-0.48%
66.11
-0.98%
67.1831
-0.09%
76.0056
-0.09%
1.1313
-0.03%
1210.90

Стабильность на нефтяном рынке зависит от неизвестного инвестора

8 октября, 20:50
72
% нефть добыча качалка
МОСКВА, 8 окт — ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. Ужесточение санкций против Ирана после 4 ноября может привести к значительному сокращению предложения нефти на рынке. Высокопоставленные представители Саудовской Аравии заявляют о наличии резервных добывающих мощностей в стране. Однако увеличение добычи потребует больших инвестиций. Кто готов эти инвестиции предоставить, остается неизвестным.
ЗАНГАНЕ ПРОТИВ БЕН-САЛМАНА
В конце прошлой недели наследный саудовский принц Мухаммед бен-Салман заявил об отсутствии дефицита предложения на рынке нефти благодаря Саудовской Аравии и ее партнерам по соглашению ОПЕК+, которые сумели нарастить добычу и компенсировали сокращение предложения со стороны Ирана. По словам бен-Салмана, саудовское королевство и ряд стран-участниц соглашения ОПЕК+ увеличили добычу и поставки на 1,5 млн барр./сут., а экспорт иранской нефти снизился на 700 тыс. барр./сут. Из сказанного саудовским наследным принцем следует, что дефицита предложения на рынке не возникнет, даже если сокращение поставок углеводородов из Ирана продолжится.
Иран находится под санкциями США, которые стремятся "обнулить" экспорт иранской нефти. После 4 ноября администрация Трампа намерена ужесточить санкции против Ирана и распространить их на тех, кто продолжит закупать энергоносители у Исламской республики. Угрозы Вашингтона уже возымели действие: по предварительным данным, в прошлом месяце поставки нефти и конденсата из Ирана составили менее 2 млн барр./сут. – на 800 тыс. барр./сут. меньше, чем в апреле 2018 года, когда экспорт иранской нефти достиг максимального уровня за последние три года. В начале 2016 года с Тегерана были сняты санкции после достижения договоренностей о международном контроле над иранскими ядерными объектами.
Реакция со стороны Тегерана на "бравурные" заявления саудовского принца не заставила себя долго ждать. Министр нефтяной промышленности Ирана Бижан Зангане сказал, что рынок не поверит заявлениям бен-Салмана, и опасения по поводу возникновения дефицита нефти в ближайшее время – после 4 ноября – оправданны.
Более того, Зангане сообщил, что саудовцы в последнее время поставляют сырье на рынок из своих нефтяных хранилищ, а не увеличивают добычу за счет своих резервных мощностей. Наличие резервных мощностей и способность Саудовской Аравии увеличить добычу в случае необходимости ставится по сомнение многими международными экспертами.
ОТКРОВЕНИЯ АЛЬ-ФАЛИХА
Во время проведения Российской энергетической недели в Москве министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих сообщил, что в этом месяце добыча нефти в королевстве достигла 10,7 млн барр./сут. и продолжит расти в ноябре.
Подобные заявления министра энергетики Саудовской Аравии – лидера ОПЕК и крупнейшего экспортера нефти в мире – дорогого стоят. Котировки Brent, которые в прошлую среду превысили $86/барр., начали снижаться. Участники рынка расценили слова аль-Флиха как подтверждение способности Саудовской Аравии увеличить добычу нефти и компенсировать сокращение предложения со стороны Ирана.
Если доверять словам аль-Фалиха, то добыча в Саудовской Аравии сейчас близка к историческому максимуму 10,72 млн барр./сут., который был достигнут в ноябре 2016 года перед заключением соглашения ОПЕК+. Благодаря этому соглашению удалось ограничить добычу и ликвидировать избыток предложения на нефтяном рынке.
Отвечая на вопрос о планах на ноябрь, аль-Фалих сообщил, что добыча в следующем месяце немногим превысит показатель октября. Саудовский министр особо подчеркнул, что фундаментальные факторы на нефтяном рынке не вызывают обеспокоенности и отверг критику Дональда Трампа, который неоднократно обвинял ОПЕК в стремлении повысить цены на нефть.
Аль-Фалих положительно отозвался о взаимодействии между Россией и Саудовской Аравией с целью выработки согласованной политики в нефтяной сфере. Ранее западные СМИ сообщали, что Москва и Эр-Рияд тайно договорились повысить добычу до конца года с целью сдерживания роста нефтяных цен. При этом США были поставлены в известность о планах двух стран.
По оценкам западных агентств, в прошлом месяце добыча в Саудовской Аравии увеличилась всего на 50 тыс. барр./сут. – до 10,53 млн. барр./сут. Ежемесячный отчет ОПЕК с официальными данными будет опубликован на этой неделе.
ДЕШЕВАЯ НЕФТЬ ЗАКОНЧИЛАСЬ
В Москве аль-Фалих также сказал, что в настоящее время резервные добывающие мощности Саудовской Аравии составляют 1,3 млн барр./сут., и королевство способно нарастить добычу до 12 млн барр./сут.
Однако саудовский министр признал, что для увеличения добычи на 1 млн барр./сут. от текущего уровня придется потратить более $20 млрд. При этом содержание резервных мощностей обходится ежегодно в $2 млрд, что является тяжелым бременем для королевства. Экономика Саудовской Аравии серьезно пострадала от низких цен на нефть – основной экспортный продукт королевства. Несмотря на значительный рост нефтяных котировок с начала года, во втором квартале бюджет страны оставался дефицитным.
Аль-Фалих не объяснил, почему для увеличения добычи потребуются такие огромные средства, но эксперты полагают, что речь идет о месторождениях, где залегает трудноизвлекаемая нефть. Эти месторождения разрабатывались в прошлом, но были законсервированы из-за высокой себестоимости добычи. Если предположения экспертов подтвердятся, то это означает, что дешевая саудовская нефть закончилась, а для увеличения добычи потребуются огромные средства.
США не удастся "обнулить" экспорт нефти из Исламской республики, поскольку Китай и Индия намерены продолжить закупки иранского сырья, несмотря на угрозы из Вашингтона. Однако эксперты полагают, что поставки из Ирана могут упасть ниже 1 млн барр./сут. Предложение на рынке сократится еще на 1 млн барр./сут., и этот объем необходимо компенсировать.
По заявлениям саудовских принцев, королевство способно обеспечить рынок достаточным количеством нефти, но кто за это заплатит? Аль-Фалих в Москве упомянул, что некоторые партнеры Саудовской Аравии по ОПЕК+ решили инвестировать в резервные мощности страны, но кто именно, остается неизвестным, а это не способствует стабильности на рынке нефти.
Наверх