-0.48%
66.11
-0.98%
67.1831
-0.09%
76.0066
-0.09%
1.1313
-0.03%
1210.90

Герои против Facebook: как ИТ-романтики проигрывают корпорациям

5 ноября, 14:10
35
Анархисты и романтики хотели разрушить монополию ИТ-монстров, а в итоге своими руками создали новые корпорации. Но не всегда основатели приживаются в своих же компаниях
В поиске новых источников роста ИТ-гиганты превратились в конвейер по скупке перспективных стартапов и переводу их на жесткие бизнес-рельсы. Как правило, этому не очень рады основатели-романтики, которые все чаще не находят себе место в столь агрессивной среде. В прошлый раз мы рассказывали о тех, кто смог обуздать систему и сохранить руководство своими корпорациями. Но часто они погибают в жерновах конвейера. Один из примеров «жерновов» — компания Facebook Марка Цукерберга, о выходцах из которой и пойдет речь.

Ян Кум и Брайан Эктон

Чтобы понять идеалистический настрой основателя WhatsApp Яна Кума, достаточно привести его фразу: «Я хочу сделать всего один проект, но сделать его хорошо». Все началось в октябре 2009 года, когда друг и бывший коллега Кума по Yahoo Брайан Эктон собрал $250 000 в качестве стартового капитала для WhatsApp.
Эктон и Кум в первую очередь хотели сделать сильное, свободное от набившей оскомину в Yahoo рекламы средство общения, и долгое время избегали венчурного капитала, опасаясь того, что им придется пойти на компромиссы. Наряду с отсутствием рекламы, групповыми чатами и обменом файлами одной из основных ценностей нового проекта стала конфиденциальность.
Эктон и Кум, являясь приверженцами защиты частной жизни, пообещали сохранить неприкосновенность WhatsApp, когда они объявили о своей продаже Facebook за впечатляющие $22 млрд четыре года назад. Дуэт не планировал интегрировать продукт с учетной записью пользователя Facebook. Следуя своим принципам, в 2016 году WhatsApp внедрил сквозное шифрование, и, несмотря на давление правоохранительных органов, отказался создать бэкдор — доступ к зашифрованным данным.
Однако продажа сервиса Facebook была «бомбой замедленного действия». Конфликт был неизбежен с самого начала: социальной сети нужно было найти способ заработать деньги на приложении и окупить дорогостоящие инвестиции. Реализовать свою бизнес-модель социальная сеть могла лишь на путем сбора пользовательских данных для таргетирования рекламы.
Практически одновременно с внедрением сквозного шифрования WhatsApp добавил в пользовательское соглашение пункт о передаче данных Facebook для осуществления таргетинга рекламы, выполнения мер безопасности и сбора бизнес-аналитики. Это вызвало шквал недовольства среди европейских регуляторов. Подобное столкновение двух культур заставило идеалистов-вдохновителей весной этого года покинуть свою компанию с интервалом в один месяц.
«Настало время», провозгласил Брайан Эктон и продемонстрировал приверженность своим принципам, добавив к своему сообщению в Twitter хештег #deletefacebook и вложив $50 млн в шифрованное приложение для обмена сообщениями Signal.

Кевин Систром и Майк Кригер

Пара бывших однокурсников Стэнфорда работали над геолокационной социальной сетью Burbn, когда обнаружили, что именно фильтры для обработки фотографий были, безусловно, самой популярной частью приложения. Объединив инструменты, превращающие зернистые фотографии смартфонов того времени в безупречные снимки, с социальными каналами для их обмена, Instagram стал, пожалуй, самым успешным мобильным приложением в мире.
Популярность приложения стала волновать Facebook настолько, что социальная сеть Марка Цукерберга потратила $715 млн на приобретение стартапа и его аудиторию в 30 млн пользователей в месяц. Теперь, когда Bloomberg Intelligence оценивает приложение в $100 млрд с ежемесячной аудиторией в 1 млрд человек. Можно сказать уверенно: опасения Facebook не были напрасными, а покупка Instagram стала, возможно, самым успешным приобретением социальной сети.
Пока Facebook переживал скандалы, связанные с конфиденциальностью, фейковыми новостями и вмешательством в выборы, бренд Instagram оставался незапятнанным и продолжал набирать аудиторию. По данным аналитической компании SimilarWeb, в июне пользователи Android в среднем проводили в Instagram 53 минуты в день, — это всего на пять минут меньше, чем на Facebook. Instagram находится на пути к тому, чтобы приносить Facebook до $20 млрд прибыли к 2020 году, примерно четверть всей выручки корпорации.
Сделав ставку на молодую аудиторию, которая «бежит» из Facebook, устав от политических прений и скандалов из-за нарушения конфиденциальности, Кевин Систром и Майк Кригер оказались заложниками своего успеха. Теперь, когда социальная сеть-гигант с аудиторией в 2,23 млрд человек испытывает трудности с привлечением аудитории, Марку Цукербергу приходится возлагать особые надежды на Instagram с его молодыми пользователями и брать управление на себя.
Закат 6-летней автономии Instagram в рамках Facebook начался символично — с отставки в начале года менеджера по конфиденциальности Николь Джексон Колако, проработавшего в компании с момента основания, и закончился уходом основателей Кевина Систрома и Майка Кригера в сентябре.

Брендан Айриб

В 2012 году, когда Палмеру Лаки исполнилось 19 лет, Айриб услышал о том, над чем он работал. С его друзьями Нейтом Митчеллом и Майклом Антоновым он помог Лаки превратить их прототип шлема виртуальной реальности в бизнес-идею, проведя успешную кампанию на Kickstarter и представив устройство для публики.
Лаки было отведено играть роль изобретателя-вундеркинда с убедительной историей в лучших традициях «гаражного предпринимательства» Кремниевой долины, в то время как Айрибу предстояло занять место генерального директора для того, чтобы сделать мечты реальностью. Ребята отлично справились со своими ролями и уже через год к ним присоединился был сам Джон Кармак, основоположник легендарных игр-«стрелялок»: Wolfenstein 3D, Doom и Quake. Мимо такой команды просто не мог пройти конвейер Марка Цукерберга, и уже в 2014 состоялась сделка ценой в $2 млрд.
Впрочем новоиспеченные миллионеры довольно быстро разочаровались в бизнес-принципах ИТ-гиганта Facebook. Не желая приносить в жертву комфорт пользователей и производительность ради краткосрочного роста пользователей «сырой» технологии, Брендан Айриб через год вслед за Лаки Палмером, о котором мы говорили в предыдущей колонке, покинул компанию. Брендана не устроила «гонка ко дну» в плане производительности, к которой подталкивала проект материнская компания Facebook. Дело шло к тому, чтобы отказаться от передовых устройств виртуальной реальности в пользу чего-то более простого и дешёвого, — а именно, шлема Oculus Quest, спроектированного по принципу «все в одном», вместо возглавляемого Айрибом проекта Rift2.
Недовольство Марка Цукерберга и смену стратегии понять можно: помимо того, что продажи устройств Oculus Rift составили всего 1% от запланированных, Facebook оказался втянутым в судебное разбирательство по иску на $500 млн о нарушении авторских прав основателями теперь уже дочерней Oculus VR.
Наверх