+1.10%
42.45
+0.00%
77.6319
+0.24%
91.2020
+0.24%
1.1748
+0.63%
1902.90

The Globe and Mail: кто победит в новой саудовско-российской нефтяной войне?

12 марта, 04:20
228
Нефтяная вышка
В игре под названием «Кто первым струсит» или «Ястребы и голуби» (game of chicken) два водителя за рулем автомобилей мчатся прямо друг на друга. Тот, кто первым уклоняется от фатального столкновения, считается проигравшим и слабаком. Классическая теория игр.
Именно так все обстоит в отношениях между Россией и Саудовской Аравией, которые на прошлой неделе покончили со своими братско-романтическими отношениями и открыли все свои нефтяные краны. В понедельник цены на нефть в какой-то момент снизились на треть, но к концу дня падение сократилось до 20%. Во вторник цены выросли на 6% до 36 долларов за баррель, однако потери с начала января, когда цена доходила до 68 долларов за баррель, все еще были ужасными.
Подобная ситуация ничего хорошего в будущем не сулит. Саудовская Аравия во вторник сигнализировала о том, что она выбросит на рынок дополнительно 2,3 миллиона баррелей нефти в день, и в результате общий объем достигнет поразительной отметки в 12,3 миллиона баррелей. Оливье Жакоб (Olivier Jakob), бывший нефтяной трейдер, который в настоящее время является управляющим директором швейцарской консалтинговой компании Petromatrix, назвал действия Саудовской Аравии весьма агрессивными: саудиты, по его словам, «намерены выбросить как можно больше нефти на рынок, который этого не хочет».
Началась нефтяная война. Кто отвернет в сторону первым — русские или саудиты?
Большинство наблюдателей говорят, что победа достанется саудитам — их способность держаться в долгосрочной перспективе превосходит возможности русских. Подобного рода вера сконцентрирована на трех факторах.
Во-первых, среди крупнейших производителей нефти только Саудовская Аравия имеет возможность значительно увеличить добычу нефти, что она и делает в настоящее время. А каковы же последствия? То, что теряется из-за падения цен, она, в основном, компенсирует за счет увеличения объемов. Если цены падают, скажем, на 15%, но количество продаваемой саудитами нефти увеличивается на такое же количество, то доходы этого государства, в основном, сохраняются.
Во-вторых, Саудовская Аравия, золотовалютные запасы которой немного превышают 500 миллиардов долларов и которая имеет проверенную возможность занимать деньги на рынке облигаций, обладает достаточной финансовой подушкой. Ее коэффициент долг/ВВП составляет всего 25%, что предоставляет ей большое пространство для заимствования.
В-третьих, наследный принц Мухаммед бин Салман, фактический руководитель саудовского королевства, является человеком исключительно гордым, и он не допустит, чтобы его унизил российский президент Владимир Путин. Этот 34-летний принц по кличке МБС обвиняет г-на Путина в нарушении российско-саудовского нефтяного соглашения, цель которого состояла в поддержании цен на нефть за счет сокращения ее производства.
Теперь МБС хочет отомстить. Это личный конфликт, а лучший способ наказать г-на Путина состоит в том, чтобы сбить цены до такого уровня, чтобы российский президент попросил о мире.
Однако у меня другое мнение: Россия причинит больше вреда Саудовской Аравии, чем наоборот.
Прежде всего, Россия тоже имеет достаточное количество финансовых подушек безопасности. Независимо от того, идет ли речь о компаниях или о государствах, побеждает тот, у кого прочнее балансовая ведомость. Золотовалютные резервы России примерно на 80 миллиардов долларов больше, чем резервы Саудовской Аравии, а ее коэффициент долг/ВВП составляет всего 15%, что обеспечивает Москве еще большую финансовую гибкость в сравнении с Саудовской Аравией.
Способность России балансировать своей бюджет в период низких цен на нефть значительно больше, чем у Саудовской Аравии. Крис Уифер (Chris Weafer), инвестиционный аналитик и генеральный директор расположенной в Москве консалтинговой фирмы Macro-Advisory, считает, что России нужно иметь цену на уровне 38 долларов за баррель, чтобы свести свой бюджет (другие оценки еще ниже).
Саудовской Аравии нужны цены почти в два раза выше. Не стоит забывать, что 15 тысяч членов расширенной саудовской королевской семьи не привыкли ограничивать себя в расходах. Яхта МБС стоит 500 миллионов долларов, и, кроме того, есть информация о том, что он приобрел картину Леонардо да Винчи «Спаситель мира» (Salvator Mundi) за 450 миллионов долларов. Сами делайте выводы.
Г-н Путин и его приятель Игорь Сечин, глава «Роснефти», крупнейшей российской нефтяной компании, тоже являются влиятельными игроками, и их не пугает серьезная борьба. Однако для них это борьба не только с Саудовской Аравией и ее могущественной компанией Saudi Aramco, это еще и борьба с американцами, особенно с ее производителями шельфовой нефти и газа, которые вывели Соединенные Штаты в последние годы в энергетическую супер-лигу.
Цель этого дуэта теперь состоит в том, чтобы использовать низкие цены для сокращения рыночной доли самых слабых производителей и выдавить их из бизнеса. Их мотивация усилена вдвойне желанием поквитаться с американским президентом Дональдом Трампом, который использовал санкции, чтобы помешать завершению работ по строительству газопровода «Северный поток — 2», по которому сибирский газ должен поставляться в Германию, и навредить бизнесу «Роснефти» в Венесуэле.
И Россия, и Саудовская Аравия делают крупные ставки, и обе эти страны пострадают, прежде чем будет объявлен победитель. Никого из них нельзя назвать слабым противником, не является таковыми и американская сланцевая промышленность. В 2014 году Организация стран-экспортеров нефти (ОРЕК), в которой главную роль играет Саудовская Аравия, использовала ценовую войну для разрушения американских сланцевых компаний.
Тогда это не сработало. Американский сланцевый бизнес восстановился и сегодня добывает еще больше нефти, чем раньше. Венесуэла, член ОПЕК, находится в глубоком кризисе. Может ли Россия победить там, где саудиты проиграли? Вряд ли.
Тем не менее, Россия, судя по всему, обладает большей финансовой устойчивостью, чем Саудовская Аравия в этой не отличающейся особой чистотой нефтяной войне, и Москва настаивает на том, что сможет выдержать цену в 30 долларов за баррель или даже меньше в течение нескольких лет. Может быть. Однако не следует исключать возможность того, что ни одна из сторон не свернет в сторону. Лобовое столкновение не следует исключать в этой глобальной игре под названием «Ястребы и голуби».
Наверх