+0.59%
85.27
+0.00%
71.1022
+0.03%
82.6776
+0.03%
1.1628
+0.20%
1787.25

Приказано уничтожить. Кому мешают мировые запасы нефти и газа

24 мая, 11:30
180
Нефтяной станок-качалка
МОСКВА, 24 мая — ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. Международное энергетическое агентство (МЭА) призывает немедленно прекратить инвестиции в геологоразведку и разработку новых месторождений, чтобы добиться углеродной нейтральности к 2050 году. Призыв МЭА подвергся жесткой критике и назван безрассудным. Wood Mackenzie считает, что роль нефтегазовой отрасли в мировой экономике огромна.
ПРЕКРАТИТЕ ЭТО НЕМЕДЛЕННО
Доклад МЭА Net Zero 2050, в котором содержится призыв полностью прекратить инвестиции в нефтегазовые проекты с целью достичь углеродной нейтральности к 2050 году, произвел эффект разорвавшейся бомбы. Углеродная нейтральность — полное прекращение выбросов в атмосферу парниковых газов, прежде всего углекислого газа и метана — должна предотвратить глобальное потепление, которое является причиной губительных изменений климата.
Исполнительный директор МЭА Фатих Бирол заявил, что для достижения углеродной нейтральности к 2050 году необходимо уже в этом году запретить инвестиции в геологоразведку и разработку новые месторождений нефти и газа. Глава МЭА признает, что такое решение будет иметь "далеко идущие последствия для всех стран и компаний, добывающих такие виды топлива" В МЭА полагают, что в связи с переходом к углеродной нейтральности количество производителей нефти и газа в мире значительно сократится — на рынке останутся только производители с низкой себестоимостью добычи. Поскольку самая низкая себестоимость добычи в странах ОПЕК, то доля этой организации на мировом рынке нефти возрастет с 37% в настоящее время до 52% к 2050 году.
В докладе МЭА делается упор на необходимости сократить использование ископаемых видов топлива, но о цене, которую придется заплатить за достижение углеродной нейтральности к установленному сроку. При этом платить придется западным наиболее развитым странам, поскольку крупнейшие потребители среди "развивающихся" азиатских стран, таких как Китай и Индия, не намерены отказываться от использования ископаемых видов топлива. Более того, эти две страны планируют наращивать собственную добычу угля, самого "грязного" вида ископаемого топлива. В обеих странах уголь является основным видом топлива, используемым для генерации электроэнергии, потребление которой растет опережающими темпами.
В Пекине и Нью-Дели не скрывают, что достижение углеродной нейтральности не имеет цели защитить окружающую среду, а служит интересам Запада, который стремится затормозить экономическое развитие "развивающихся" стран.
Месяцем ранее бывший лидер британских консерваторов Вильям Хейг написал, что для защиты окружающей среды Великобритании может использовать как дипломатические методы, так и вооруженные силы. "В прошлом Великобритания использовала все методы, военные и дипломатические, чтобы обеспечить добычу ископаемых видов топлива. Но в будущем, Великобритании должна использовать все имеющиеся средства, чтобы не допустить использование этих ресурсов и защитить, таким образом, окружающую среду".
МЭА ПОД ШКВАЛОМ КРИТИКИ
Сразу после публикации доклад МЭА подвергся жесткой критике. По мнению критиков, Бирол забыл с какой целью было создано МЭА: достижение энергетической безопасности, недопущение дефицита предложения энергоносителей, прежде всего нефти и газа, для обеспечения ускоренного экономического развития. В докладе МЭА игнорируется тот факт, что нефти и газ продолжают играть ключевую роль в мировой экономике. Нефть и газ являются сырьем для производства не только моторного и других видов топлива. Из этих углеводородов производятся также удобрения, полимеры и другие продукты нефтегазохимии, без которых невозможно существование современного общества.
Прекращение инвестиций в нефтегазовый сектор также приведет к разрушению мирового энергетического рынка, где важную роль играют международные вертикально-интегрированные нефтегазовые компании (ВИНК) и независимые компании. Прекращение инвестиций нанесет непоправимый ущерб ВИНК, а большинство независимых компаний просто прекратят свое существование. В результате, мировой рынок энергоносителей перейдет под контроль национальных компаний, таких как саудовская Saudi Aramco, иранская NIOC или венесуэльская PDVSA, или компаний с государственным участием, например, бразильской Petrobras, норвежской Equinor, российских "Роснефть" и "Газпром".
В настоящее время в мире господствует "ресурсный национализм" — почти все запасы нефти и газа, находятся под контролем национальных правительств. Иностранные компании, в основном ВИНК, могут осуществлять добычу только с разрешения национальных правительств и в строго определенных объемах. Правительства государств, которые обладают большими запасами углеводородов, могут оказывать влияние на мировой рынок энергоносителей. Примером может служить соглашение ОПЕК+. Влияние международных ВИНК и независимых компаний уменьшается из-за сокращения ресурсной базы, которой они располагают.
Более того, доказанные запасы углеводородов ВИНК находятся на критически низком уровне. По оценкам ряда западных экспертов, если прекратить инвестиции в геологоразведку и не возмещать добычу за счет открытия новых месторождений, то имеющиеся запасы ВИНК будут исчерпаны через 5-6 лет. Прекращение инвестиций в нефтегазовый сектор может для Запада обернуться геополитической и экономической катастрофой — на мировой рынке энергоносителей будут господствовать компании, подконтрольные правительства отдельных государств. Без международных ВИНК невозможно противостоять странам, подписавшим соглашение ОПЕК+ об ограничении добычи нефти. В США эти страны уже обвиняют в картельном сговоре и грозят введением санкций.
Критики МЭА делают вывод, что без нефти и газа невозможно обеспечить переход к углеродной нейтральности до 2050 года. Даже если страны ОЭСР значительно сократят потребление нефти и газа, чтобы добиться углеродной нейтральности и обеспечить защиту окружающей среды, не входящие в эту организацию страны не намерены это делать.
Углеводороды необходимы для устойчивого роста глобальной экономики, поэтому предложение МЭА — прекратить инвестиции в нефтегазовый сектор — является безрассудным.
WOOD MACKENZIE: ЗНАЧЕНИЕ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ ОГРОМНОЕ
После выхода в свет доклада МЭА консалтинговая компания Wood Mackenzie представила свой прогноза развития нефтегазовой отрасли в ближайшие десятилетия.
Wood Mackenzie ожидает, что в ближайшей перспективе спрос на нефти и газ восстановится и даже превысит 160 млн барр. н. э./сут. — уровень, существовавший до пандемии коронавируса.
Добыча нефти становится все более эффективной. По оценке Wood Mackenzie, в этом году при цене нефти 60/барр. нефтяники способны генерировать свободный денежный поток, сопоставимый с потоком, который был при цене 100/барр. семь лет назад.
В долгосрочной перспективе ситуация изменится. По мере перехода к углеродной нейтральности спрос на углеводороды будет снижаться.
Согласно оптимистического сценария, мировой спрос будет постепенно снижаться и составит 90 млн барр./сут. к 2050 году. Цена на нефть сорта Brent превысит 80/барр. к 2030 году, что будет способствовать увеличению инвестиций в новые проекты.
Если мировое сообщество будет активно бороться с потеплением, то пик спроса на нефть будет достигнут уже в 2025 года, а к 2050 году он упадет до 35 млн барр./сут. В этом случае Brent подешевеет до $40/барр. к 2030 году, и будет дешеветь в последующие годы.
В соответствии с первым сценарием цена на СПГ повысится до $8-$9/млн BTU к 2040 году и сохранится на этом уровне. Согласно второго сценария СПГ будет стоить $7-$8/млн BTU до 2040 года, а затем начнут снижаться.
Вице-президент Wood Mackenzie Фрейзер МакКей делает вывод: "Нефть и газ будут нужны миру в течение десятилетий, а отрасль (нефтегазовая — прим. ред.) сохранит огромное значение".
Наверх