+2.19%
71.31
-0.31%
73.8534
-0.40%
83.6796
-0.09%
1.1330
+0.93%
1789.40

El Economista: Россию обвинили в резком росте цен на нефть. Но есть один неудобный факт

12 ноября, 12:40
68
Нефтяная качалка
За последний год нефть подорожала на 105%, а ведь еще в ноябре 2020 цена Brent едва превышала 40 долларов за баррель. Теперь эталонная марка сырой нефти оценивается в 84 доллара. Восстановление спроса (на фоне оживления экономики) и неэластичность предложения привели к тому, что цены на нефть достигли максимумов последних семи лет. Белый дом поднял тревогу и обвинил в повышении цен ОПЕК и Россию. Однако данные о производстве нефти указывают на один неудобный факт: США — один из главных виновников нехватки нефти на мировом уровне.
Белый дом также заявил, что ОПЕК+ ставит под угрозу восстановление мировой экономики. Обвинения прозвучали после того, как картель отказался ускорить рост добычи нефти. ОПЕК и ее партнеры наращивают добычу на 400 тысяч баррелей каждый месяц, и такой темп кажется недостаточным для того, чтобы насытить нефтью изголодавшуюся экономику на этапе восстановления после ковида. В Европе и США взлетели цены на бензин, усиливается народное давление на правительства, уже страдающие от критики из-за повышения цен на электричество.
Поэтому Вашингтон официально попросил Саудовскую Аравию, Россию и остальных членов ОПЕК+ наращивать темп добычи на 800 тысяч баррелей (вместо 400) ежемесячно, чтобы компенсировать сокращение добычи, объявленное картелем в 2020. Тогда спрос на нефть упал из-за ковида и, как следствие, цена опустилась ниже 20 долларов за баррель.
Требование США кажется логичным априори, но, проанализировав данные, можно увидеть, что Россия и Саудовская Аравия (фактические лидеры ОПЕК+) по уровню добычи находятся ближе к доковидным показателям, чем сами США. Другими словами, далеко не малую роль в росте цен сыграл Вашингтон, которые стал добывать меньше нефти, чем раньше. Белый дом обвиняет ОПЕК+ в том, в чем замешан сам (при этом сохраняя дистанцию, потому что американский нефтяной сектор находится в руках частных фирм).
На этот раз повышение цен на нефть не мотивирует американские компании на увеличение добычи «черного золота». Энергетический переход желателен и необходим, но несмотря на это в краткосрочной и среднесрочной перспективе за него придется заплатить: рынок будет неустойчив, а стоимость энергии повысится.
В декабре 2019 на американскую экономику приходилось примерно 13 миллионов баррелей в день, а сейчас, согласно последним данным, США производят около 11,1 миллионов баррелей. В свою очередь, в декабре 2019 Саудовская Аравия производила десять миллионов баррелей, а Россия — чуть меньше: 11 миллионов баррелей. Если к этим странам присоединить всех производителей ОПЕК, то добыча составляла 38,8 миллионов баррелей в день, а сейчас — 36,8 миллионов баррелей.
Такие вот разоблачающие данные. В то время как весь картель ОПЕК и его партнеры «виновны» в ежедневной нехватке двух миллионов баррелей (по сравнению с декабрем 2019), США «виновны» в нехватке 1,9 миллионов баррелей. Администрация Байдена строго регулирует и подавляет использование фрекинга и добычу сланцевой нефти.
Таким образом, помимо версии США, есть еще и версия ОПЕК и ее партнеров. «К счастью, у нас есть ОПЕК+», — заявил в понедельник министр энергетики ОАЭ Сухейль аль-Мазруи (Suhail Al-Mazrouei) во время пресс-конференции на Африканской нефтяной неделе. Картель, состоящий из 23 главных стран-экспортёров нефти, смог избежать «роста цен в два или три раза, и мы должны это ценить», — цитирует министра Bloomberg.
Почему США не производят больше нефти?
«Если бы не ОПЕК+, случилось бы что-то похожее на то, что сейчас происходит с газом и углем, — заявил Аль-Мазруи, — Мы вместе работаем над тем, чтобы сбалансировать рынок». Министр считает, что рост цен связан с нехваткой инвестиций в сферу нефти, газа и угля. Энергетический переход, продвигаемый развитыми странами, спровоцировал неуверенность в секторе ископаемых источников энергии, в котором доминируют частные компании, реагирующие на ценовые стимулы. Однако в этот раз неуверенность настолько велика, что мешает инвестициям.
Компании оттягивают или отменяют решения инвестировать в добычу из-за препятствий, которые правительства создают чтобы ограничить использование источников энергии, загрязняющих окружающую среду. Помимо введения налогов на загрязняющие энергоносители и субсидий на возобновляемые источники, в начале этого года администрация Байдена запретила разработку новых месторождений на федеральной территории (как на суше, так и на морском шельфе). Американский президент также заблокировал строительство нефтепровода Keystone XL, который должен был соединить наиболее важные нефтеперерабатывающие заводы США с нефтеносными месторождениями Канады. Посыл ясен, и западные нефтяные компании его получили.
Контроль над мировыми ценами на нефть с приходом фрекинга (если цены высоко поднимались, США начинало производить больше для того, чтобы их снизить) может попасть под угрозу. В своем последнем докладе по нефтяным ценам банк Natixis заявил, что «несмотря на рост спотовых цен, ждать, что ОПЕК+ свернет со своей траектории, не приходится. Между тем существует вероятность, что дисциплина американских производителей нефти по отношению к капиталу (инвестициям) останется той же, что значительно изменит пропорцию между ростом цен на нефть и незначительным увеличением добычи». Вывод: меньше нефти и выше цены.
Еще на Азиатско-Тихоокеанской нефтяной конференции в конце сентября топ-менеджеры Vitol, Trafigura, Hess и Equinor предупреждали, что инвестиций в мировую индустрию нефти и газа становится недостаточно и по мере восстановления спроса могут возникнуть некоторые проблемы с поставками.
«В настоящее время мировой спрос на нефть продолжит расти по мере появления новых рынков и потребителей», — заявил сопредседатель Trafigura Бен Люкок (Ben Luckock) на ежегодной конференции APPEC 2021, пишет Reuters. «Это повысит вероятность наступления периодов высоких цен на энергию…. Хотя в краткосрочной перспективе производителям нефти такое может быть выгодно, мировой экономике это может дорого обойтись, что в долгосрочной перспективе плохо для всех», — заключил Люкок.
Инвестиции в нефтегазовый сектор в худшие периоды вызванного пандемией кризиса оказались заморожены. А теперь их блокирует тот факт, что правительства массово и практически неограниченно поддерживают переход к альтернативным источникам энергии. Даже Международное энергетическое агентство в середине этого года попросило инвестировать в новые проекты, связанные с нефтью и ископаемым топливом. Дело в том, что миру все еще очень нужны нефть и газ.
Наверх