+0.14%
70.31
+0.00%
73.1440
+0.00%
86.5842
+0.00%
1.1838
+0.00%
1814.35

SvD: смертный приговор нефти не за горами

15 июля, 12:30
68
Нефтяные станки-качалки компании «Татнефть» в Альметьевском районе Республики Татарстан
Кривая, отражающая состояние цен на нефть, напоминает ЭКГ тяжелобольного пациента. В прошлом году она упала до почти смертельного уровня — ниже 20 долларов за баррель, только чтобы потом подняться до сегодняшней цены примерно в 74 доллара.
«В последние 50 лет цена на нефть была в районе 60 долларов, а нормальная амплитуда ее колебаний от года к году держалась в пределах 30%. Многие считают, что нефть сейчас дорогая, но цена на нее остается в пределах стандартных изменений», — говорит Бьярне Шилдруп (Bjarne Schieldrop), нефтяной аналитик из отделения «Скандинависка Эншильда Банкен» в Осло.
В прошлом году цена на нефть упала, потому что разладилось сотрудничество между странами ОПЕК и Россией, а люди из-за пандемии стали гораздо меньше пользоваться транспортом, в первую очередь — летать на самолетах. Целых 80% всей нефти уходит на производство топлива для транспортных средств. Примерно 8% потребления приходится на авиатопливо.
«Избытка нефти нет до сих пор, и цена не упала, но это объясняется тем, что с мая 2020 года страны ОПЕК ограничивают предложение. Если бы они этого не делали, цена сейчас была бы 40 долларов за баррель. Так что эта цена искусственная», — говорит Бьярне Шилдруп.
Но не пандемия — худшая головная боль ОПЕК. Крупнейшая норвежская независимая консалтинговая компания Rystad Energy, которая занимается энергетикой, в апреле предсказала, что спрос на нефть достигнет пика в 2026 году. В ноябре прошлого года компания полагала, что пик придется на 2028 год, а в начале прошлого года — что на 2030. То есть она постоянно сдвигает прогноз по поводу пика спроса на все более ранний срок.
Кроме того, Rystad Energy снизила прогноз по количеству нефти, которое будет производиться в период самого высокого спроса, до 101,6 миллионов баррелей в день. Это ненамного больше, чем около 100 миллионов баррелей в день, что потреблялись в 2019 году.
«Но полностью использование нефти не прекратится. Наш основной сценарий подразумевает, что в 2050 году спрос составит 54 миллионов баррелей в день», — говорит София Гуиди ди Санте (Sofia Guidi di Sante), аналитик нефтяного рынка в Rystad Energy.
Это значит, что к 2050 году потребление нефти снизится почти вдвое. Именно к этому году ЕС и США намерены стать климатически нейтральными в смысле выбросов углекислого газа. Китай этой цели собирается достичь в 2060 году. Кроме того, как ожидается, на следующей неделе ЕС введет углеродный налог на импортируемые товары. Низкие выбросы CO2 становятся конкурентным преимуществом.
«Внезапно три политических центра мира — ЕС, США и Китай — двинулись в одном направлении. Это означает, что вводить в эксплуатацию возобновляемые источники энергии и электрифицировать транспорт будут теперь в три раза быстрее. Мотивация „мы хотим спасти мир" сменилась мотивацией „мы хотим быть конкурентоспособными"», — объясняет Бьярне Шилдруп.
Тина Сальтведт (Thina Saltvedt), главный аналитик отдела экологичных финансов в Nordea в Осло, полагает, что спрос на нефть достигнет пика где-то между 2025 и 2030 годами.
«Сейчас у нас переломный момент. Цены на энергию из возобновляемых источников, таких как солнце и вода, а также на аккумуляторные технологии, за последние десять лет резко упали. Во многих районах мира они сейчас становятся все более конкурентоспособными и без субсидий. Тут будет экспоненциальный рост», — говорит она.
Ранее возобновляемые источники энергии зависели от доброй воли политиков, которые поддерживали их разными мерами.
«Когда такие источники больше не нуждаются в субсидиях, они получают другой статус, ведь политические риски уходят».
Пандемия во многих отношениях перевернула мир с ног на голову, в том числе в области энергетики.
«Потребление нефти, газа и угля во время пандемии резко упало — в особенности нефти и газа. Зато возобновляемые источники сильно укрепились. Для нефтяной промышленности наступает новая эпоха. Изменения идут гораздо быстрее, чем мы отмечали до этого», — говорит Тина Сальтведт.
Перемены видны и по инвесторам. В мае в правлении американской нефтяной компании Exxon Mobil появились несколько новых членов. Это произошло в результате кампании, которою возглавил маленький хедж-фонд, вознамерившийся сместить курс предприятия с нефти и газа на более чистую энергию. На той же неделе акционеры американской нефтяной компании Chevron поддержали идею сокращения выбросов от конечного использования ее топлива.
«Финансовый сектор и большая часть промышленности движутся в одном направлении. Все происходит намного быстрее, чем мы полагали возможным ранее, гораздо быстрее, чем несколько лет назад», — говорит Юхан Кюленшерна (Johan Kuylenstierna), председатель Совета по климатической политике и профессор Стокгольмского университета.
На этой неделе исследование, проведенное компанией Sifo по заказу Greenpeace, показало, что 52% шведов хотели бы запретить государственным пенсионным фондам инвестировать их пенсионные деньги в компании, занимающиеся углем, нефтью и газом.
«В Западной Европе практически не осталось компаний, занимающихся управлением активами, которые осмеливались бы инвестировать средства в нефтяные предприятия», — говорит эксперт по сырью Турбьёрн Иварсон (Torbjörn Iwarson), недавно покинувший Skandia.
Сталкиваются нефтяные компании и с другими препятствиями. На той же неделе, когда случились потрясения в Chevron и Exxon Mobil, нефтяная компания Shell проиграла судебный процесс в Нидерландах. Суд постановил, что Shell должна снизить свои выбросы углекислого газа на 45% к 2030 году по сравнению с 2019-м и добиться углеродной нейтральности к 2050 году. Это подразумевает гораздо более значительные сокращения, чем компания планировала ранее, и Shell заявила, что намерена обжаловать это решение.
Турбьёрн Иварсон считает такие неприятности у нефти серьезной проблемой. По его мнению, нефть нам еще долго будет нужна. Он подчеркивает, что лишь 3% всех проданных в прошлом году в мире машин были электрическими.
Вопрос, быть или не быть нефти, имеет очень большое значение для климата. В мае отчет Международного энергетического агентства (МЭА) показал, что начиная с этого года, если мы хотим добиться углеродной нейтральности человечества к 2050 году, больше нельзя начинать разрабатывать новые нефтяные и газовые месторождения. Равно как и открывать новые угольные шахты или угольные электростанции.
Но нельзя просто взять и перекрыть нефтяной кран, пусть даже возобновляемые источники энергии и электричество все больше укрепляют свои позиции, считает Юхан Кюленшерна.
«Нужно, чтобы эту перестройку приняла широкая общественность. Если мы будет только давить, при этом не инвестируя, например, в необходимую инфраструктуру, мы рискуем вызвать усиленное сопротивление», — говорит он.
К тому же снижения потребления нефти недостаточно, чтобы достичь целей Парижского соглашения.
«Необходимо уменьшить использование всех ископаемых источников энергии: угля, нефти, природного газа. Особенно большая проблема — это уголь», — говорит Кюленшерна.
В будущем, однако, для нефтедобывающих стран могут наступить тяжелые времена. Несколько дней назад, после того как Объединенные Арабские Эмираты не согласились с другими членами ОПЕК по поводу темпов добычи, переговоры картеля зашли в тупик.
«Сейчас самое время максимизировать ценность углеродных ресурсов страны, пока у них вообще есть какая-то ценность», — прокомментировало анонимное лицо, узнавшее о стратегии Объединенных Арабских Эмиратов.
Объединенные Арабские Эмираты увеличили свои мощности за время пандемии коронавируса и теперь хотят получить большую долю производственной квоты. Россия тоже хочет производить больше, а Иран стремится увеличить экспорт, если позволят США, рассказывает Тина Сальтведт.
«Если они не сумеют договориться, сложится непростая ситуация с пиковым спросом и усилением конкуренции между нефтедобывающими странами. ОПЕК предстоит решить сложную задачу — установить цену достаточно высокую, чтобы окупались вложения, но при этом не чрезмерную, чтобы не подстегивать процесс перехода на возобновляемые источники энергии, которые становятся более дешевыми», — говорит она.
Бьярне Шилдруп ожидает, что цена на нефть будет все время падать.
«В будущем, после 2026 года, когда потребление нефти начнет падать, должно будет упасть и производство. И тогда цена на нефть окажется ниже 60 долларов за баррель, ведь 60 долларов за баррель были обычной ценой в последние 50 лет, когда производство росло в среднем на 1,3% в год».
Наверх