-6.60%
25.06
+1.73%
78.8122
+2.74%
87.8204
+1.00%
1.1143
-0.53%
1630.60

Нефтяные цены обвалились на панике и ненадолго, считают аналитики

9 марта, 15:50
40
Манометр
Обвал мировых цен на нефть в понедельник вызван неопределенностью из-за распада альянса ОПЕК+ и признаков объявления Саудовской Аравией "ценовой войны", однако эта паника будет краткосрочной, считают опрошенные агентством "Прайм" аналитики. Вместе с тем они отмечают, что достаточно низкие цены помогут России в борьбе за рынок, ведь дальнейшее сокращение ими добычи только усугубило бы потерю доли в пользу США.
Открытие мировых торгов понедельника на нефтяном рынке обернулось настоящим крахом: цена на "черное золото" рухнула на 30%, баррель марки Brent дешевел до 31,3 доллара. Обрушение стало самым драматическим со времен завершения войны в Персидском заливе в 1991 году. Волатильность в течение для сохраняется — некоторое время была отыграна треть падения и котировки основных марок нефти снижались менее чем на 20%, сейчас это уже снова 21-22%. Впрочем с учетом пятничного падения потери все равно составляют около трети.
ПАНИКА: ЗА И ПРОТИВ
Настолько сильное снижение котировок в понедельник является следствием того, что рынок нефти традиционно является неэластичным, говорит начальник отдела экспертов по фондовому рынку "БКС Брокера" Василий Карпунин. "То есть незначительные объемы перепроизводства могут вызывать несоразмерно высокие отклонения цены вниз", — поясняет он.
Эксперт трактует как переход к ценовой войне намерение Саудовской Аравии повысить добычу после 1 апреля, когда завершит свое действие сделка ОПЕК+, а также введение королевством скидок для своих потребителей.
На эти же намерения Эр-Рияда, включая готовность нарастить добычу до 12 миллионов баррелей в сутки с текущих менее 10 миллионов, обратил внимание заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов. Он отметил, что это очевидно создаст переизбыток предложения.
"Вряд ли саудиты ждали такого яркого эффекта, когда делали необдуманные заявления. В то же время падение не подкреплено фундаментальными факторами и вряд ли будет носить даже среднесрочный характер. Конечно, с таким уровнем цен России некомфортно, но терпимо. Во-первых, всегда можно ослабить рубль, чтобы сохранить рублевую выручку от экспорта. Во-вторых, наша нефтянка лишь частично зависит от цен на сырую нефть, так как значительная доля экспорта приходится на нефтепродукты. Цена на них, конечно, снизится, но не столь сильно, как на нефть", — полагает эксперт.
По его мнению, низкие цены не будут держаться долго, так как "производство нефти — это дорогое удовольствие".
Главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова также считает падение цен паническим на фоне развала ОПЕК+ и угрозы развязывания ценовой войны далее с непонятной продолжительностью. "Длина данного падения зависит от степени обеспокоенности участников рынка и дальнейшего развития событий. Пока мы верим в сценарий короткой паники с ценами на нефть на уровне конца 2015-го — начала 2016 года с 28-29 долларами за баррель", — говорит она.
Крылова рассчитывает на возврат к переговорам ОПЕК+. "Следующая встреча технического комитета ОПЕК+, в которой примут участие и представители России, пройдет 18 марта. Вряд ли именно на ней решится что-то, но вектор будет понятен", — уточняет она.
Фролов в свою очередь считает, что в текущих условиях сокращение добычи странами ОПЕК+ лишь отсрочило бы решение проблем. "Во всяком случае, если мы говорим о снижении на 1,5 миллиона баррелей в сутки. Этот объем был неразумным. Если бы в рамках соглашения было предложено сократить добычу на 200–300 тысяч баррелей, наша страна могла бы такое предложение поддержать", — отметил он.
На ситуацию с ОПЕК+ крайне негативно накладывается фактор принимаемых во всем мире ограничительных мер в отношении распространения коронавируса, добавляет Карпунин. Момент для развала сделки оказался не самый подходящий: спрос на сырье замедляется, а избыточные объем растут, пояснил он.
"Возможно, видя негативные последствия от ожиданий дальнейшего отказа от сокращения добычи, нефтедобывающие страны все-таки пересмотрят свое решение. В этом плане пока не поступало каких-то сигналов, но факт получения ими обратной связи налицо — падение нефти Brent к 30-35 долларам само по себе является фактором в пользу достижения компромисса", — добавил эксперт.
ЗАДУШИТЬ СЛАНЕЦ
По словам Фролова, на данный момент сланцевые добытчики США уже разоряются — счет числа банкротств идет на десятки. "Разумеется, банкротство — это не прекращение добычи, так как некоторые компании продолжают работать после списания долгов, а другие компании с их активами выкупают более крупные игроки. Кроме того, сейчас еще сильна инерция капиталовложений, сделанных год–два назад. Но далеко не на каждой сланцевой площади имеет смысл работать даже при ценах в 50–60 долларов, поэтому постепенно добыча в США будет падать. Если, конечно, мы не решим ей "помочь", — поясняет он.
По словам Крыловой, у крупных сланцевиков себестоимость добычи составляет 30 долларов за баррель. "Пока такие цены они выдерживают, соответственно, продолжать наращивать добычу будут. Избыток предложения в любом случае останется на рынке", — уверена она.
Не надо думать, что сланцевой добычей в США занимаются исключительно небольшие фирмы, отмечает заместитель генерального директора по инвестиционному анализу "Церих Кэпитал Менеджмент" Андрей Верников. "Этим занимаются и такие гиганты как Chevron, задушить которые не получится. У таких компаний большие ресурсы", — указал он.
В то же время Карпунин говорит, что снижение цены американской WTI неизбежно вызовет резкое торможение темпов роста добычи в США, в том числе на сланцевых месторождениях. "Сохранение цен около 30 долларов на длительном промежутке времени может спровоцировать у сланцевиков проблемы с обслуживанием долга, а инвестпрограммы будут сокращены", — пояснил он.
Выход из сделки ОПЕК+ во многом как раз мог быть обусловлен тем, что страны-участницы соглашения постепенно отдавали долю рынка США, полагает эксперт. "Платой за восстановление доли будут существенно более низкие цены", — подытожил Карпунин.
Решение о дополнительных сокращениях добычи нефти из-за коронавируса, на котором настаивала ОПЕК, не было принято из-за позиции России, которая готова была только продлить действующие ограничения. В результате сделка ОПЕК+ истекает в конце марта. Российские нефтяники отмечали, что она поддержала нефтяные цены, однако существенно сдержала их планы по развитию. В частности глава "Роснефти" Игорь Сечин летом 2019 года высказывался в пользу защиты доли России на рынке, указывая, что сокращение добычи восполнят американские компании, нарастив свою.
Наверх