+2.46%
80.13
-0.60%
65.9387
-0.58%
77.6050
+0.18%
1.1770
-0.02%
1199.21

Высокая нефть и низкий рубль

25 апреля, 18:00
163
В последнее время заметен отрыв российского рубля от фундаментальных факторов. Как новые тренды могут повлиять на российскую валюту, рассуждает Олег Богданов, главный аналитик "ТелеТрейд Групп".

Олег Богданов, главный аналитик "ТелеТрейд Групп"
"Если после введения санкций в отношении "РусАла" и других российских компаний резкое ослабление рубля можно было бы объяснить испугом нерезидентов, желанием быстро выйти из российских активов, ОФЗ, акций и др., то сейчас такие объяснения не работают, так как со стороны Минфина США последовали разъяснения относительно "РусАла", которые, в принципе, снижают санкционное давление.

Однако возврата рубля на предсанкционные уровни в район 57-58 мы не увидели. Доллар/рубль продолжает торговаться в диапазоне от 61 до 62 руб. С учетом роста цен на нефть стоимость барреля в рублях достигла невиданных значений 4600 руб., при этом многолетняя средняя находится в районе 3 тыс. руб. Еще один немаловажный момент - письмо американского Минфина о смягчении санкций пришлось на традиционный налоговый период и совпало со скачком цен на нефть до $75 за барр, что в большей степени было связано с иранской темой и желанием Саудовской Аравии увидеть уже в ближайшее время $80 за барр. Однако сколько-нибудь значимого укрепления рубля мы не заметили. Возникает закономерный вопрос: почему это происходит, вернее почему не происходит возврат рубля к нормальным, фундаментально обоснованным уровням?

Дело в том, что на глобальном рынке параллельно с санкционными темами в отношении России развивается другой, наверное, самый масштабный тренд, который уже в скором времени может изменить финансовый ландшафт во всем мире. Медленно, но уверенно падают цены на американские казначейские облигации, то есть растут доходности, и уже к концу апреля доходности по основным инструментам достигли максимумов за последние 4 года (3,01% по 10-летним облигациям), а по некоторым и за 10 лет (2,5% по 2-летним облигациям). Причины данного ослабления американских гособлигаций самые различные. Активный процесс идет уже больше полугода. Изначально доходность вверх толкали хорошие макроэкономические данные в США и ожидания повышения ставки рефинансирования ФРС. К концу прошлого года стало заметно, что кривая доходности трежерис, особенно по коротким бумагам, поднимается с опережением относительно ставки по федеральным фондам, которую двигает ФРС. Кривая доходности начала выравниваться, что для многих инвесторов было всегда было предвестником больших неприятностей в экономике и на рынке. Кто-то активно выходил из трежерис. Как сейчас стало известно, основными продавцами американских долгов были японцы, причем за полгода они сократили портфель в трежерис почти на $60 млрд, продавали китайцы, сокращала портфель и Россия и др. Пока этот процесс не принял масштабного характера, но рост доходностей выше ключевых значений уже вызывает серьезные изменения на рынках. Так, еще в начале февраля текущего года провалы на рынках акций в США связывали как раз с этим процессом, когда доходность по годовым облигациям превысила 2,06%, что было средним уровнем дивидендной доходности компаний, входящих в индекс S&P500.

Сейчас процесс зашел дальше. Доходность в 3 с лишним процента по базовому для многих финансистов активу (10-летним трежерис) заставляет существенно переоценивать риски на всех рынках. Нужно уменьшать количество акций в портфеле, резать риски. Естественно, сокращается уровень премии с облигациями emerging markets, что уменьшает привлекательность операций кэрри-трейд. Собственно, именно в этом и кроется слабость рубля последних дней. В условиях роста доходности трежерис уменьшается привлекательность наших облигаций, снижается поток средств в кэрри-трейд. Все это накладывается на растущие объемы покупки валюты нашим Центробанком, который снова стал покупать валюту на рынке для Минфина. Парадоксально, но при растущей нефти объем покупок валюты Минфином, если формула продолжит работать, будет только расти, а при падении объема операций кэрри-трейд, в условиях когда наши экспортные компании будут придерживать продажи валютной выручки (этого исключать нельзя при высоких долларовых ставках и растущем санкционном давлении), мы можем оказаться в ситуации, когда при нефти $100 за барр. рубль будет падать и торговаться в районе 70 руб. за доллар. Что тогда будут говорить экономисты из ЦБ и правительства, чем объяснят недоцененность рубля?

Очевидно, что радикальное изменение условий на финансовых рынках требует гибкости от регуляторов. А вот в этом деле, судя по всему, у нас большие проблемы".
Наверх