-0.02%
64.64
-0.12%
56.3076
+0.21%
70.0926
-0.01%
1.2405
-0.11%
1347.30

Любовь к машине. За что уволили робота Фабио из магазина в Эдинбурге

24 января, 20:40
46
Чем больше роботов мы любим, тем меньше пользы нам от них
Как говорил мой шотландский друг, бывший полицейский и мастер кун-фу Дан Докерти, «похороны в Глазго веселее, чем свадьба в Эдинбурге». Похоже, что робот, которого недавно уволили из продуктовой лавки в Эдинбурге, рассказывал шутки, написанные программистами, родом из Глазго. А это большая ошибка — так шутить в Эдинбурге нельзя. Конечно, эдинбургцы будут вежливо улыбаться туристам и жителям Лондона в ответ на их шутки. Но неуместные насмешки со стороны робота перед лицом итальянских владельцев лавки, ставших во втором поколении шотландацами (известно, что более шотландскими шотландцами могут стать только шотландские итальянцы) — это уже верх роботидиотизма.
Шутки в сторону, понедельник, 22 января, был днем тяжелым. В Сиэттле Amazon наконец-то открыл свой магазин, в котором нет ни людей продавцов, ни роботов-продавцов. Сам магазин — громадный робот. А вот в Эдинбурге уволили робота-продавца. Хочется надеяться, что это произошло мирно, в стиле увольнения дряхлого, всеми забытого робота из милой голливудской сказки, а не в стиле «отправить в отставку» андроида, как это делал с помощью лазерной пушки детектив Декарт в романе «Бегущий по лезвию».
Мы знаем, за что увольняют людей. Но за что же уволили несчастного Фабио (так звали этого робота)? Строго говоря, про увольнение говорить нельзя, ведь работа Фабио, модели Pepper, созданной в компании SoftBank (бывшей Aldebaran Robotics, поглощенной японцами) была частью документального фильма ВВС про робототехнику. Полагаю, что опыт использования робота, включая постигшую его участь, — лишь часть сценария. Так что, наверное, весь этот шум про уволенного робота можно было бы списать на малограмотных журналистов, воспринявших сценарный подход к документалистике за чистую монету. Однако, подлинный робототехник-наблюдатель может даже из этой истории сделать поучительные выводы.
Во-первых, шотландцы хорошо запомнили, что голосовое управление интеллектуальной робототехникой не для них. Они конечно взяли робота на работу, но ведь правда же, никто не верил, что робот справится?
Постороннему наблюдателю кажется, что это просто — написать код, интегрировать систему распознавания образов, построить лингвистическую базу и систему облачного обучения новым навыкам. Но по факту, ключевое отличие нынешнего поколения роботов от людей в скорости обучения в условиях неопределенных, а иногда и совершенно невероятных ситуаций. Программистам (хочется верить, что они из Глазго), написавшим код для Фабио, казалось, что это невероятно логично, что робот в ответ на вопрос «Где пиво?», сообщает, что «пиво в отделе алкоголя». Да, это логично. Ответ достоин робота из службы техподдержки.
Но с точки зрения клиента, посетителя магазина это совершенно бесполезно. Конечно, Фабио не виноват. Виноваты программисты (или менеджеры), которые решили, что робот привлекателен сам по себе. Увы, период узнаваемости «человека из пластика» закончился очень быстро. Посетители магазина быстро научились его полностью игнорировать. Эту картину я наблюдал со всеми братьями и сестрами сервисных роботов, заполняющих коммерческие пространства — как только люди понимают, что с точки зрения консультации робот ведет себя хуже самого бестолкового продавца, то они полностью игнорируют пластиковых людей, даже если они проявляют верх эмоциональной назойливости.
Полагаю, что причина этого в том, что нынешнее поколение создателей роботов больше любит самих роботов, чем ту пользу, которую они приносят людям. В этом кроется большая опасность робототехников — опасность солюшионизма — создания решений, которые находятся в поисках проблемы. Любовь к роботам — самый большой недостаток всех современных робототехников. Ибо инженеры, влюбленные в свои создания, — уязвимы: они не видят бессмысленности и бесполезности, не видят ограничений, которые сами же и создают.
Фильм ВВС был о людях и роботах, их взаимоотношениях — любви и ненависти. Это хорошо для кино — «красивые роботы делают красивые вещи на экране». Но в жизни роботы не должны быть красивыми. Точнее, должны быть не только красивыми. Они должны быть полезными. Чем больше роботов мы любим, тем меньше пользы нам от них. А должно быть наоборот. Ибо зачем нам их любить? Нам их использовать надо. 
 
 
Наверх