+0.87%
67.45
-0.49%
64.5623
-0.41%
72.2546
+0.08%
1.1191
-0.07%
1282.82

Имущественное неравенство как следствие плохой погоды

4 мая, 17:00
57
Новое исследование, проведенное в Стэнфордском университете, свидетельствует о том, что глобальное потепление усиливает экономическое неравенство между странами: разрыв между «богатым Севером» и «бедным Югом» увеличивается
За последние десятилетия глобальное изменение климата обвиняли в гибели кораллов, страданиях полярных медведей, самоубийствах моржей и даже проблемах городского хозяйства Нью-Йорка (впрочем, иск муниципальных властей к нефтедобывающим компаниям, якобы виновным в этих безобразиях, был отклонен судом). В свете этого идея о том, что с климатом может быть связана и одна из главных проблем человечества — рост экономического неравенства между бедными и богатыми регионами — не выглядит такой уж сенсационной. В этом направлении уже давно работают двое ученых из Стэнфордского университета (Пало Альто, Калифорния) — климатолог Ноа Диффенво и экономист Маршалл Берк. В их недавней работе, опубликованной в престижном журнале PNAS USA, утверждается, что благодаря росту средних глобальных температур нынешний экономический разрыв между бедными и богатыми странами на 25% выше, чем он был бы при условии стабильного климата.
Исследование базируется на результатах предыдущей работы Маршалла Берка и коллег 2015 года, в которой доказывалось, что для экономической активности человечества оптимальна температура 13оС. При более низких температурах заметно снижается средняя продуктивность сельского хозяйства, а при более высоких — увеличивается вероятность социальных катаклизмов. В статье приведен расчет, согласно которому при тех темпах глобального потепления, который прогнозируется большинством климатологов, к концу XXI века человечество потеряет 23% глобального ВВП.
В новой статье проведен анализ данных по разным странам, начиная с 1961 года. Данные включали локальные среднегодовые температуры и экономические показатели. Расчетная модель исходила из того, как развивалась экономика каждой страны в более теплые и более холодные годы, с поправкой на мировые экономические тренды. Из полученных результатов были сконструированы две глобальных модели: одна соответствовала реальному миру с существующим вековым трендом роста температур, другая — гипотетической планете в условиях стабильного климата.
Согласно расчетам, страны экваториальной зоны — которые экономисты обычно включают в категорию «бедного Юга» — с 1961 по 2010 год потеряли вследствие роста среднегодовых температур более 25% национального ВВП. С другой стороны, страны умеренных широт за счет потепления прибавили к своему ВВП в среднем 20%. Рекордсменом оказалась Норвегия, в которой климатический вклад удельного ВВП составил более трети. Антирекордсмен — Индия — потерял 34%.
Согласно объяснениям Маршалла Берка, малые внешние возмущения способны с годами оказывать несоразмерно большое влияние на экономику. К примеру, потери урожая из-за засухи в один год способны привести к падению доходов фермеров с последующим снижением заказов на сельскохозяйственные машины и замедлением внедрения наукоемких технологий. «Это как сберегательный счет: маленькое изменение процента по вкладу может принести огромную разницу в сумме за 30 или 50 лет», — говорит соавтор работы, профессор-климатолог Ноа Диффенво.
Согласно расчету соавтора статьи 2015 года Соломона Шяна, экономика США теряет 1,2% ВВП на каждый градус увеличения среднегодовых температур в стране. Тем не менее, в новом исследовании эффект климатических изменения на страны, расположенные в средних широтах — в том числе крупнейшие экономики мира США, Китай и Японию — не установлен с достаточной статистической надежностью. Во всяком случае, накопленный эффект за пять десятилетий не превышает 10% от наблюдаемого экономического роста. Тем не менее, по мнению авторов статьи, это равновесие неизбежно сдвинется по мере того, как дальнейший рост мировых температур будет смещать климат этих стран все дальше и дальше от температурного оптимума — в том случае, если разработанная в статье модель действительно описывает реальную экономическую закономерность.
Выводы статьи имеют непосредственное отношение к дискуссии об ограничении выбросов углерода в ее важнейшем аспекте: справедливо ли налагать подобные ограничения на регионы мира, в наименьшей степени ответственные за накопление антропогенного СО2, и к тому же в наибольшей степени страдающие от климатических изменений. По словам Маршалла Берка, снижение ВВП на 25%, которое следует из его модели для стран с теплым климатом — это огромное экономическое бремя, сопоставимое с потерями экономики США в период Великой депрессии: «Это огромное отставание в сравнении с тем, где были бы эти страны при других обстоятельствах».
Наверх