+0.01%
80.80
-0.19%
65.8252
-0.00%
77.4600
+0.19%
1.1768
+0.06%
1199.61

Самый дорогой нефтяной проект в мире на грани фиаско

25 апреля, 09:50
97
#Нефтянные насосы
МОСКВА, 25 апр - ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. В казахском языке лошадь, которая постоянно отбивается от табуна, называют "кашаган". Также это слово может означать "непредсказуемый", "неподконтрольный", "буйный". Для нефтегазовой отрасли Казахстана разработка месторождения Кашаган стала источником бесчисленных проблем, несбывшихся планов и огромных финансовых потерь. Падение добычи на месторождении в конце марта-начале апреля этого года из-за очередной "технической проблемы" может сделать разработку Кашагана – самого дорого нефтяного проекта в мире – экономический нецелесообразным.
Второй Кувейт
Консорциум иностранных нефтяных компаний - Agip KCO - получил лицензию на разработку Кашагана в далеком 1997 году. Лицензия предусматривала разработку месторождения на условиях СРП (соглашения о разделе продукции) в течение 40 лет. После долгих перипетий, связанных с начальной стадией разработки Кашагана, Agip KCO был преобразован в North Caspian Operating Company (NCOC), участниками которого стали крупнейшие энергетические компании мира – англо-голландская Shell, французская Total, итальянская Eni, американская ExxonMobil, китайская CNPC и японская Inpex. Казахстан в NCOC представлен КMG Kashagan – дочерней структурой государственной компании "Казмунайгаз".
КТК в 2018 г планирует принять в систему 13 млн тонн нефти с месторождения Кашаган >>
По официальным данным участников проекта, геологические ресурсы Кашагана составляют 38 млрд барр. (≈5 млрд т) нефти, включая 10 млрд барр. (≈1,3 млрд т) извлекаемых запасов. Запасы газа на месторождении оцениваются более чем в 1 млрд куб. м. Нефть легкая 46⁰ API, но содержит большое количество серных соединений – сероводорода и меркаптанов.
Однако существуют другие более реалистичные оценки потенциала Кашагана, согласно которым совокупные запасы нефти составляют 1,75 млрд т, а извлекаемые – 760 млн т. При этом, эксперты указывали, что в связи со сложным строением и геологическими условиями залегания углеводородов, реальный объем извлекаемой нефти зависит от схемы разработки месторождения.
Правительственные чиновники не уставали повторять, что Кашаган превратит Казахстан в энергетическую сверхдержаву – второй Кувейт – добыча нефти в которой превысит 150 млн т/г.
Финансовая "черная дыра"
Участники проекта осознавали, что разработка Кашагана потребует огромных инвестиций. Месторождение находится на шельфе Северного Каспия, где в зимний период складывается очень сложная ледовая обстановка, поэтому для осуществления добычи созданы два искусственных острова. На этих островах расположили основное оборудование, пробурили добывающие и нагнетательные скважины.
Изначально промышленную добычу планировалось начать в 2005 году, но сроки многократно переносились по тем или иным причинам, что вызывало недовольство со стороны казахстанских властей. В результате, добыча началась только в сентябре 2013 года, но "из-за технических неполадок" прекратилась уже через две недели. Возобновить производство удалось только через три года – в ноябре 2016 года.
При этом затраты росли как снежный ком. Если в 2008 году реализация первой фазы разработки Кашагана, которая подразумевала достижение уровня добычи в 450 тыс. барр./сут, оценивалась в $19 млрд, то к 2016 году затраты взлетели до $55 млрд – по сообщениям казахстанского правительства.
Вся информация о потраченных средствах является конфиденциальной и тщательно скрывается, но Кашаган уже стал самим дорогим проектом в истории мировой нефтегазовой отрасли. СNN Money оценила затраты в $116 млрд, а независимые западные эксперты не без оснований считают, что участники NCOC к 2016 году израсходовали свыше $150 млрд. Кашаган превратился в "черную дыру", в который безвозвратно исчезают огромные финансовые средства.
Западные "эффективные менеджеры" и "финансовые гуру" за 20 лет после получения лицензии не смогли завершить даже первую фазу разработки месторождения.
Ряд экспертов считают, что для реализации второй фазы, которая подразумевает повышение добычи до 1 млн барр./сут., потребуется более $200 млрд. Если эта оценка верна, то рентабельная добыча на Кашагане возможна только при среднегодовой цене на Brent выше $70/барр.
Сокрытие реальных затрат и бухгалтерские уловки позволяют сделать Кашаган рентабельным на бумаге, но для участников проекта это обернется огромными убытками.
Казахстан и ОПЕК+
В конце 2016 года было подписано соглашение ОПЕК+, согласно которому ОПЕК и ряд стран, не входящих в эту организацию, обязались сократить добычу на 1,8 млн барр./сут. от уровня октября 2016 года. Уже сейчас можно утверждать, что соглашение ОПЕК+ оказалось успешным, поскольку излишние запасы нефти в мире значительно снизились. По словам генерального секретаря ОПЕК Мохаммеда Баркиндо, по состоянию на 1 апреля объемы нефти в хранилищах по всему миру всего на 12 млн барр. (1,6 млн т) превышали средний показатель за последние пять лет.
Добыча на Кашагане вернулась на уровень в 300 тыс баррелей в сутки >>
Казахстан добровольно присоединился к ОПЕК+ и взял на себя обязательство сократить производство на 20 тыс. барр./сут. (1 млн т/г). Однако добыча в стране не сократилась, а значительно выросла.
Несмотря на огромные затраты, разработка Кашагана продолжилась. Участники NCOC надеялись получить хоть какую-нибудь отдачу от сделанных инвестиций. По данным Минэнерго РК, добыча на Кашагане в прошлом году составила 8,35 млн т, что позволило изменить негативную тенденцию, сложившуюся в нефтяной отрасли страны - впервые с 2013 года добыча в стране выросла. Более того, был достигнут исторический максимум – 86,2 млн т/г. Минэнерго Казахстана планирует, что в этом году рост добычи продолжится и превысит 87 млн т.
Однако в конце марта-начале апреля добыча на Кашагане из-за очередной технической проблемы обвалилась с 310 тыс. барр./сут. до 210 тыс. барр./сут. Представители Минэнерго РК поспешили заявить о скором восстановлении добычи – уже к середине апреля – но этого не произошло. На прошлой неделе замминистра энергетики Казахстана Магзум Мирзагалиев сообщил, что надеется на восстановление производства на Кашагане до уровня 300 тыс. барр./сут. только к концу первого полугодия 2018 года. О достижении уровня в 370 тыс. барр./сут., который планировался в конце прошлого года, речь уже не идет.
Также остается неизвестным, какое количество дополнительных средств предстоит потратить NCOC на восстановление объемов производства. Более того, наращивание добычи до 450 тыс. барр./сут. – уровень, который должен быть достигнут в ходе первой фазы разработки Кашагана – снова откладывается на неопределенный срок. Это может поставить под сомнение экономическую целесообразность продолжения работ на месторождении и стать причиной выхода зарубежных партнеров из проекта.
Однако нет худа без добра. Снижение добычи на Кашагане будет способствовать – хотя бы частично – соблюдению Казахстаном обязательств в соответствии с соглашением ОПЕК+. Кроме того, западные эксперты называли Казахстан – помимо США и Бразилии – страной, где добыча в 2018 году будет расти опережающими темпами.
Если из-за проблем на Кашагане этого не произойдет, то баланс на нефтяном рынке будет достигнут раньше, чем ожидают в ОПЕК, что несомненно будет способствовать повышению нефтяных котировок. В конце концов, высокие цены выгодны Казахстану и участникам NCOC, которые вынуждены тратить огромные средства на проект, который находится на грани фиаско.
Наверх