-0.15%
66.71
-0.67%
75.8268
+0.02%
90.8102
+0.02%
1.1976
+0.04%
1777.65

Der Standard: США против российского газа в Европе, но сами рады купить российскую нефть

7 апреля, 13:30
86
Омский нефтеперерабатывающий завод
При новом президенте США Джо Байдене многое изменилось. Но одно остается неизменным: американцы выступают против строительства газопровода «Северный поток — 2», который должен транспортировать 55 миллиардов кубометров газа в год из России в Германию по дну Балтийского моря. В проекте наряду с немецкими концернами Uniper и Wintershall, французским Engie и британо-нидерландским Royal Dutch Shell участвует австрийская компания OMV.
Глава OMV Райнер Зеле (Rainer Seele) неоднократно говорил, что речь идет об общеевропейском проекте. Впрочем, страны Восточной Европы, в первую очередь Украина, но также Польша, Эстония, Латвия и Литва, не заинтересованы в нем. Они боятся потерять доходы от транзита газа, а Украина, кроме того, ощущает и политическую угрозу.
Лоббист американской промышленности
В последние годы они получали поддержку из-за океана. Президент США Дональд Трамп не скрывал, что лоббирует американскую нефтегазовую промышленность, которая заинтересована в экспорте собственного сланцевого газа в Европу. Байден, хотя он и не так тесно связан с нефтянкой, также выступает против второго «Северного потока», приводя те же самые аргументы: Европа в случае введения нового газопровода в эксплуатацию якобы рискует попасть в слишком большую зависимость от России.
Доля российского газа в общем потреблении Европы составляет 36% — это действительно довольно много. И это еще притом, что в 2020 году доля Газпрома и «Новатэка» на рынке Старого Света сократилась. Кроме того, рост числа СПГ-терминалов дает европейцам возможность в случае острой необходимости быстро переключиться на других поставщиков.
Примечательно, что Вашингтон одновременно с политикой сдерживания российских углеводородов в последние годы сам значительно нарастил импорт нефти из России. Это тем более удивительно, что США в последние 15 лет превратились из нетто-импортера в нетто-экспортера «черного золота».
Третий по величине поставщик нефти
Если в 2006 году американцы ежедневно импортировали на 13 миллионов баррелей (1 баррель составляет 159 литров) нефти больше, чем экспортировали, то сейчас они на 70% покрывают собственную потребность в нефти самостоятельно.
В связи с этим поставки из большинства стран-экспортеров нефти в США сократились. Но только не из России — и это несмотря на то, что после аннексии Крыма и начала кризиса на Украине в 2014 году двусторонние отношения резко обострились. В 2020 году Россия экспортировала в США почти 27 миллионов тонн сырой нефти и дериватов. Это почти 538 тысяч баррелей в день — на 63% больше, чем в 2014 году.
Таким образом, Россия впервые поднялась на третье место среди экспортеров «черного золота» в США, уступая только Канаде и Мексике. При этом она обогнала многолетнего «придворного» поставщика Вашингтона — Саудовскую Аравию, а ее доля на американском рынке почти удвоилась. Сейчас она составляет 6,85%, но значительно уступает показателям по Европе (около 30%). В первую очередь это связано с тем, что из-за большой удаленности российская нефти в США стоит значительно дороже, чем в Европе.
Санкционная политика
Высокая стоимость существенно ограничивает дальнейший рост поставок. Впрочем, есть и ряд причин, почему Россия и дальше будет играть важную роль в обеспечении США энергоносителями. Одна из них — санкционная политика.
Вашингтон борется не только с русскими. Вот уже много лет он (причем, в значительно более жесткой форме) бойкотирует также Иран и Венесуэлу. При этом именно венесуэльская нефть в прошлом играла главную роль на американских НПЗ. Поскольку российский сорт Urals по своему составу наиболее близок тяжелой нефти из впадины Маракайбо, именно он призван заменить ее. Перестройка НПЗ под более легкую американскую нефть WTI обошлась бы слишком дорого.
Тенденция к росту поставок российской нефти в США сохраняется. В январе Россия дополнительно увеличила их. В настоящий момент они составляют 20,1 миллиона баррелей — тем самым Россия лишь немного уступает Мексике (23,2 миллиона баррелей).
Наверх