Какова краткосрочная перспектива?
Между Египтом и Австрией. Большой сдвиг
Прошло 75 лет со дня исторической встречи президента США Франклина Рузвельта (Franklin Roosevelt) с королем Саудовской Аравии Абделем Азизом Аль Саудом (Abdel Aziz Al Saud) на борту авианосца Quincy. Именно тогда был заключен политико-экономический союз двух совершенно новых миров: первый имел избыток силы, чтобы вести Запад и союзников на Востоке после Второй мировой войны. Второй существовал всего 10 лет и мог уверенно осваивать свои богатства только под руководством Вашингтона.
Встреча положила начало партнерству двух стран на пути к двум целям. Первая — это сотрудничество в борьбе с восточным блоком и противодействие политике Советского Союза, а вторая — обеспечение потока нефти с востока на запад для удовлетворения растущего спроса на этот энергоноситель.
В XX веке американо-саудовское сотрудничество достигло своих целей, несмотря на все трудности: арабо-израильские войны, нефтяной шок в 1970-х годах, войны в Персидском заливе, атаки 11 сентября 2001 года и даже финансовый кризис в 2008 году.
Со времен пакта, заключенного в египетских территориальных водах в 1945 году, мир сильно изменился. Трансформация американо-саудовских отношений началась с разногласий в эпоху президента Барака Обамы, который сделал ставку на поддержку добычи нефти в США, инвестиции в разработку технологий и льготы для производителей сланцевой нефти. Иными словами, он пренебрег давним партнерством и ролью Саудовской Аравии в качестве ведущего экспортера нефти, что заставило королевство объявить нефтяную войну традиционному союзнику. Оно наводнило рынок дешевой нефтью, чтобы вытеснить новых американских игроков, и ей это удалось, особенно в связи с укреплением партнерства с Россией в 2016 году в рамках соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи нефти.
Сегодня мир переживает новый виток этой войны: игроки действуют сами по себе, пусть и сохраняют разные и запутанные отношения. Можно сказать, Саудовская Аравия борется за выживание, но на этот раз с Россией и по причине разногласий касательно регулирования поставок нефти на рынок. Москва пытается нанести ущерб американскому нефтяному сектору и ответить на недавние санкции США в отношении энергетических проектов в Европе, в частности «Северного потока-2», и компании «Роснефть» за ее сотрудничество с Венесуэлой. Именно поэтому Россия воздержалась от поддержки Саудовской Аравии в рамках так называемого венского консенсуса, и это привело к резкому ухудшению геополитической ситуации.
Отказ от соглашения с Саудовской Аравией, действующего с 2016 года, побудил Эр-Рияд принять решительные меры и увеличить поставки нефти на мировые рынки в апреле на 2,6 миллиона баррелей в сутки. Итого она будет экспортировать 12,3 миллиона баррелей по низкой цене для завоевания новых клиентов в рамках ожесточенной конкуренции с Россией и США.
Эти события привели к быстрой и интенсивной продаже нефтяных контрактов на рынке, и цена упала наполовину по сравнению с прошлым годом. Сегодня аналитики сходятся во мнении, что цена одного барреля нефти останется на уровне 30 долларов до конца первой половины этого года и будет ниже 40 долларов во второй половине. Согласно Goldman Sachs, самые негативные прогнозы предполагают падение цены до 20 долларов за баррель.
Происходящее в настоящее время — вторая стадия исторического перехода от давно ушедшего мира Рузвельта и Абделя Азиза к миру дешевой нефти. Похоже, королевство долго продержится в этой войне. С одной стороны, ее национальная компания Aramco имеет достаточные запасы нефти, которых хватит почти на полвека, а с другой — средняя стоимость добычи нефти составляет менее 10 долларов за баррель, что эквивалентно одной пятой показателя в Соединенных Штатах.
Вопреки всему, спрос на нефть снижается, и ключевые международные организации в этой отрасли меняют свои прогнозы из-за воздействия нового коронавируса на глобальный спрос и экономическую активность. По мнению экспертов, нас ждет минимальное увеличение спроса со времен экономического кризиса, начавшегося более 10 лет назад. Так, по прогнозам Международного энергетического агентства, спрос на нефть в этом году снизится примерно на 2,17 миллиона баррелей в сутки. Как следствие, показатели прибыли, на которые в настоящее время рассчитывает Саудовская Аравии, могут ее разочаровать.
С другой стороны, стране нужна цена нефти выше 80 долларов за баррель для избежания дефицита государственного бюджета. Другими словами, если цены вернутся на относительно высокий уровень, Саудовская Аравия сможет сохранить баланс в среднесрочной перспективе. В противном случае, а именно при ценах на 50% ниже тех, что необходимы королевству, страна станет уязвима с финансовой и социальной точек зрения. Здесь нужно учитывать ведущую роль нефти в финансировании тех или иных политических мер.
Провал в Америке и воображаемый прорыв в Ливане
Саудовская Аравия и другие участники нефтяной войны стремятся заполучить большую долю рынка и уничтожить конкурентов, но эта война имеет самые разные последствия для всех.
50%-ое падение цен на нефть по сравнению с прошлым годом и перспектива ее сохранения на этом уровне, создает возможности и трудности как для стран-производителей нефти, так и потребителей. Например, в случае с Ливаном нефтепродукты всегда были огромной статьей импорта, поскольку страна является чистым импортером этих продуктов. В 2019 году объем импорта составил 6,5 миллиарда долларов, то есть треть от общего объема ливанского импорта.
В принципе, низкие цены могли бы стать залогом финансового благополучия с точки зрения бюджета энергетического ведомства и государственных финансов в целом. Однако денежные переводы в это ведомство в свете нынешней политической ситуации уменьшатся по мере снижения мировых цен на нефть. Вместе с этим снижается потребность Ливана в финансировании из-за рубежа, хотя на самом деле оно необходимо — сумма государственного долга приближается к отметке 100 миллиардов долларов, а правительство прибегает к его реструктуризации.
Следует отметить, что в прошлом году был зафиксирован дефицит государственного бюджета в размере около 50%, что эквивалентно 10% ВВП. Как ожидается, этот показатель вырастет до 11,5% в этом году и достигнет более 15,3% в 2024. Кроме того, падение цен на нефть должно снизить давление инфляции на потребителей и особенно население с низким доходом. Однако все это зависит от политики, принятой правительством, которое, как представляется, намерено поддерживать стабильность цен на местном рынке.
Помимо прямых последствий изменений на рынке нефти для государственного бюджета и потребительских расходов в Ливане, нужно упомянуть возможные последствия для инвестиций в ливанский нефтяной сектор, однако в этом случае все не так очевидно. Нужно учитывать фактор природного газа и неопределенность политической и экономической ситуации в стране.
Значительно проще делать прогнозы по данному вопросу в отношении Соединенных Штатов. Государство готовится к новому нефтяному шоку. В период обрушения цен между 2014 и 2016 годами, на следующий день после того, как Саудовская Аравия значительно увеличила поставки нефти в ответ на политику администрации президента Барака Обамы, количество действующих нефтяных платформ сократилось с 1500 до всего лишь 300. Учитывая большие производственные издержки, даже после относительного восстановления отрасли их количество не превышало 900. Накануне недавнего падения нефтяных цен эта цифра значительно уменьшилась и, как ожидается, будет снижаться и дальше, если цены останутся на текущем уровне. Несмотря на значительное улучшение показателей производительности в нефтяном секторе в Соединенных Штатах и низкую стоимость добычи одного барреля (до 25 долларов в некоторых случаях), в большинстве своем издержки остаются довольно высокими. Иногда они достигают трехкратного размера.
В этой ситуации правительство США прибегают к прямому вмешательству на рынке нефти для поддержки производителей сланцевой нефти. Барак Обама поддержал их на этапе подъема и технологического прогресса в борьбе с Саудовской Аравией и ее ведущей ролью на рынке, а его преемник Дональд Трамп решил спасти компании на стадии падения, когда американская администрация начала покупать десятки миллионов баррелей нефти у местных производителей и увеличивать стратегические запасы под предлогом подготовки к чрезвычайным ситуациям, например, на фоне экономических последствий вспышки нового коронавируса. Соединенные Штаты создали эти резервы в начале 1970-х годов после нефтяного шока, спровоцированного руководством Саудовской Аравии, и, по-видимому, он нужен государству и в разгар нынешнего нефтяного кризиса.
Кто будет нести бремя дешевой нефти?
Соединенные Штаты сегодня переживают нефтяной шок, так как стали крупнейшим производителем нефти. Политика, принятая на вооружение в прошлом десятилетии, привела к росту добычи нефти в США — с уровня ниже 6 миллионов баррелей в сутки в 2010 году до более чем 13 миллионов баррелей в сутки в настоящее время. В начале апреля Саудовская Аравия приблизится к США и сместит Россию со второго места, но в какой степени королевство готово двигаться вперед?
Ответ на этот вопрос зависит от того, насколько Эр-Рияд сможет выдержать последствия снижения цен на нефть в экономическом, политическом и социальном плане, а также переменных в другой части уравнения. Технологии, которые исторически играют роль в пользу саудовской нефти благодаря простоте ее добычи и, как следствие, низкой стоимости, вышли на более высокий уровень. Сегодня имеют значение не только способы бурения и разведки нефти, а также политические изменения на Ближнем Востоке, но и альтернативные источники энергии и общий спрос на ископаемое топливо.
Саудовская Аравия привыкла к экономическим ситуациям, сильно влияющим на нефтяные цены. Так, в 1998 году цена упала до 10,8 долларов за баррель, а всего через 10 лет она выросла до более чем 150 долларов. На эти циклы влияет множество факторов, и цена на нефть устанавливается без изменений структуры рынка. Сегодня борьба нефтяных гигантов кажется более ожесточенной и будет иметь серьезные последствия. С новым коронавирусом или без него.
Наверх