+0.16%
79.04
+0.58%
65.8322
+0.05%
75.4237
+0.04%
1.1456
+0.12%
1227.31

Коварные технологии: зачем Голиафу инвестировать в Давида

3 октября, 22:20
49
Директор по развитию бизнеса и корпоративным венчурным проектам «Северстали» о том, почему крупному бизнесу пора инвестировать в технологии, которые в будущем могут его подорвать
На конференции Forbes Tech Investment Forum директор по развитию бизнеса и корпоративным венчурным проектам «Северстали» Андрей Лаптев рассказал об экосистеме работы с новыми технологиями, которую всего за полгода выстроила компания. Для инвестиций в проекты по так называемым радикальным инновациям «Северсталь» создала корпоративный венчурный фонд, специализирующийся на технологиях в материалах, который уже сделал первые вложения, и анонсировала создание компанией акселератора для технологических проектов, близких к коммерциализации. О том, почему крупному бизнесу пора инвестировать в технологии, которые создают возможности сегодня и могут его «подорвать» завтра, Андрей Лаптев рассказал в своей колонке специально для Forbes.

Поворотный момент

Как правило, если мы говорим «инновации», то в первую очередь подразумеваем технологии в сфере услуг или в производстве потребительских товаров. Яркие примеры этого — две компании, впервые в истории преодолевшие оценку в $1 трлн, Apple и Amazon.
Тем не менее тренд последних лет — переход цифровых инноваций в материальное производство. Потенциал инструментов Индустрии 4.0 в промышленности огромен. К примеру, металлургическая отрасль, по оценкам McKinsey, за счет цифровизации может заработать дополнительно до $115 млрд. И это только эффект от известных миру технологий. Ведь настоящую ценность создают «прорывные» или, как их еще называют, «подрывные» (disruptive) инновации.
Но о каких «прорывах» может идти речь в такой традиционной отрасли, как металлургия? Последние по-настоящему прорывные инновации здесь произошли еще в позапрошлом веке: в 1864 году Пьер Эмиль Мартен совершил пробную плавку на изобретенной им «мартеновской» сталеплавильной печи, а в 1878 году сэр Вильям Сименс получил первый патент на электродуговую печь.
Ответ в том, чтобы выйти за рамки привычного «отраслевого» мышления. Во-первых, инновации в материалах стоит рассматривать комплексно и всерьез задуматься о потенциале новых способов производства и улучшения свойств существующих материалов. Во-вторых, можно выделить ряд системных трендов, которые повлияют на всю промышленность вне зависимости от отрасли.

Новый уровень

Что изменит облик промышленности? Во-первых, технологии, связанные с повышением требований общества к экологичности производства, например, контроль выбросов парниковых газов и переход от электропечей к водородной энергетике. Так, компания Salzgitter к 2050 году планирует полностью отказаться от «углеродной металлургии» и перейти на восстановление железа водородом, что снизит выбросы CO2 на 95%. С другой стороны, CO2 может стать ценным сырьем, которому найдут применение в промышленности. Уже сейчас существуют стартапы, такие как Lanzatech, которые перерабатываю углекислый газ в этанол и другие химические субпродукты.
Во-вторых, не стоит недооценивать потенциал альтернативной энергетики: это и ветровая энергетика, в том числе и так называемая офшорная ветрогенерация в прибрежных зонах, и новые типы покрытий, которые превращают стены, крыши и даже окна домов в солнечные батареи, и многие другие технологии для генерации и сохранения энергии.
Уже знакомая многим тема — материалы из композитного волокна: прочные, гибкие и легкие. До недавнего времени композиты имели ограниченное применение, в основном в авиакосмической отрасли и люксовых сегментах автопрома, из-за дороговизны исходных материалов и сложности производства. Но сейчас мы видим тенденцию к снижению себестоимости композитов и их выходу на не совсем традиционные для них рынки — например, труб для нефтегазовой отрасли или ЖКХ.
Еще один серьезный тренд — развитие 3D-печати. Правда, пока рынок растет не так быстро, как представлялось, и в основном занимает специализированные ниши, в частности, он оказал влияние на авиакосмическую отрасль. Особенно быстро сегодня развивается 3D-печать из металлических порошков, а не из полимеров, как в начале. Впрочем, в обозримой перспективе этой технологии, наверное, не удастся бросить вызов технологиям массового производства.
Наконец, блок технологий, связанных с «мобилити»: к 2040 году треть всех автомобилей будут иметь электродвигатели, большое распространение получат гибриды. Это создаст огромные новые рынки для электромоторов, батарей и их компонентов, а также потребует создания новой инфраструктуры. С другой стороны, распространение каршеринга и «уберизация» городских автомобилей не только может привести к значительному сокращению спроса на новые машины, но и сократит срок их службы, а появление автономных автомобилей удешевит поездки и повлияет на частоту использования, безопасность и требования к конструкции автомобилей.

Гиганты и стартапы

Все это сложные и разнонаправленные процессы, которые нужно анализировать, прежде всего потому, что они влияют на спрос. Чтобы понимать, в какую отрасль направлять инвестиции и на какие продукты делать ставку, надо хорошо представлять себе перспективы. Кроме того, любая подрывная технология создает возможности для создания новых бизнесов.
Наконец, погружение в мир радикальных инноваций помогает защищать акционерную стоимость компании от «подрыва»: если вовремя разглядеть перспективную технологию, в нее можно инвестировать, пока она не стоит слишком дорого. А еще лучше использовать наработанные связи с клиентами для того, чтобы быстрее и дешевле вывести эту технологию на рынок.
Но для начала перспективную технологию нужно «разглядеть». Для этого необходимо, во-первых, быть открытым новым возможностям, а во-вторых, иметь ресурсы и площадку для ее тестирования и доработки. Инвестиции в новые технологии всегда сопряжены с высокими рисками, поэтому необходимо иметь продуманную систему риск-менеджмента и разделять риски с другими участниками инновационного процесса — институтами, венчурными фондами, стартап-командами.
Наверх