-0.09%
75.93
+0.00%
73.5993
-0.07%
83.4690
-0.07%
1.1341
-0.06%
1785.60

Побочные эффекты: чем грозят России высокие цены на сырье

20 октября, 07:10
87
Нефтяной станок-качалка
МОСКВА, 20 окт — ПРАЙМ, Татьяна Шмелева. В понедельник цена нефть Brent впервые за три года превысила отметку 86 долларов за баррель. Так дорого этот сорт в последний раз котировался только вначале октября 2018 года. Однако, как считают западные эксперты, рост цен на энергоносители еще далек от своего завершения.
"Учитывая рост цен на нефть в последние недели, похоже, что мы увидим нефть по 100 долларов за баррель, — сказал в понедельник генеральный директор United Refining Company Джон Катсиматидис в интервью FOX Business. — Сейчас нефть WTI стоит почти 84 доллара и нет никаких признаков того, что рост цен может остановиться".
И он не одинок в своих предсказаниях. Согласно данным платформы QuikStrike, к концу прошлой недели на Чикагской товарной бирже было куплено более 140 тысяч опционов с разными сроками исполнения на покупку нефти WTI по 100 долларов за баррель. Мало того, начали торговаться даже опционы на покупку нефти по 200 долларов за баррель — их куплено почти две тысячи. Правда, речь идет о нефти Brent в конце 2022 года. А 100 долларов за этот сорт трейдеры видят уже через три-четыре месяца.
Российские эксперты настроены гораздо скептичнее. "В нормальном сценарии 100 долларов за баррель в этом году мы не увидим, равно как и в следующем", — уверен начальник Управления аналитических исследований ИК "УНИВЕР Капитал" Дмитрий Александров. Он напоминает, что в 2022 году ожидается существенный профицит нефти на физическом рынке — более 2 миллионов баррелей в сутки, а подъём ставки ФРС негативно скажется на сырьевых активах.
"Однако если инфляцию не удастся обуздать, в сырьё может начаться возвращение покупателей, пытающихся защититься от обесценения инвестиций. Более того, на горизонте 3-5 лет есть существенная вероятность увидеть высокую инфляцию, и тогда цена нефти выше 100 долларов действительно может стать реальностью", — отметил он.
Аналитик ФГ "ФИНАМ" Андрей Маслов считает возможным приближение цены на нефть к 100 долларам только в том случае, если пандемия коронавируса подойдет к концу и спрос на энергоресурсы резко повысится из-за восстановления мировой экономики, а ОПЕК+ при этом лишь незначительно увеличит квоты на добычу черного золота.
"Дополнительным фактором поддержки нефти может выступить дороговизна других энергоресурсов, таких как газ и уголь, из-за того, что нефть может выступать их заменителем", — добавляет эксперт.
"В настоящий момент рынки нефти и других энергоносителей очень "горячие" с точки зрения активности спекулянтов", — считает эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций" Игорь Галактионов. Поэтому любые форс-мажоры — аварии и забастовки на нефтедобывающих объектах, военные столкновения и другие катаклизмы — могут спровоцировать активный рост котировок на срочном рынке. В том числе, не исключено достижение круглой отметки 100 долларов за баррель.
ОТРАВЛЕННАЯ ПИЛЮЛЯ
От высоких цен на нефть выигрывают бюджеты страны-главных экспортеров черного золота, включая Россию. По подсчетам аналитиков Совкомбанка, за первые восемь месяцев этого года Минфин уже получил 1,5 триллионов рублей дополнительных нефтегазовых доходов, в результате чего профицит федерального бюджета к началу осени достиг 934 миллиардов рублей. Если цены останутся вблизи текущих уровней, то в этом году бюджет получит более 3,2 триллионов рублей дополнительных нефтегазовых доходов, подсчитали в Совкомбанке.
Но основная часть этих сверхдоходов в соответствии с бюджетным правилом направляется в ФНБ.
"Пока абсолютно неочевидно, что цена достигнет 100 долларов за баррель, но если вдруг это произойдёт, то это не радикально повлияет на деловую активность, — объясняет директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ Олег Шибанов. — В частности, "бюджетное правило" Министерства финансов, которое определяет сборы в Фонд национального благосостояния. Это отсекает нефтегазовые доходы, чтобы они не оказывали излишнего влияния на экономику. Поэтому как бы ни росли или снижались мировые цены, наша экономика живёт примерно при 44 долларах за баррель".
Тем не менее, большие поступления нефтедолларов избавят Минфин от необходимости наращивать заимствования.
"Для бюджета России высокие цены означают снижение угрозы дефицита бюджета, а также возможность разгрузить первичный рынок ОФЗ", — указывает Дмитрий Александров.
Выиграют от хорошей внешней конъюнктуры и граждане: в таких ситуациях как правило расширяются старые и запускаются новые социальные госпрограммы, в том числе прямо связанные с повышением качества уровня жизни. Кроме того, существенная часть дополнительных денег неизбежно попадает во внутренний оборот и формирует дополнительный спрос на товары и услуги, расширяя, в частности, возможности для малого и среднего бизнеса.
К сожалению, рост мировых цен на нефть, как правило, выступает катализатором для удорожания товаров и услуг в России. В первую очередь на ум приходит подорожание бензина. Однако это не главный риск благодаря введенному правительством демпферному механизму сдерживания внутренних цен на бензин.
"Бензин — отдельный товар, в котором всего около 10% цены определяется нефтью, а остальная часть — затратами на логистику, менеджмент и маркетинг, акцизы и налоги, — отмечает Шибанов. — Поэтому его цена, вероятно, продолжит расти, но не так быстро, как цена нефти".
Гораздо больше беспокойства вызывает неизбежный рост цен на авиатопливо, и соответственно — на авиабилеты. Авиационный керосин мало поставляется на экспорт, поэтому демпферный механизм для него работает гораздо менее эффективно. А других инструментов сдерживания цен у правительства нет, за исключением разве что прямых договоренностей с производителями о неповышении цен, по аналогии с растительным маслом весной этого года. Однако вряд ли Минэнерго на это пойдет, учитывая, что авиабилеты никак не относятся к товарам первой необходимости.
Вероятно, власти будут пытаться тормозить рост цен на дизельное топливо. Однако подорожания все равно вряд ли удастся избежать, что неизбежно выльется в подорожание широкого круга потребительских товаров, включая продовольствие: вырастут затраты аграриев и на полевые работы, и на транспортировку продукции.
"Продовольствие, увы, тоже продолжит дорожать, — уверен Олег Шибанов. — Судя по новому урожаю, пока не видно, что цены на него затормозятся. Например, сентябрь в России часто был со снижением цен на овощи и фрукты, но в 2021 они выросли, и сильно".
Новый разгон продовольственной инфляции может потребовать дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики со стороны Банка России, в результате чего процентные ставки вырастут. Это сделает кредиты дороже и понизит потребление в стране. Таким образом, производители товаров и услуг столкнутся с меньшим спросом, что приведет к замедлению деловой активности.
На первый взгляд, 100 долларов за баррель может показаться манной небесной для стран-экспортеров нефти, отмечают эксперты. Однако в реальности это стрессовый сценарий для рынков. Ведь при таком росте нефти мировая экономика и спрос на энергию поползут вниз, а вместе с ней и глобальный спрос на рисковые активы, в частности рубль. В этом случае шансы на новую волну ослабления рубля серьезно вырастут, что приведет к росту цен на все импортируемые товары.
Наверх