+0.55%
78.92
-0.90%
66.8438
-0.85%
78.0255
+0.05%
1.1674
+0.46%
1203.87

Нарисовать дело: как в России сажают за репосты

19 августа, 17:00
60

Уголовный август

Уголовные дела, заведенные на жителей Барнаула Марию Мотузную и Даниила Маркина по обвинению в экстремизме (статья 282 УК) и оскорблении чувств верующих (статья 148 УК) из-за публикации мемов в социальной сети в «ВКонтакте», вызвали огромный резонанс, хотя сама 282-я статья была принята еще в 2003 году и поначалу использовалась для борьбы с маргинальными националистическими организациями.
Спустя 15 лет после ее принятия 282-я и ряд других статей УК РФ стали применяться для контроля за интернетом.
Мария Мотузная разместила в социальной сети «ВКонтакте» «изображения с тематикой неприятия к лицам негроидной расы, а также отрицательного характера изображения священнослужителей». 6 августа состоялось первое заседание по ее делу.
Даниил Маркин, дело которого ведется уже год, опубликовал в той же соцсети несколько мемов на тему православной Пасхи и изображение персонажа сериала «Игра престолов» Джона Сноу.
13 августа Московский окружной военный суд приговорил жителя Орла к пяти годам лишения свободы за комментарии в социальной сети «ВКонтакте», содержащие признаки оправдания террористической группировки «Исламское государство» [террористическая группировка, деятельность которой запрещена в РФ — «Газета.Ru»].
15 августа вступил в силу приговор в отношении жителя Северодвинска Алексея Лебедева. «Лебедев, разделяя экстремистские убеждения, признавая идеологию насилия и терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании, в период с 2015 года по март 2017 года, используя личную страницу в социальной сети «ВКонтакте», публично распространял материалы, оправдывающие действия норвежского террориста Андерса Брейвика», — говорится в сообщении пресс-службы регионального управления ФСБ России.
16 августа в Самаре суд удовлетворил ходатайство следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу пенсионерки Любови Кузаевой. Об этом «Газете.Ru» сообщил адвокат правозащитной группы «Агора» Тимур Мифтахутдинов. Следственный комитет предъявил обвинение Кузаевой сразу по нескольким «популярным» статьям, в том числе об организации экстремистского сообщества и реабилитации нацизма. Поводом для возбуждения уголовных дел послужила публикация во «ВКонтакте» видеоролика. Следствие считает, что он был размещен в 2016 году с ноутбука Кузаевой.
В 2017 году и первой половине 2018-го в России практически каждый день возбуждалось уголовное дело, связанное с публикациями, лайками и репостами в социальных сетях.
По данным «Агоры», в 2017 году 48 пользователей получили за публикации в соцсетях реальные сроки, а 411 человек стали фигурантами уголовных дел. Как отметил аналитик правозащитной группы Дамир Гайнутдинов, это не окончательные цифры, а лишь те случаи, которые удалось выявить. Единая статистика по судам за публикации в интернете в России не ведется.

Как возбуждается дело

На первом этапе следователь находит в социальных сетях (обычно это «ВКонтакте») публикации, подпадающие, по его мнению, под статьи УК и КоАП. Затем производится доследственная проверка и принимается решение о возбуждении или невозбуждении дела. При необходимости назначаются лингвистическая или иная экспертизы.
С учетом расширенной трактовки судьями ряда статей УК РФ, особенно 282-й, и обвинительного характера российских судов (по данным Верховного суда РФ количество оправдательных приговоров в 2017 году составило 0,36% от общего числа) успешное завершение дела для стороны обвинения практически гарантировано.
По просьбе «Газеты.Ru» Дамир Гайнутдинов отметил некоторые опасности, с которыми сталкиваются пользователей социальных сетей в России при подобной методике работы правоохранительных органов. Среди них — незаинтересованность сотрудников Главного управления по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел РФ (т.н. Центра «Э») и Следственного комитета в профилактике подобных правонарушений. Их индивидуальные показатели эффективности, по словам Гайнутдинова, зависят только от количества успешно доведенных до суда дел.
Так, например, посты, из-за которых люди уже осуждены, часто не удаляются из социальных сетей, а следователи продолжают внимательно наблюдать за репостами и комментариями к ним.
Также адвокат «Агоры» отметил, что трактовка российскими судами такого понятия, как экстремизм, очень расплывчата и сильно отличается от принятой в европейских странах, где она четко увязывается с призывами к насильственным действиям и их публичным одобрением.
Важный и при этом крайне неприятный момент для пользователей социальных сетей заключается в том, что для российских судов важен формальный факт публикации в интернете.
Любой пост, даже если его прочел лишь один человек, трактуется судом как «массовое распространите информации посредством сети интернет», при не учитывается отсутствие «общественно опасных последствий».
В результате особенностей российского законодательства и правоприменительной практики риск для активного пользователя российских соцсетей стал довольно высок. При этом подавляющее большинство обвиняемых за публикацию постов и мемов в социальных сетях даже не догадываются о том, что их действия подпадают под ту или иную статью УК РФ. Сам факт заведения на них уголовного дела становится шокирующим обстоятельством, и в большинстве случаев они идут на «особый порядок», то есть признание вины в обмен на смягчение наказания.
«Газета.Ru» направила в МВД запрос с просьбой прокомментировать, как в деталях проходит процесс возбуждения уголовного дела по репостам и публикациям в интернете и какие меры принимает министерство для профилактики подобного рода правонарушений. Оперативного ответа от ведомства не последовало.

Не все соцсети одинаково опасны

На текущий момент большая часть уголовных «интернет-дел» заводится по факту публикаций во«ВКонтаке». Это связано и с тем, что «Вконтакте» — самая популярная социальная сеть в России, и с тем, что по единодушному мнению всех опрошенных «Газетой.Ru» экспертов, взаимодействие следователей с «ВКонтакте» складывается намного проще, чем с Facebook, Twitter, Instagram, Telegram и прочими соцмедиаресурсами.
Подобная ситуация вызвала недовольство части пользователей «ВКонтакте» и реакцию менеджмента соцсети. Управляющий директор социальной сети «ВКонтакте» Андрей Рогозов сообщил о мерах по ограничению доступа к материалам пользователей после роста числа уголовных дел из-за публикаций в интернете.
«В течение месяца мы подготовим к запуску новую и, пожалуй, самую важную реформу приватности за последние несколько лет. Мы введем возможность сделать свой профиль полностью приватным, оставив его открытым только для друзей… Правоохранительные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям», — написал Рогозов на своей странице «ВКонтакте».
Также в комментариях к своему посту руководитель «ВКонтакте» отметил, что уведомлять пользователей о поступивших запросах в большинстве стран мира, включая Россию, запрещено: «В этом есть понятная логика, применимая к серьезным преступникам. Конкретно в России мы, как и другие сервисы, ограничены статьей 161 УПК РФ – сам факт получения запроса относится к данным предварительного расследования, т. е. мы не вправе раскрывать эти данные. При этом сделать процесс более прозрачным и делиться общей статистикой запросов мы будем».
Ранее Mail.Ru Group, которая владеет соцсетью «ВКонтакте», выступила за декриминализацию лайков и репостов.
«Сегодня нами были направлены следующие официальные обращения: в Государственную Думу РФ с просьбой инициировать внесение законопроекта об амнистии осужденных по статьям 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и 148 (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий) УК РФ. Амнистия должна применяться к осужденным за экстремизм и распространение информации и другую активность в соцсетях (в том числе лайки, репосты, публикации изображений) в случаях, если такие действия не имели общественно опасных последствий», — говорится в заявлении пресс-службы компании.
Комментируя заявление Андрея Рогозова, Дамир Гайнутдинов отметил, что при проведении доследственной проверки запросы из «Центра Э» и других следственных органов никак не подпадают под действие статьи 161 УПК РФ, и «ВКонтакте» могла бы на вполне законных основаниях информировать своих пользователей об интересе к ним со стороны правоохранительных органов.
По мнению исполнительного директора НКО «Общество Защиты Интернета» Михаила Климарева, информирование и публичное раскрытие данных о количестве запросов со стороны государства администрацией «ВКонтакте», строгое соответствие всем формальным процедурам взаимодействия со следственными органами, а также
информирование пользователей об интересе к ним со стороны правоохранительных органов помогут избежать уголовных дел, которые возбуждаются из-за непонимания и незнания пользователями особенностей российского законодательства в области интернета.
Глобальные социальные сети уже давно публикуют данные (transparency report) о количестве поданных и удовлетворенных запросов от властей различных стран. Так, например, Twitter получил в 2017 году около 2600 запросов из России по удалению контента и удовлетворил примерно 53% из них.
Также в Twitter было подано два запроса о раскрытии пользовательских данных, но они не были удовлетворены.
Facebook получила в 2017 году 33 запроса из России, но не удовлетворила при этом ни одного.
«ВКонтакте» не раскрывает такого рода данные, однако, по сообщению русской службы «Би-би-си», планирует начать публиковать общую статистику запросов от органов власти.
Также Климарев отметил, что хотя он и приветствует последние инициативы «ВКонтакте» по защите своих пользователей, но считает их недостаточными: «Лично у меня вызвала удивление процедура удаления пользовательского аккаунта. Так, например, я недавно удалил свою страницу в VK и получил уведомление о том, что я могу восстановить ее в течение семи месяцев. То есть мои данные будут хранится на серверах еще 210 дней. В связи с этим мы планируем выяснить, насколько эти внутренние правила соответствуют закону о хранении и обработке персональных данных, согласно которому в случае отзыва субъектом персональных данных оператор обязан прекратить их обработку в течение 30 дней».

Что будет дальше

За декриминализацию 282-й статьи УК РФ выступили не только интернет-компании, но и депутаты. В июне в Госдуму был внесен законопроект, согласно которому уголовная ответственность за репосты в интернете должна быть отменена. По мнению авторов документа депутатов Сергея Шаргунова и Алексея Журавлева, существующий закон является чрезмерным и носит «репрессивный уклон».
Минкомсвязь поддержало инициативу, добавив, что по законопроекту у ведомства есть «конкретная позиция», которая осталась неизменной. За декриминализацию репостов в социальных сетях выступила и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.
«Когда человек не понял, что это перепост фейка, наносящего вред, он не виновен, умысла на причинение вреда, в отличие от автора, который точно знает, что этого нет. Тот, кто делает репосты, невиновен», — заявила омбудсмен.
На текущий момент законопроект проходит стадию доработки. По данным »Интерфакса», ведутся переговоры о частичной декриминализации — наступлении уголовной ответственности только при повторном нарушении.
Во время прямой линии 7 июня 2018 года президент России Владимир Путин заявил, что ситуацию с наказанием за «лайки и репосты» не нужно доводить «до маразма и абсурда».
Наверх